БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Ноябрь 2020   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30            

ПОДЕЛИТЬСЯ МЫСЛЯМИ

Здравствуйте! Я - взрослый психолог!
Поэтому детьми не занимаюсь.
Просто выкладываю серию статей про то, что может приводить к проблемам во взрослом состоянии, чтобы взрослые, нуждающиеся в психологической помощи, могли лучше понять, как возникли их проблемы и как должно было быть , чтобы проблем не было.
Это , как я надеюсь, может облегчить моим клиентам "изобретение велосипеда", то есть поможет быстрее создать новую модель мира, с новым отношением к себе.

Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина





Поделиться мыслями.

«Чем меньше плачет ребёнок, тем больше слёз проливает его родитель»
Из лекций Ньюфелда о процессе адаптации

Ниже приводится замечательный рассказ мамы о принятии собственной неидеальности, о том, как переживание мамой собственной тщетности смогло помочь ей укрепить узы привязанности с дочкой. Если у ребенка есть трудности с процессом адаптации, нарушена привязанность, то родителю приходится выплакивать намного больше слёз по поводу того, что он не способен предоставить ребёнку возможность пережить тщетность своих устремлений. И этот рассказ совсем не о том, как в первую очередь позаботиться о себе, и не о возможности неконтролируемого извержения собственного гнева на ребёнка, он о способности прислушаться к себе, принять свои эмоции и научиться экологично выражать их в отношениях.

Последние два месяца хожу на терапию к психологу, и, раскапывая причины проблемы, с которой я пришла, мы проговорили очень многие аспекты моей жизни. И первый месяц мы почти всё время обсуждали мои отношения с дочкой, потому что эта проблема была настолько насущная, что я не могла ни о чём другом говорить.

Дочке 3,2 года, она непростая девочка – смотрю на детей друзей и вижу, что большинство гораздо спокойнее, уравновешеннее, послушнее. Мне всегда было с дочкой трудно, поэтому я и пришла к альфа-родительству, когда ей было около полутора. К двум с небольшим мы пришли к очень гармоничному существованию, потом родился младший ребенок, и следующие 9 месяцев я жила просто на пределе морального напряжения. Я очень старалась быть хорошей мамой обоим детям, уделять каждому время качественно, не общаться с ними механически, быть контейнером для негатива.(о дочке речь в первую очередь, конечно, а она ещё и в кризисе трёх лет, и в кризисе отношений с папой, и со склонностью к истерическим реакциям). И мне каждый день казалось, что я таскаю камни, как бы я ни старалась, но почти каждый день я срывалась и кричала, или ругала дочку, или, совсем не зная, как добиться желаемого поведения, угрожала ей какими-то наказаниями (не пойдём гулять, не будет сладкого), а иногда совсем не по-альфовски отводила в другую комнату и запрещала выходить пару минут, потому что уже так злилась, что боялась по попе отлупить. И каждый вечер я себя корила, ругала, грызла и ненавидела за то, что вот, спит мой маленький ангел, такая тонкая, чуткая, такая нуждающаяся в любви и принятии, и вот её мать-мегера, которая не может справиться со своим дурным характером и своими желанными двумя детьми.

Психолог привела меня к очень простой мысли, которая никогда не приходила мне в голову: пытаясь быть контейнером для плохих эмоций дочери, принять её со всеми недостатками, я никогда не была этим контейнером для самой себя, не принимала свои недостатки. И чувство вины, которое, как пружина, закручивалось с каждой ошибкой, только усугубляло это. И я попробовала отпустить ситуацию. Я решила “сбросить настройки” и не придерживаться никаких теорий воспитания и разрешить себе действовать не в рамках теорий, а естественно. Первые две недели были довольно бурными и громкими, но, хотя я кричала и ругалась, внутри уже не поднималась такая волна эмоций, не хотелось отшлепать и наказать, просто хотелось выпустить пар. И дочка чувствовала это и реагировала на мой крик гораздо спокойнее, чем раньше. А пару недель спустя я вдруг поняла, что я почти перестала кричать, что дочка стала гораздо лучше слушаться при меньших усилиях, что я больше не считаю часы до отбоя, у меня появились силы: и моральные, и физические. А главное, я наконец почувствовала дочь, с сыном это пришло сразу с рождения, а с ней всегда было через голову. И отпустив это “я должна вести себя так, а вот так ни в коем случае”, которое, оказывается, меня очень тяготило, выпустив напряжение, я вдруг оказалась гораздо ближе к той самой заветной “альфе”.

Я так часто встречаю и  в постах и комментариях слова о чувстве вины, об усталости, о том, как трудно бывает следовать теории, и я это отлично понимаю. Наверное то, что я написала, со стороны очевидно, и никакой Америки я не открываю, но мне столько месяцев отравляло это жизнь и мучило и, если бы не взгляд со стороны, мучило бы и сейчас. Поэтому я решила поделиться этим опытом, вдруг кому-то это окажется полезным.

Алина Шур,  

Теги: быть родителем, важность эмоций,личный опыт, принятие, родительская агрессия,слезы тщетности, укрепление привязанности,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

www.psyshans.ru

НАУКА ОБ ЭМОЦИЯХ - МОДЕЛЬ ГОРДОНА НЬЮТОНА

Еще раз хочу напомнить моим читателям, почему я выкладываю эту серию прекрасных статей про детей, их развитие и воспитание, хотя я  взрослый психолог. Потому что все проблемы, с которыми обращаются ко мне клиенты, находятся там и  мы используем эту информацию в лечении пациентов и консультировании клиентов. И сами пациенты начинают лучше понимать, где и какого рода у них проблемы, то есть начинают понимать смысл терапии.
Ирина Ситникова - психотерапевт с большим стажем частной практики.
Записаться на консультацию можно по тлф- 8 916 542 01 40






Наука об эмоциях -модель развития Гордона Ньюфельда.




Главная задача эмоций – «помочь ребёнку вырасти».

Один из основополагающих принципов модели развития на основе привязанности Гордона Ньюфелда заключается в том, что здоровый эмоциональный баланс появляется в результате выражения эмоций, логика или понимание на уровне ума здесь не помогут.

Он советует воздержаться от таких слов в адрес детей? как: «Успокойся!», «Прекрати это!», «Будь смелым!» – и других подобных сообщений, которые подавляют выражение эмоций у ребёнка. Если препятствовать их выражению, они всё равно найдут выход, только в другой форме (в том числе и в агрессии), возможно аффективное уплощение (депрессия) и неспособность адаптироваться к жизненным обстоятельствам.

Гордон Ньюфелд рассказывает о том, почему разделение является самым большим источником тревоги и фрустрации у детей, а самая серьёзная проблема для эмоционального мозга – разделение с теми, к кому ребенок привязан. Он  советует избегать или хотя бы сокращать разделение, в котором нет необходимости, чтобы снять нагрузку с лимбической системы, и вместе с этим придумать способы, как сохранить близость, находясь друг от друга на расстоянии, и как «перекрывать то, что может разделять».

Как это обычно и бывает, мой ум был занят сравнением новой информации с моими собственными убеждениями. Большинство идей Гордона Ньюфелда были мне хорошо знакомы, однако его язык был другим, непривычным, поэтому мне приходилось переводить всё на свой, в свою систему координат. По мне, перекрывание разделения означает важность поддержания постоянной связи со своим ребёнком в потоке привычных проблем, например: состыковка противоречащих друг другу желаний и потребностей родителя и ребёнка, очень разное ощущение времени, улаживание дисциплинарных моментов, физическое и эмоциональное разделение. Как родитель может дать ребёнку понять, что отношения важнее поведения, что он по-прежнему любим, окружён заботой и остаётся для нас хорошим, несмотря ни на что? Гордон Ньюфелд советует говорить ребёнку: «Я с нетерпением жду вечера, когда мы сможем вместе поужинать» или «вместе позавтракать», и конечно не забывать улыбаться глазами, это способно растопить любое сердце – «завладевать взглядом». Он рекомендует родителям выражать своё сожаление по поводу эмоциональных разрывов в отношениях, однако при этом не следует вымаливать у ребёнка прощение, потому что таким образом мы перекладываем груз ответственности за налаживание отношений на хрупкие плечи ребёнка.

Мне было очень приятно, что так много из того, что он говорил, совпадало с моими собственными глубокими убеждениями и тем, что я вижу в своей семейной жизни и в работе с родителями. Многое из того, чем поделился Гордон Ньюфелд, перекликается с другими тренингами и курсами, например: «Осознанное родительство» Алеты Солтер (Aletha Solter’s Aware Parenting), психосинтез, обучающий тренинг Робина Грилла «От сердца к сердцу» (Heart to Heart Instructor Training with Robin Grille) и мои знания по теории привязанности в целом. Сейчас просто потрясающее время – когда основные положения различных обучающих курсов говорят об одном и том же, подтверждая, что сила и теплота связи между родителем и ребёнком, отсутствие разделения, вызванного наказаниями, создают наиболее плодородную почву для роста и развития детей.

Назначение системы оповещения об опасности – сделать ребёнка осторожным.

Гордон Ньюфелд говорит о том, как способность детей чувствовать и выражать свои эмоции (когда родитель понимает важность этого и способствует их выражению) позволяет им сохранять и задействовать свои здоровые природные инстинкты. Например, в игре, когда ребёнок сталкивается с чем-то тревожащим, эмоции побуждают его быть осторожным. Ребёнок, который чувствует и может выразить свою тревогу и страх, в большей степени способен принять необходимые меры для обеспечения собственной безопасности. Гордон Ньюфелд приводит пример с трёхлетним ребёнком, который пытался вскарабкаться на всё вокруг, в какой-то момент он взобрался на один камень, посмотрел вниз, испугался и сказал своему дедушке, что боится, поэтому слез и нашел другую высоту, которую можно покорить, но где соотношение риска и безопасности было оптимальным.

Понимание малолетних преступников. Гордон Ньюфелд поделился своим пониманием трудных подростков, с которыми он работал в тюрьмах, и которые были сильно защищены от уязвимых чувств, не могли выразить свой страх, тревогу или грусть и, как это ни печально, «потеряли свои слёзы». Они никогда не знали слов для описания своих эмоций, но «познали боли больше, чем могли вынести». Снимки мозга показывают, что префронтальная кора у таких молодых людей того же размера, что и у четырёхлетних детей, а это говорит о задержке в эмоциональном развитии. Но наказания или объяснения не помогут, здесь нужны эмоционально безопасные отношения с надёжной привязанностью, опираясь на которые, любой ребёнок, подросток или взрослый научится не бояться чувствовать и выражать свои наиболее уязвимые чувства. Булли, который снова начнет искренне плакать, больше не будет булли.

Когда ребёнок не чувствует страха.

Гордон Ньюфелд описывает, как родители, слишком часто пугая ребёнка, могут «перегрузить систему оповещения об опасности». Все родители повышают голос, желая предупредить ребенка о том, что он в опасности, однако многие повышают голос слишком часто, что приводит к перегрузке системы тревоги (особенно это касается высокочувствительных детей). Система тревоги работает без участия сознания и может воздвигнуть защиты, что приведёт к ее отключению, внешне же это будет выглядеть, как непослушание.

Подобное также может случиться, если ребёнок сталкивается с насилием настолько часто (на экране или в реальной жизни), что не способен с этим справиться. Ребёнок может потерять связь с чувством осторожности, которое обеспечивает его безопасность. Когда это случается, страхи и тревоги ребёнка переходят в разряд скрытых и часто проявляются как иррациональные страхи, маниакальное чрезмерно-контролирующее поведение,е или же рискованное поведение с адреналиновой зависимостью. Отключение системы тревоги может вылиться в неспособность считывать сигналы об опасности или отсутствие приглашения со стороны других людей. Если же система тревоги работает исправно, ребёнок лучше подготовлен к возможным опасностям в школе или другом месте и будет избегать людей и мест, являющихся источниками повышенной опасности. Когда у родителей не получается пробудить в ребёнке осторожность, они обычно начинают кричать ещё громче, тем самым усугубляя проблему, вместо того чтобы в первую очередь установить контакт, «завладеть взглядом», а потом уже начинать общение.

Слезы тщетности.

Гордон Ньюфелд особо отмечает то, какую важную роль в развитии эмоциональной адаптации ребёнка играют слёзы тщетности. Способность к эмоциональной адаптации вызревает с возрастом и постепенно, по мере того как происходит созревание префронтальной  коры головного мозга и правое и левое полушария начинают работать сообща. Это развитие можно поддержать или задержать, в зависимости от того, сможет ли родитель позволить ребёнку выражать весь спектр эмоций, помочь научиться распознавать и называть эти чувства, а также выплакивать слёзы тщетности, когда ребёнок сталкивается с разочарованиями и трудностями жизни, будь то запрет на шоколад или потеря близкого человека. Так как префронтальная кора мозга растёт и созревает, эмоциональная адаптация тоже улучшается, и к 5-7 годам ребёнок уже лучше справляется с противоречивыми эмоциями (у высокочувствительных детей это происходит позже).

Умение сдержаться, когда хочется ударить и дать выход своей фрустрации, и помнить, что это может причинить боль другому человеку, даёт контроль над импульсами. Осознание того, что стесняешься или нервничаешь, но вместе с тем очень сильно хочешь рискнуть, ведёт к мужеству. Желание получить удовольствие прямо сейчас вкупе с пониманием, что родители всё равно заботятся, даже когда отвечают «нет», рождает терпение.

Игра – самое первое и базовое решение проблемы эмоций.

Мне было очень приятно слышать, как Гордон Ньюфелд с большим энтузиазмом говорил о роли игры в развитии ребёнка, в особенности свободной игры, с участием воображения, игры ради самой игры. Он объяснял, почему игра находится в авангарде развития, где на первом месте стоят процессы психологического созревания. По его словам, в игре создаются условия, наиболее благоприятные для истинного обучения, в ней легче всего проявляется творчество, в её безопасной среде могут раскрыться зачатки своего собственного «я», а в мозгу создаются нейронные связи, отвечающие за умение находить решения проблем. Эта тема пришлась мне очень по душе.

Один из моих любимых мастер-классов – это терапевтическая игра, и мне особенно нравится работать с учителями детей младшего возраста. Я часто прошу их представить, что они маленькие дети, и пусть каждый выберет, каким ребёнком он хочет быть, с какими способностями и возможностями. Они представляют, что находятся в обычной для детей среде, и мы играем в игру, в которой есть интрига и нужно суметь прочесть знаки и постараться выяснить, кому в их окружении можно доверять, а кому нет. Эта простая игра даёт глубокое понимание всей сложности социальных взаимодействий у детей и показывает важность игры для безопасного выражения эмоций, когда дети кричат, смеются, бегают, переживают потерю контакта и его восстановление, ощущают тревогу и последующее облегчение. Я состою в комитете и являюсь одним из спикеров конференции по естественному обучению для учителей детей младшего возраста, которая проводится каждые полгода под открытым небом в Фангареи (прим.ред. – Новая Зеландия).

Слова Гордона Ньюфелда о том, что детям необходимо иметь возможность играть и что цифровые устройства вытесняют истинную игру, сильно перекликаются с призывами некоторых лидеров движений по возвращению детей в лоно природы и обучению, основанному на игре, выступающих на конференции уже не один год, например, это Ричард Лоув, автор книги «Последний ребёнок в лесу».

В моём детстве было много такого, что скорее навредило моему эмоциональному и психологическому здоровью, чем укрепило его. Однако, моим спасением было время, проведённое в играх с моими братьями и сёстрами, особенно в свободных играх на природе – это помогло сохранить мой разум и дух сильными. Я была сильно привязана к полям и деревьям на нашей ферме в 180 акров, я помню волнение, с которым я в очередной раз бежала к пруду на ближайшем поле, чтобы стать свидетелем превращения головастика в лягушку, а также рождения детёнышей животных. В каждом сезоне была своя прелесть: собирать смородину вдоль канала, ставить в маленькие вазы принесённые домой нарциссы и примулу, навещать старую миссис Дойл, нашу соседку, и приносить воду из её колодца или ревень из ее огорода, чтобы мама испекла пирог с ревенем. Я обожала мои любимые деревья в лесу, запах камней в прохладной реке, мягкость мха, игры в сенном сарае – как много счастливых воспоминаний моего детства связано с игрой.

Дети, как растения, тянутся к свету. Множество приятных воспоминаний, связанных с играми и исследованием природы, в том числе вместе с моими восемью братьями и сестрами, поднимаются во мне, словно лотосы из болота моего по большей части мрачного и тусклого детства. Эти воспоминания –  ценное напоминание о том, что ребёнок рождается с мощными инстинктами самозащиты и исцеления.

Женевьева Симперингэм (Genevieve Simperingham), основательница Института Спокойных Родителей, Новая Зеландия, международный спикер, фасилитатор, сертифицированный консультант, работающий по методу психосинтеза, преподаватель, автор.

перевод Динары Урдашевой и Юлии Твердохлебовой

Теги: важность эмоций, игра, подавление чувств и эмоций, преступники, свободная игра, система тревоги, слезы тщетности, тревога, эмоции,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

Источник

www.psyshans.ru

Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru