БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Октябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31      

ЗВОНИТЕ

… реальная жизнь полна неумолимо действующих противоположностей: день сменяется ночью, рождение — смертью, счастье — горем, а добро — злом. И мы не можем даже быть уверены в победе одного над другим — в том, что добро осилит зло, а радость превзойдет боль. Жизнь—это поле битвы. Так всегда было и будет, а если нет—то жизнь прекратится.
Карл Густав Юнг
Если Вы чувствуете:
-что слишком хрупки для этой жизни
-неустойчивы
-не чувствуете в себе сил реализовать свой потенциал
-боитесь жить
-не получается воспринимать жизнь, как вызов
-нуждаетесь в поддержке профессионала
-в перезагрузке .....

Звоните 8 916 542 01 40

- Ирина Ситникова - психолог очно, психолог онлайн, психотерапевт, большой опыт работы

Мой сайт - www.psyshans.ru



#консультацияПсихолога #психотерапевт #семейныйПсихологМосква#психологическаяКонсультация #психологМосква#consultationOfThePsychologist #psychologicalhelp #Psychologisthelp#FamilyPsychologist #psychotherapistMoscow #FamilyPsychologistMoscow#psychologicalConsultation #гештальттерапевт

ПРАВДА ЛИ, ЧТО ВСЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗ ДЕТСТВА?

Правда ли, что все проблемы из детства?


Не знаю, знакомо ли это бездетным людям, а современным родителям уже все уши прожужжали, что вырастить ребенка без душевной травмы никак не получится. Не одним, так другим своим родительским поступком, или поведением, или, наоборот, бездействием в какой-то очень важный момент мы травмируем своих детей. И жить им потом с этой травмой всю жизнь и мучиться, пока до хорошего психолога не дойдут.

Насчет того, что психологические травмы – обычное дело, пожалуй, соглашусь. И кроются они за самыми разными событиями: кого-то отдали в сад, куда он не хотел ходить, а другого – наоборот, оставили дома, и теперь этим фактом человек объясняет свое неумение общаться; кому-то не купили пианино, а другому – купили и заставили против его желания заниматься в музыкальной школе; кого-то держали в строгости, а другому всё разрешали, и теперь он мягкотелый и безвольный человек. И список этот бесконечен и охватывает крайности от одной оконечности шкалы до другой.

Но с тем, что это – непреодолимая безысходность, соглашаться не стану.

Задача родителей не в том, чтобы уберечь своих детей от душевных ран. Вовсе нет. Задача родителей в том, чтобы дети, столкнувшись с травмирующим событием, научились адаптироваться и жить дальше. Становясь все более жизнестойкими и непотопляемыми.

Это как занозу из ранки вытащить. Память о ней останется, но боли она уже доставлять не будет. Или как перенести болезнь. Организм выздоровеет, но укрепится иммунитет.

Сейчас задачей психологов, работающих с родителями и пишущих статьи для них, становится вопрос смещения фокуса внимания.

Не к идеальному образу матери надо стремиться. И не избегать детских душевных травм любой ценой. Хотя, конечно, учитывать возраст детей надо обязательно. Если у четырёхлетнего малыша котенок погиб, попав под машину, не нужно рассказывать ребёнку обо всех деталях этого происшествия.

Надо подсказать родителям, куда смотреть, на что обращать внимание. Как быть чуткими и восприимчивыми. Как суметь понять, когда и какое событие травмирует ребёнка, и помочь ему пережить это сразу, не загоняя травму вглубь психики.

Это, наверное, и есть самая сложная для родителя задача – проявлять чуткость, эмпатию. Видеть в ребёнке незрелого человека, хрупкого и ранимого.

Когда мы сами в глухой защите, нам сложнее рассмотреть из-за забрала нежную душу другого. Наше собственное детство громыхает за нами броней непрочувствованных травм, не пережитых, не оплаканных. И сердце очерствело.

Чтобы смягчить своё сердце, из которого не все ещё «занозы» извлечены, взрослым также жизненно необходим процесс адаптации. Вспомнить, что мама была постоянно занята то днём на работе, то вечером по хозяйству; что не читала книжек вслух; не обнимала, даже улыбалась редко. Что самым страшным моментом за день был звук поворачивающегося ключа в двери, потому что сейчас начнёт ругать, а за что – всегда найдется. Отгоревать эту невосполнимую утрату ,выплакать свои слёзы тщетности до дна и взглянуть на своих собственных детей другими глазами.

И теперь, когда вы услышите, что «все проблемы из детства, потому что мои родители….», вы сможете подставить универсальный для всех вариант: «Потому что я до сих пор пока ещё не адаптировался».

Татьяна Лёлимузен

www.psyshans.ru

Взрослый психолог,психотерапевт Ирина Ситниковаhttps://www.psyshans.ru/personal/, опыт 16 лет,

отзывы


Теги: взрослая психология, адаптация, быть родителем, личностный потенциал, слезы тщетности, травма психологическая, воспитание детей, детство, проблемы,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.


ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ К ТЩЕТНОСТИ

Препятствия на пути к тщетности

Надеюсь, что в вашем понимании уже связаны два понятия – агрессия и тщетность. Уравновесить высокий уровень агрессии можно переживанием чувства тщетности, то есть невозможности осуществления желаемого. Но проще сказать, чем сделать.

Попробую структурировать для вас практический опыт моих клиентов, опыт встреч с тщетностью, и описать, что помогает на этом пути, а что мешает.

Узнав о полезности переживания чувства тщетности, нам начинает казаться, что стоит только немного поднатужиться и можно будет прикоснуться к тщетности и жить дальше спокойно и счастливо. Однако эмоциональный процесс – хитрая штука, невозможно заставить себя чувствовать что-то конкретное. Чувства не вызываются по мановению нашей внутренней разумной волшебной палочки, поэтому приходится приближаться к тщетности через другие состояния.

Итак, если тщетность – это невозможность, то нам необходимо уметь отличать возможное от невозможного. Мы научаемся такому различию в своём детстве, когда родительская поддержка помогает нам попробовать то, что мы можем, и аккуратно знакомит с нашими ограничениями – с тем, что мы пока ещё не можем. Вот как выглядит такая поддержка:

Однако многим из нас говорили: «Ты просто недостаточно старался», «Соберись и делай», «Делай что надо, а не что хочется». Не хватало нам поддержки в детстве, увы. И тогда вместо внутренней поддерживающей самого себя установки – «есть то, что я могу, и есть то, что я пока не могу» — внутри нас формируются две фигуры – узнаете их на рисунке? – Обвинитель и Критик.

Когда мы вырастаем, обвиняющая и критикующая фигуры гонят нас в сторону непрекращающихся попыток что-то изменить и не пускают пройти в двери тщетности, мешают нам признать невозможность – «Ты ещё не всё попробовала», «Надо было раньше думать», «У всех получается, только ты не можешь», «Как это не могу?! Давай делай!». У каждого из нас эти фразы разной степени жёсткости, я привела тут не самые грубые и жестокие.

Получается, чтобы прикоснуться к чувству тщетности, нам необходимо быть в поддерживающей позиции по отношению к самому себе. Иначе ничего, кроме обвинений и критики в свой адрес, не выйдет.

Помимо шкалы самоподдержка – обвинение/критика, есть ещё одна очень важная шкала, приближающая или отдаляющая нас от тщетности. Это шкала сочувствие-решение – невозможность-беспомощность.

Если я отношусь к себе с сочувствием – «Как жаль, что ты попробовала пять раз и так и не смогла донести до него свою точку зрения». Тогда я могу принять решение больше не пробовать. «Наверное, это невозможно, объяснить ему свою позицию, и я решаю больше не пытаться». Своё решение очень важно, оно ставит меня в точку ответственности за происходящее. Оно позволяет делать мне то, что я считаю нужным, может быть, я окажусь не права – но в этом случае мне поможет моя самоподдерживающая позиция?

Однако, если я привычнее становлюсь в позицию «У меня не получается, потому что никогда ничего не получится у такой неумехи», я отношусь к себе с позиции беспомощности и недоверия. В этой точке хочется воскликнуть «Пусть кто-нибудь сделает хоть что-нибудь!». И тогда я сажусь перед дверью тщетности, и мне совершенно не хватает сил и решимости сделать шаг в сторону неё: как на рисунке ниже.

И кажется: вот она тщетность, только руку протянуть, но как же до неё далеко – целый шаг.


Получается, чтобы войти в переживание тщетности, нам необходимо опереться на сочувствие к себе и принять собственное решение об отказе от попыток изменить ситуацию из-за невозможности это сделать. Иначе мы остаёмся на месте и не можем сделать в беспомощности ни одного шага, ожидая действий от кого-то другого

Анна Корниенко

Редакция Ольги Лебедевой

Теги: агрессия, адаптация, быть родителем, критика, личностный потенциал, личный опыт, обвинение, принятие, родительская агрессия, слезы тщетности,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

www.psyshans.ru

Другие статьи в блоге

ИЗУЧАЕМ ЯЗЫК СЕРДЦА

Изучаем язык сердца


Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина

“Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь”.

– Маленький принц

В студии мексиканского фотографа из города Оахака стены завешаны фотографиями, на которых дети улыбаются, смеются, смущаются, сердятся, плачут. Когда владельца студии спрашивают, почему он запечатлевает все эти проявления эмоций, он отвечает, что они являются частью жизни и родители хотят сохранить отображающие их фотографии. Его утверждение особенно завораживает, учитывая, что обычно стены украшают фото счастливых лиц. Куда тогда идут все эти фото других эмоций – нахмуренные брови, слёзы, дети, отвернувшиеся в знак протеста или неповиновения? Если поразмыслить, эти фотографии лучше отражают эмоциональную жизнь ребёнка, делая фотографии только одних лишь улыбок однобокими, ограниченными, неполноценными. Не передают ли эти фотографии ребёнку подобное приглашение для выражения эмоций и вне студии? Что эти фотографии говорят о нашем отношении к детским эмоциям, а также к нашим собственным – взрослым?

Мы можем предотвратить появление эмоций не больше, чем можем предотвратить ежедневный восход солнца.

Присутствие эмоционального состояния говорит о том, что нечто в нашем окружении затронуло нас – что что-то взволновало. Эмоции – это то, что объединяет человека с другими млекопитающими, нечто инстинктивное по своей природе, запускающее в организме химические и физические реакции. Как выразился Паскаль (17 век): “У сердца есть свои мотивы, о которых разум ничего не знает”. Эмоции – это не чувства. Чувства – это названия, которые мы даем эмоциям; наша субъективная оценка того, что затрагивается внутри нас. Процесс приведения этих инстинктивных, эмоциональных переживаний под контроль сознания, происходящий в префронтальном кортексе (когда мы думаем прежде, чем сделать) начинается в первые годы жизни и длится еще долго в подростковом возрасте. Именно развитие интеграционного и исполнительного функционирования в префронтальном кортексе, начинающееся примерно с 6 лет, даёт нам возможность испытывать более одного чувства или мысли одновременно, позволяя лучше контролировать себя. Что является частью нашей человеческой природы и отделяет нас от других млекопитающих, так это способность быть в контакте с эмоциями и осознавать их всё больше и больше. Остаётся вопрос: какова роль взрослых в том, чтобы помочь детям развить способность к более цивилизованному выражению своих чувств, когда их охватывают эмоции?

Люди рождаются со способностью к самовыражению и сбросу напряжения в эмоциональной системе. Эта способность отражена в устойчивых выражениях: “я должен следовать велению сердца”, “отдаться чему-то всем сердцем”. Роль самовыражения отчасти инстинктивна и служит нам для “переваривания” того, что мы “поглотили”, особенно в том, что касается эмоций. Джеймс Эрл Джонс однажды заметил: “Одно из самых тяжёлых испытаний жизни – иметь на сердце слова, которые невозможно высказать”. У людей есть множество форм проявления эмоций: от невербального плача младенца до кусающегося и топающего ногами двухлетки, до подростка, закатывающего глаза. Мы также можем выражать эмоции с помощью речи, как мы часто просим дошкольников: “Используй слова, а не кулаки”. Путь к сердцу лежит через слова, которые мы используем, чтобы рассказать, что на душе. Когда у моей 7-летней дочери должны были взять кровь, вместо того чтобы убегать или драться и сопротивляться, во время процедуры она сидела на месте и кричала во всё горло: “Ай, ай, ай!” Двигаться было невозможно, но возможно было выразить свою боль через слова (хотя это и напугало людей, ждавших своей очереди). Помощь детям в том, чтобы научиться передавать словами то, что на душе, – это важнейший шаг к тому, чтобы помочь им развить более цивилизованный способ самовыражения, когда их охватывают эмоции.

Почему же, рождаясь со способностью к самовыражению, мы можем столкнуться с трудностью найти слова, чтобы выразить то, что на душе? Иногда мы сопротивляемся своим чувствам – мы не можем их распознать, не хотим их признавать или отгоняем. Проблема не в наших эмоциях, а в нашем к ним отношении. Эмоции не бывают правильными или неправильными, они всего лишь являются частью прекрасной сложной системы нашей человеческой натуры и её взаимодействия с окружающим миром. Вот вопрос, который здесь напрашивается: как научиться выражать эмоции, не затрагивая других, но и давая им выход? Это задача, ответ на которую стоит того, чтобы его найти, ради умственного и физического здоровья наших детей, а также раскрытия их потенциала к формированию здоровых отношений. На выстраивание здоровой дружбы и партнёрских отношений/брака влияет способность находиться в настоящем моменте и вести себя достойно, когда на сердце неспокойно. Способность распознавать и называть собственные чувства также благоприятствует личностному росту на протяжении всей жизни. Чем больше чувств мы можем облечь в слова, тем лучше мы можем наладить отношения с самими собой и тем менее вероятно, что вместо осознанности внутри появится зияющая пустота. Слишком многие страдают в одиночестве, разделённые с другими людьми, потому что не могут или не хотят поделиться тем, что на душе.

Что же может помешать научиться языку сердца?

Что же может помешать нам помочь ребёнку выучить язык сердца? Прежде всего, бывают такие сложности развития, как врожденные ограничения восприимчивости и эмоциональности. Дети выражают себя вначале невербально – эмоции развиваются быстрее, чем речь. Умение находить слова, чтобы выразить то, что взволновало, требует поддержки и подготовительной работы, которая начинается с названия чувств, отражающих эмоциональные переживания: грусть, фрустрация, разочарование, стыд и т.д. Если вы не можете назвать что-то, вы не можете выстроить с этим отношений. Как мы можем хотя бы начать разбираться, что делать со своей ревностью, завистью, разочарованием, если мы не знаем названий этих чувств? Названия дают значение, они открывают диалог и помогают понять это переживание, как и предоставляют возможность выстроить своё к нему отношение. Моя дочь однажды мне сказала, что у нее “в животе ощущение, как будто там масло взбивают”. Это ощущение “болтанки” сопровождалось выражением опасения, беспокойства и страха перед тем, что маячило на горизонте. Она не смогла бы начать разбираться в этих эмоциях, не дав им сначала названия.

Иногда дети могут сопротивляться эмоциям и скрывать их, особенно когда думают, что не получат одобрения от значимых для них людей. Мнение, что “хорошие девочки всегда милы и не возражают старшим”, а “храбрые мальчики не плачут” продолжает насаждать убеждения взрослых, заставляя подавлять эмоции, которые им противоречат. Если мы завязнем в попытках быть милыми и храбрыми, интересно, куда денутся эмоции страха и нежелания быть милым? Кроме того, мы выросли с ложным убеждением, что выражение эмоций приведет к усилению основанных на них действий. Исследования, напротив, показывают, что выражение эмоций приводит к уменьшению их общего эффекта и необходимости действовать. Когда мы пытаемся отсечь беспокоящие нас чувства, огорчение, фрустрация должны найти выход, и возникает вопрос, куда уходит эта энергия? Когда наша эмоциональная система активирована, а выражение эмоций блокировано, энергия застаивается и накапливается, полностью препятствуя, таким образом, самовыражению и спонтанности в жизни. Застрявшие эмоции приводят к беспорядку. Наши слова должны соответствовать тому, что у нас на душе. Если у нас нет этой целостности, мы загрязняем сами себя, живя в тени нашего истинного “я”.

Эмоции являются движущей силой психологического развития от раннего детства до юности. Тогда как маленькие дети учат названия чувств для эмоций, которые они испытывают, то подростки пытаются разобраться в одолевающих их противоречивых чувствах. Одна их часть стремится стать независимым человеком, другая испытывает тревогу в связи с возрастающей сепарации от родителей. Повсюду мы видим признаки того, что дети, подростки и взрослые пытаются заглушить свои чувства и отвлечься от них различными способами: от переедания, лекарственных препаратов, наркотиков, алкоголя до просмотра телевизора и компьютерной зависимости. Когда мы перестаем чувствовать, мы перестаем расти и становимся склонными к безразличию и эгоизму, примером этого может служить буллинг. Булли принимаются за свое ежедневное занятие – обижать слабых, – мало думая о сожалении, стыде или заботе о других. Наши сердца предназначены для глубоких чувств, а не для того, чтобы становиться холодными и чёрствыми. Чёрствое сердце – это реакция и форма защиты от уязвимости жизни в мире, который больше не является безопасным или слишком ранит эмоционально и физически. Когда привязанность делает нас уязвимыми к травмам, по утверждению Г.Ньюфелда, за это приходится платить способностью к игре, и мозг выбирает выживание, а не способность чувствовать. Когда наши чувства начинают исчезать, мир становится для нас приглушённым, а краски эмоциональной жизни блекнут. Мы можем незаметно соскользнуть в мир, где чувство не становится прибежищем, не в результате сознательного выбора, а из необходимости. Только через нежность и питающую привязанность мы можем спасти кого-то из их приглушенного мира, приглашая идти за собой и убеждая, что мир снова безопасен. Одной из самых важных задач для родителей является сохранить сердца наших детей мягкими. Их способность переживать весь спектр эмоций и выражать то, что у них внутри, будет движущей силой для роста и зрелости на протяжении всей жизни.

Помогаем детям и подросткам делиться тем, что у них на сердце

Как мы можем сохранить сердца наших детей мягкими и позволить их эмоциям свободно изливаться? Мы должны сделать больше, чем просто помочь им выучить имена собственных чувств: между нами должно быть достаточно контакта и близости, что позволит безопасно выражать уязвимые мысли и чувства. Возможно, мы и рождаемся со способностью выражать свои чувства, но нам также необходим кто-то, кому мы можем раскрыть свои секреты. Чтобы делиться секретами, мы должны прежде отдать кому-то свое сердце, так чтобы желание быть познанным и понятым создавало стремление поделиться тем, что внутри. Когда мы делимся своими чувствами, отношения углубляются, и мы чувствуем себя как дома под их заботой, ощущая сильное чувство принадлежности. Как заметил Карл Юнг: “Мы оглядываемся с восхищением на великих учителей, но с благодарностью на тех, кто затронул наши человеческие чувства… Тепло является жизненно важным элементом для роста растения и души ребёнка”. Привязанность – это то, что помогает изливаться тому, что на сердце у ребенка, заполняя пространство между нами и создавая в результате взаимосвязь. Они должны ощущать нашу щедрость и приглашение вместе со свободой выражать то, что у них на душе, не будучи стеснёнными нашими видимыми реакциями на это и впечатлениями. Подчас нам труднее всего справиться с теми эмоциями ребёнка, с которыми нам трудно совладать самим. Если мы не допускаем собственных слёз и несовершенств, нам будет трудно принимать слёзы и эмоции ребенка. Как нам донести до них, что их эмоции не являются хорошими или плохими, если мы осуждаем и стыдимся своих собственных?

Иногда наша реакция на эмоции ребёнка показывает, что мы не можем или не хотим его слушать.Мы можем обесценить их чувства выражениями вроде: “Ничего страшного, беги поиграй”, или: “Не страшно ошибаться, на ошибках учатся”. Когда мы подавляем или отрицаем их чувства, мы не создаём пространства, где человек может осознать, назвать и совладать со своими страхами, желаниями и отчаяньем. Другими ответами, которые не помогают решить ситуацию, являются попытки рационализировать чувства посредством логики. “Пусть тебя не беспокоит то, что говорят другие, их слова не должны тебя ранить”. “Что значит – я тебе ничего не покупаю? Почему ты такой неблагодарный? Только вчера я купил(а) тебе…” Наши чувства нельзя просто объяснить, на самом деле, мы должны рассмотреть свою зависть, грусть или чувство потери при свете дня, чтобы изучить их, найти выход, пролить слёзы по поводу того, что задето внутри нас. Другие примеры бесполезных ответов – это указания, как дети должны справиться с той или иной ситуацией, когда мы хватаемся за возможность преподать им урок. “Если бы ты наводил порядок в своих вещах, ты знал бы, где их искать, когда они тебе нужны”. Как бы это выглядело с подростком, если бы мы запрещали ему выразить фрустрацию или грусть от того, что он не может что-то найти, – возможно, их эмоции могут научить их большему, чем мы могли бы когда-нибудь донести. И наконец, иногда мы стремимся защитить детей от некоторых чувств, составляющих привычную часть жизни, например, когда их не пригласили на день рождения или они столкнулись с потерей любимого питомца. Мы пытаемся отвести их глаза от проблемы обещаниями сокровищ, вместо того чтобы помочь им найти название для того, какое сокровище они потеряли. Так мы избегаем слёз, которые должны быть пролиты. Если мы не подведем детей к их уязвимым чувствам и не будем поощрять их отношения с ними, то кто это сделает?

Для того чтобы помогать детям выражать свои чувства, требуется большое терпение и много времени с нашей стороны. Мы можем выразить желание знать, что у них внутри, многими способами: от тепла нашего присутствия до активного слушания и отражения их переживаний (например: “Ты сегодня с утра особенно раздражителен, наверное, ты думаешь о предстоящем визите к зубному и дырке, которую нужно запломбировать?”). Недостаточно просто отражать то, что у них на душе. Кроме этого, мы должны донести до них, что мы можем справиться с их эмоциями. Некоторые дети переживают очень сильные эмоции из-за врождённой чувствительности, что тяжело переносить взрослым. Чтобы ребёнок делился тем, что у него на душе, он должен чувствовать, что мы можем принять его любым, что он не должен съёживаться в нашем присутствии от того, что с ним слишком трудно.

Душа и зрелость

Богатая и разнообразная эмоциональная жизнь – это то, что придаёт нашему существованию полноту. Она стоит за нашим самовыражением, спонтанностью, полной вовлечённостью в жизнь, а также за качеством отношений с другими людьми.

Как сказал Альберт Эйнштейн: “Существует два способа жить: вы можете жить, как будто ничто не является чудом; вы может жить, как будто чудом является всё вокруг”.

Способность выразить в речи то, что на душе, лежит в корне целостности и уникальности личности. Когда мы не ценим то, что внутри, мы можем меняться, подстраиваясь под других, принижая и загрязняя себя таким образом. Мы должны согласовывать потребность в самораскрытии с миром, в котором часто нет времени, пространства или желания узнать, что внутри нас. Ответом является не транслировать себя всему миру без разбора, а питать и поддерживать уязвимые отношения, в которых мы можем поделиться тем, что на душе, где нас увидят, услышат и будут любить такими, какие мы есть на самом деле.

При отсутствии отношений с самим собой будет трудно вступить в глубокие отношения с другими, в которых мы сможем по-настоящему дарить себя другому человеку. Если мы не можем найти места для собственных эмоциональных переживаний, как нам найти внутри себя место для переживаний другого?

Если в нашем сердце нет места для другого человека, мы не можем предложить ему место для отдыха, убежища, не можем насытить его потребность в принадлежности, значимости, любви, стремлении быть познанным.

Мы должны помочь детям и подросткам узнать себя, создавая пространство для выражения, если их что-то взволновало, и ведя их через этот отрезок жизненного пути по неведомым землям. Когда они узнают названия своих эмоциональных переживаний, они смогут их понять и разобраться, что делать с фрустрацией, завистью и разочарованием.

Когда у них есть взаимоотношения со своими внутренними переживаниями, они смогут вступить в глубокие значимые отношения с другими, в которых есть место взаимной зависимости, общности и поддержке.

Чтобы разделить себя с кем-то, нам нужно сначала найти себя – сердце, которое чувствует, голос, способный говорить, и убежденность, что богатство жизни происходит от принятия её близко к сердцу. Для того, чтобы помочь детям достичь этого, требуется время, но это путешествие дорогого стоит.

Дебора Макнамара (Deborah MacNamara)

Перевод Ирины Гифт  

Теги: личностный потенциал,принятие, развитие, смешивание чувств, уязвимость, эмоции,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация

www.psyshans.ru

Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru