БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Октябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31      

КАК ПРЕОДОЛЕТЬ ДЕСТРУКТИВНОСТЬ

«Ненависть и контейнирование»: Патрик Кейсмент о преодолении деструктивности

18161_700x467.jpg

Коротко о монстрах, которые живут внутри нас: член Британского психоаналитического общества Патрик Кейсмент о том, как рождается детская ненависть, какие потребности стоят за этим чувством и каким образом неумение «контейнировать» детские деструктивные эмоции может привести к формированию тирана.

Все мы в разные моменты своей жизни испытываем гнев, ненависть и ярость. Но впервые мы открываем свою деструктивность ещё в детстве, когда внезапно на нас обрушивается вспышка бешенства и мы начинаем ненавидеть того, кто мешает нам получить желаемое.

Во многом эта ситуация оказывается решающей, потому что от её исхода и реакции матери зависит многое: сможем ли мы справиться с чудовищем, которое внезапно открыли в себе, поможет ли нам взрослый в этом нелёгком деле или пойдёт на уступки, тем самым дав нам понять, что он бессилен против того внутреннего монстра, что вырвался наружу, и нам необходимо остаться с ним один на один, в конце концов, к чему приведет наша бессмысленная победа?

Как отмечают исследователи, в этой ситуации предельно важна способность матери или другого значимого взрослого «контейнировать» чувства ребёнка, то есть «переваривать» их, пропускать через себя и возвращать ему в приемлемом для него виде, тем самым помогая ему справиться с неконтролируемыми страстями.

Неумение контейнировать может привести к самым печальным последствиям — от банального воровства со стороны ребенка до формирования бесконтрольного тирана, который без поддержки взрослых не сумел победить чудовище в себе и выпустил его наружу.

Что чувствует ребенок, открывший в себе ненависть, как можно ему помочь и к чему может привести бессмысленное потакательство и неумение устанавливать пределы допустимого, рассказывает известный психоаналитик и супервизор Патрик Кейсмент в своей лекции «Ненависть и контейнирование».

Смысл контейнирования в том, когда другой принимает ваши чувства, не отвечая вам на них напрямую из своих эмоций, а так как сам он обладает (как предполагается) способностью контейнировать свои, то может помочь вам разобраться и в ваших.

В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем. К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно.

Ненависть и контейнирование

Ненависть

Обычно ненавистью называют некую интенсивную неприязнь. Ненависть может быть по большей части рациональной, например, когда мы ненавидим незнакомца, вторгшегося в семейный дом и его развалившего.

Она может быть полностью иррациональной, когда ребенок ненавидит шпинат за его цвет.

Она может быть довольно сложной, когда нас подводит кто-то, кому мы доверяли — тогда мы можем ненавидеть также себя за то, что позволили себя одурачить тому, кто не заслуживал доверия.

Мы все способны ненавидеть. И длительность этой ненависти может разниться от коротких вспышек до продолжительных периодов, которые могут тянуться всю жизнь, и даже в течение жизни нескольких поколений.

Мгновенную вспышку ненависти испытывает, например, ребенок, которому не удалось добиться своего.

Длительную ненависть человек может испытывать к сопернику, который воспринимается как угроза для значимых отношений.

И существует та постоянная и обычно иррациональная ненависть, которую некоторые люди испытывают к определенным группам людей, или к определенной нации или расе.

Мы можем ненавидеть некоторых людей за то, что они слишком похожи на нас, поскольку они отвлекают от нас внимание, когда мы хотим, чтобы нас считали уникальными.

Точно так же мы можем ненавидеть других людей за то, что они непохожи на нас, а их манеры или обычаи кажутся нам странными — противоречат нашему пониманию того, как следует жить или вести себя. И в частности мы можем ненавидеть некоторых людей, потому что усматриваем в них то, что не хотим усматривать в себе самих.

Контейнирование

В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем.

К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно.

Если ребенку не удалось найти у других адекватного и надежного контейнирования, его развитие может пойти по одному из следующих двух путей.

Один состоит в том, что ребенок начинает выходить из-под контроля, и становится все труднее с ним справляться. Это бессознательный поиск прочного контейнирования, которое еще не было найдено, контейнирования, которого было бы наконец достаточно и которое смогло бы справиться с тем в ребенке, с чем пока никто, по-видимому, справиться не смог. Его, это контейнирование, все еще ищут у других. Винникотт считает, что такой ребенок все еще бессознательно надеется, что найдет то, что ему нужно.

Другие последствия наблюдаются, когда ребенок начинает развивать ложную Самость, поскольку у него возникло чувство, что он один должен нести ответственность за контейнирование того, с чем остальные, по-видимому, справиться не в состоянии.

«Ложная Самость» в данном случае — маска для окружающих, которую иногда развивает неуверенный в себе ребенок и под которой он становится способным скрывать свои самые истинные мысли и чувства. При естественном ходе вещей его поведение бы ухудшилось, но он становится покладистым, стремится угодить, так что оказывается неестественно хорошим. Дети такого типа, по-видимому, потеряли надежду найти у других то, в чем они испытывают самую глубокую потребность. Такой ребенок может начать бояться, что родители не выживут, если не защищать их постоянно от того в нем самом, что, по его ощущениям, будет для них чересчур. Тогда ребенок в своей душе «заботится» о родителях, которые только внешне будто-то бы заботятся о нем.

Ненависть и её связь с контейнированием

Мы все способны ненавидеть. Дети тоже способны ненавидеть, и зачастую их ненависть гораздо более безусловна и конкретна, чем у большинства взрослых. Дети склонны к колебаниям между абсолютной любовью и абсолютной ненавистью. Мы, взрослые, можем спокойно называть это «амбивалентностью». Но ребенок никак не может спокойно к этому относиться. Часто маленький ребенок чувствует необходимость удерживать эти состояния души обособленно друг от друга, поскольку просто не может справится с конфликтом столь противоположных чувств в отношении одного и того же человека.

Многое зависит от того, как понимается и как воспринимается ненависть ребенка.

Для матери один из самых трудных моментов — обнаружить, что ребенок ее ненавидит, относится к ней так, будто она — плохая мать, тогда как на самом деле она изо всех сил старается быть хорошей матерью. Например, когда ребенок настаивает на своем, ему необходимо найти родителя, знающего, когда сказать «нет». Но ребенок, который не получил требуемого, часто впадает в «бешенство», пытаясь сломить твердое сопротивление родителя. Родитель может не выдержать криков и воплей и уступить, и ребенок получит то, на чем настаивает.

Обычная проблема с такими вспышками «бешенства» заключается в том, что зачастую ребенок специально пытается вызвать ими смятение у родителя, чтобы увеличить шансы на получение желаемого.

В такие моменты от матери может потребоваться вся ее уверенность, чтобы сохранить любовь к ребенку, особенно когда у нее вызывает чувство, что отрицательный ответ означает отсутствие любви. Стоит отметить, что искушение матери уступить вспышкам раздражения ребенка зачастую обусловлено ее желанием показать и ощутить свою любовь, поскольку глубоко внутри ею может двигать бессознательное желание заглушить ощущение ненависти — в себе или в ребенке.

Когда родители или воспитатели слишком легко уступают бешенству ребенка, для него это «бессмысленная победа». Такие дети в результате могут вновь и вновь прибегать к настоянию на своем чтобы получить «доказательство» любви.

Но это доказательство ничего не значит, поскольку не может заменить ощущение действительно глубокой любви, любви родителя, способного вынести направленную на него ненависть.

Зачастую на отыскание именно этой твердости и контейнирования, в способности родителя установить пределы допустимого, и направлены бессознательно приступы раздражения ребенка и другие формы плохого поведения.

К сожалению, не находя необходимого контейнирования, ребенок может развить растущее чувство того, что в его поведении, по-видимому, есть нечто, с чем родитель не в состоянии справиться.

Вместо того, чтобы принять и помочь контейнировать то, что может начать ощущаться как неконтролируемое «чудовище» в ребенке, родитель иногда как будто пытается «откупиться», уступая требованиям ребенка. Такой ребенок в результате оказывается лишенным чувства более глубокой родительской любви, а также того чувства безопасности, которое обеспечивается прочным, но заботливым контейнированием. Тогда ребенок может ощутить, что внутри него как будто действительно есть что-то плохое, как в его гневе или ненависти, чего оказывается чересчур даже для родителя, который не способен с этим справиться.

Теория

<…>Винникотт отмечал, что ребенок, лишенный чего-то важного для ощущения безопасности и роста, и лишенный этого слишком надолго, может стремиться к получению недостающего компонента символически, путем воровства — если еще надеется на его обретение.

Самое важное в этих различных формах чреватого правонарушениями поведения — чтобы нашелся кто-то, кто мог бы распознать в них бессознательный поиск; кто бы мог соответствовать тому, что Винникотт называет «моментом надежды». Он подразумевает тем самым, что ребенку требуется найти кого-то, кто бы мог распознать бессознательный поиск, выражающийся в его плохом поведении, бессознательную надежду на то, что это поведение будет понято и найдется кто-то, способный соответствовать выражающейся в нем потребности.

Если момент надежды находит отклик, будет уделено внимание потребности, выражаемой в плохом, и даже злобном поведении, и оно постепенно может стать ненужным. Происходит это потому, что ребенок начинает находить то контейнирование, которого не хватало и которое он бессознательно искал.

Однако если момент надежды не находит отклика, можно ожидать, что плохое (предделинквентное) поведение усилится и будет вызывать все больше проблем. Бессознательный поиск выйдет за рамки семьи и охватит других людей. Однако может случиться так, что ребенок в предделинквентном состоянии начнет наказывать мир вне дома и семьи за глухоту к его потребности.

Винникотт напоминает нам, что растущий ребенок, и особенно подросток, нуждается в поиске конфронтации с родителями или другими взрослыми: «Конфронтация является частью контейнирования без оттенков кары и возмездия, но обладающего собственной силой». Он также предупреждает нас, что если родители пасуют перед этими нуждами растущего ребенка, он или она может обрести ложную зрелость. Подросток на этом пути скорее всего станет не зрелым взрослым, а тираном, ожидающим, что все будут ему уступать.

Винникотт описывает, как ребенок, фантазируя, может «разрушать» объект в своей психике. Его потребностью в этом случае является способность внешнего объекта (то есть реальных родителей или реального аналитика) пережить такое разрушение без разрушения или отмщения. Тогда обнаружится, что внешний объект (то есть родитель или аналитик) обладает собственной силой, а не только той, которая, путем фантазирования, была ему «дана» ребенком или пациентом, защищающим его от всего того, что для него чересчур, и что он, предположительно, не мог бы вынести.

Бион говорит об ощущении ребенком того, что он умирает. Ребенку настоятельно необходимо сообщить этот страх матери, и под влиянием такого дистресса у матери может возникнуть чувство чего-то неуправляемого.

Однако если мать способна вынести этот удар и понять, что ей сообщается и почему, возникнет возможность того, что ребенок получит свое состояние испуга назад, но оно уже будет управляемым благодаря способности матери справится с ним в себе самой. Бион описывая неудачу контейнирования говорит:

«Если проекция не принимается матерью, ребенок чувствует, что его ощущение того, что он умирает, лишается своего смысла. Тогда ребенок реинтроецирует, но не страх умирания, ставший переносимым, а безымянный ужас» <…>.

Клинический пример

<…> У девочки Джой было два брата, старший и младший, и не было сестер. К моменту первой встречи ей исполнилось 7 лет. Я узнал от направившего ее аналитика, что ее матери было очень трудно смириться с тем, что у нее родилась дочь, она открыто обожала своих сыновей, но по отношению к Джой вела себя холодно и отчужденно. Я также услышал, что мать не могла выдержать, когда Джой заставляла ее чувствовать ненависть к себе, выказывая свою ненависть по отношению к ней. Поэтому она, вместо того, чтобы устанавливать пределы допустимого и выдерживать приступы ярости, следующие за ее попыткой сказать дочери «нет», попустительствовала Джой. В результате Джой позволялось делать все, что она хотела, и получать все, что она хотела. Поэтому Джой стала по-настоящему «испорченным ребенком».

Неудивительно, что в ходе моей работы с ней Джой подвергла меня весьма суровым испытаниям и стала со мной очень требовательной. Когда же я говорил «Нет», она сердилась. Она сердилась иногда настолько сильно, что начинала пинать меня или пыталась укусить меня или оцарапать.

К счастью, её мать разрешила мне вести себя с Джой строго, поэтому она была готова услышать вопли Джой, иногда доносившиеся из моего кабинета. Затем было несколько случаев, когда я вынужден был держать беснующуюся Джой, пока она не успокаивалась.

Я обнаружил, что могу держать Джой таким образом, что она не может пнуть, оцарапать или укусить меня. В такие моменты она начинала кричать: «Отпусти, отпусти!». Каждый раз я спокойно отвечал на это: «Не думаю, что ты уже готова сдерживаться сама, поэтому я собираюсь держать тебя, пока ты не будешь готова сдерживаться самостоятельно».

В этих случаях, а их было несколько в ходе первых месяцев моих занятий с ней, Джой всякий раз кричала «Отпусти, отпусти», но от раза к разу все менее решительно. Тогда я стал говорить ей: «Думаю, ты уже, наверное, готова сдерживаться сама, но если нет, я снова буду тебя держать».

После этого Джой успокаивалась, и всякий раз, когда это случалось, она затем шла на сотрудничество и начинала заниматься каким-нибудь творчеством. Это повторилось несколько раз, и Джой продемонстрировала, что начала обретать со мной безопасность нового типа. Что бы не казалось ей в себе неподвластным контролю «чудовищем», с которым не могла справиться ее мать, она чувствовала, что я могу справиться с этим. Таким образом она оказалась способной перенимать что-то от моего сдерживания, что помогало ей сдерживать себя. Ее взгляд на себя стал меняться, и вместе с этим изменилось ее поведение.

Источник Моноклер

www.psyshans.ru

Теги: дети, родители, воспитание, ненависть, злость, агрессия, злость, монстр, чудовище, контейнирование, тиран, деструктивность

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация,

МОЖНО ЛИ ИЗМЕНИТЬ МОЗГ ПО "ЩЕЛЧКУ ПАЛЬЦЕВ"


Нейронаука медитации: можно ли изменить мозг «по щелчку пальцев»




На страницах Scientific American ученый-когнитивист Джим Дэвис рассказал, что нейронауке известно о влиянии медитации осознанности на внимание, эмоции и самосознание, может ли медитация давать быстрые результаты, почему так важно изучать механизмы, лежащие в основе воздействия медитации, и реально ли вызвать изменения мозга, к которым приводят регулярные занятия медитацией, другим способом. Читаем перевод.

Может показаться, что медитация — хороший способ для решения неразрешимых ситуаций. Кроме всего прочего, она вырабатывает терпение. Но, увы, медитация сама по себе требует немалых усилий.

По крайней мере, это касается популярной «медитации осознанности» (существует много способов медитации; эта практика не монолитна).

Когда я начал увлекаться этим несколько лет назад — из-за очевидной пользы для здоровья, которую доказала наука , — я обнаружил, что терпеть не могу «Осознанность».

В статье «Нейронаука медитации осознанности», опубликованной в 2015 году в Nature Neuroscience, Юи-Юан Тан (Yi-Yuan Tan) со своими коллегами пишет, что медитация осознанности часто описывается как «неоценочное внимание к переживанию настоящего момента». Я согласен. Именно поэтому это так разочаровывает.

Но я не был готов сдаться. Мой друг из Фейсбука, профессор перцептивной психологии Технологического института Джорджии, порекомендовал мне прочесть книгу Экнта Исварана «Прохождение медитации». Она мне понравилась. Автор фокусирует внимание не на осознанности, как Тан, а на мантре. Вместо того, чтобы пытаться пассивно, без суждений, следить за мыслями, которые возникают в сознании, или концентрироваться на переживании момента, Исваран рекомендует сознательно сосредоточиться на одной фразе, исключая другие мысли, пытающиеся перетянуть на себя внимание.

В течение 30 минут после утреннего душа я сидел и снова и снова повторял: «Пока есть страдание, я здесь, чтобы служить с радостью. Пока есть счастье, я здесь, чтобы радоваться. Спокойно, мирно, рама».

Честно говоря, эта практика была больше похожа на поход в тренажерный зал, чем на отдых в горячей ванне, и я обнаружил, что мой разум ищет поводы не делать этого. Обычно, когда исследуют медитацию, участников просят заниматься медитацией по полчаса ежедневно в течение целого месяца.

Если вы когда-либо пытались медитировать, даже пять минут, вы знаете, насколько это трудно. И впечатляющие эффекты медитации, о которых говорят многие религиозные традиции, приходят только после многолетней практики. Люди легко приходят к заключению, как это бывает в случае со многими другими упражнениями, что это занятие просто не стоит усилий.

Я регулярно медитировал около полутора лет, прежде чем остановился, — отчасти потому, что не мог не думать о других вещах, которыми я мог бы заниматься в этот момент. Почему так много времени требуется для получения какого-то результата?

«Даже Далай-лама считает обременительным медитировать по четыре часа в день!»

Как заключает Тан и его коллеги в своей статье 2015 года, «знание механизмов, лежащих в основе воздействия медитации, все еще находится в зачаточном состоянии». Тем не менее, с учетом результатов более чем двух десятилетий исследований можно с уверенностью утверждать, что медитация осознанности, как отмечают исследователи, «может вызвать нейропластические изменения в структуре и функциях» областей мозга, ответственных за «внимание, эмоции и самосознание». Например, медитация, по-видимому, увеличивает связи между частью переднего мозга и эмоциональными системами — передней поясной корой (АКК) и лимбической системой, что, соответственно, позволяет нам больше контролировать свои эмоции, только не сразу. Эти сложные физические изменения требуют времени. Невозможно фундаментально изменить мозг за одну ночь.

Но что, если бы мы могли это сделать — пусть не за одну ночь, но достаточно быстро и с меньшими усилиями? Будет ли это по-прежнему работать? Несмотря на то, что любители медитации могли бы негативно отреагировать на какой-либо легкий путь, Далай-лама призвал неврологов искать способы получения стимуляции мозга без медитации (Даже он считает обременительным медитировать по четыре часа в день!).

Недавнее исследование  наводит на мысль, что мы находимся на первом этапе пути к индуцированию медитативных состояний без медитации — по крайней мере, об этом говорят исследования, проводимые на мышах. Алдису Вайблу, нейробиологу из Орегонского университета, и его коллегам, кажется, удалось дать мышам преимущества медитации путем простого просвечивания их глаз с помощью лазера. Исследователи начали с выведения мышей с необычными свойствами: фронтальные области мозга мышей должны были становиться более активными, когда исследователи освещали их глаза особым видом лазера. В основе эксперимента лежали принципы оптогенетики — методики, с помощью которой воздействие света на глаза влияет на нейронную обработку. В первой группе мышей свечение лазера делало их переднюю поясную кору (ППК) более ритмичной и активной. Другая группа мышей была выведена так, чтобы свет оптически приводил к уменьшению фронтальной активации в присутствии света, а третья, контрольная группа, никак не реагировала на свет.

Этим мышам светили лазерами по полчачаса в день в течение 20 дней — столько, сколько требуется для получения эффекта от медитации у человека, — чтобы маленькие ППК мышей были ритмичными. Важно не только то, что передняя поясная кора становилась более активной, важно, что она становилась более активной в определенном ритме, что и случается с мозгом, когда он находится в медитативном состоянии. Эти мыши демонстрировали более низкий уровень тревоги, о чем можно сделать вывод, исходя из того, сколько времени мыши проводили в темноте (мыши естественно исследуют освещенные участки, когда чувствуют себя в безопасности, и прячутся в темноте при стрессе. В отличие от людей, мыши чувствуют себя безопаснее в темноте).

Хотя это исследование было вдохновлено результатами обучения медитации, его целью не было показать, что мы могли бы смотреть на лазер вместо медитации: его цель сводилась к тому, чтобы предоставить дополнительные доказательства того, как связь между ППК и лимбической системой управляет эмоциями. И чтобы этот метод работал на людях, их нужно было бы выводить так, чтобы свет воздействовал на них подобным же образом. Другими словами, уже слишком поздно для тех, кто сегодня жив (чтобы стать кристально чистым, пожалуйста, не начинайте светить лазерной указкой себе в глаза).

Но это исследование показывает, как некоторые из эффектов медитации являются, по сути, биологическими изменениями, и дают нам понять, что эти изменения не обязательно должны быть вызваны только медитацией. Возможно, когда-нибудь мы найдём более простой путь. Но сейчас нам остается сосредотачиваться на нашем дыхании в течение получаса, на мантре или вовсе ни на чем. Удачи.

Источник: This Could Be a Way to Get the Benefits of Meditation Without Meditating / Nautil.us

Теги: нейронаука, мозг, медитация, осознанность, самопознаие , тревожность

психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог, психологическая консультация, психолог очно, психолог по скайпу, психолог Новогиреево

www.psyshans.ru

КАК ПРЕОДОЛЕТЬ ЗАПРЕТ НА УСПЕХ (ПРОКРАСТИНАЦИЮ)

Вступительное слово к продолжению статьи о прокрастинации, начало которой размещено в предыдущем посте .

В психотерапии есть возможность разобраться с причинами запрета на успех на другом уровне - внутрипсихическом.
Исследуются бессознателные причины, установки, приведшие к саботажу своей собственной жизни, к невозможности личности прорваться к своему потенциалу -  выйти за рамки фантазий, появившихся в детстве.  
Эта работа по осознаванию и изменению установок меняет человека - избавившись от страха и тревоги, иногда идущих, буквально, с уровня самосохранения, человек открывает новую дверь в своей жизни, за которой лежат новые перспективы.
Также в процессе работы меняется самоидентификация - человек избавляется от "внутреннего агрессора", получающего патологическое  удовольствие от самодавления, от  самобичевания, от погружения в невыносимые обстоятельства, от поддержания чувства неполноценности, ущербности путем нанесения личности психологических ран снова и снова в таком патологическом обращении с собой, как   -  я неудачник, я неполноценный, я урод, таким образом не давая ране зажить, зарубцеваться, повысить самооценку, убрать постоянную тревожность, сделать непосильную ношу посильной и приносящей удовольствие и удовлетворение благодаря  новой,  сформировавшейся, способности справляться с предлагаемыми жизнью обстоятельствами -  компенсировать ущерб.
Ирина Ситникова - психотерапевт.




Техники освобождения от  прокрастинации.


Поскольку прокрастинация напрямую зависит от степени мотивации (интереса к работе и позитивных ожиданий от её завершения), в некоторых случаях решить проблему можно, сменив работу (бросив учёбу), но это не универсальные и очень радикальные меры, и большинство людей к ним не готовы.

К тому же если высокий уровень прокрастинации у данного человека связан с повышенной тревожностью и отсутствием навыков планирования, то высока вероятность, что и смена вида деятельности не поможет (или поможет только на первых порах).

Какого-то определённого рецепта, гарантирующего избавление от прокрастинации, не существует. Однако в рамках дисциплины "Управление временем" существует целый ряд методик позволяющих в большей или меньшей степени снизить уровень прокрастинации и, таким образом, повысить реальную отдачу от труда, что влечёт за собой повышение удовлетворённости от жизни и избавление от стресса.

Категоризация использования времени.

Обычно не возникает особых проблем с прокрастинацией у людей, которые для себя могут провести черту, недвусмысленно разделяющую дела на срочные и те, выполнение которых может подождать. Люси Макдональд, ссылаясь в качестве источника на идеи Дуайта Эйзенхауэра, а также Стивен Кови, автор методики  «Управление временем по Франклину» и книги «Семь навыков высокоэффективных людей», предлагают разделять все дела по двум критериям: важности и срочности. Таким образом, выделяется всего четыре категории дел, на которые уходит время:

1. Важные и не срочные.
Именно эти дела имеют наибольшее влияние на жизнь человека в целом, при этом прокрастинация, в первую очередь, затрагивает именно их. Сюда входит всё то, ради чего человек живёт, его наиболее перспективные цели и задачи, то, что придаёт смысл всей жизни. Поэтому необходимо осознавать наличие этой категории дел и помнить о них, как о вещах, определяющих направление движения. На ежедневном уровне это выглядит так:
  • Что соответствует жизненным целям и ценностям, то, с чего человек должен начинать свой день: вставая с постели, напоминать себе, что у него есть жизненный проект.
  • Выполняя важные и срочные дела из категории 2, следует помнить, что всё это делается ради «важных и не срочных» жизненных целей, и осознавать, для каких именно: работаю, потому что хочу здоровую семью, посещаю уроки английского, потому что хочу открыть дверь в Европу, вырываю больной зуб, потому что мне важно моё здоровье. То есть это ваш ежеминутный фильтр на любые дела.
  • В этой категории нужно учесть время на отдых и разрешить его себе предоставить. Без здоровья и сил следующие категории не понадобятся.
2. Важные и срочные.
Сюда входят все действительно неотложные дела: аварийная ситуация, болезнь, крайний срок, семейный кризис, угроза жизни. Как правило, с их исполнением не возникает особенных трудностей.

3. Неважные и срочные.
Всякие якобы неотложные, но в действительности не влияющие на жизнь мелочи. Соседи пригласили, 52-летие тёщи, ежедневные беседы во время обеда, 5-разовая встреча с покупателями, ежедневная уборка дома.
Неважность этих дел не означает, что их все можно вообще не делать, но человек должен осознавать, что они не слишком существенны и отказ от них в пользу дел 1 и 2 категории, если это необходимо, должен быть лёгким и естественным.

4. Неважные и несрочные
Это «тривиальное множество»  — категория ежедневных дел, которые делают очень маленький вклад в качество жизни, либо не делают его вообще, но отнимают время. Этим делам даётся время, когда человек не знает, в каком направлении лучше двигаться: ответы на все звонки, болтовня с родственниками в рабочее время, затягивающиеся чаепития, деловой и личный спам, интернет-блоги, игра в карты, посиделки до поздней ночи.Воспитание трудолюбия.

Успех порождает успех. Исходя из этого, человеку следует поддерживать позитивный настрой, находя в любом предыдущем действии приятные последствия и, как следствие, делая их стимулом для дальнейшей активной деятельности. Необходимо награждать себя за успехи, поддерживать ощущение собственной полноценности. Начиная новое дело, быть уверенным в том, что в прошлом были успешные действия, праздновать маленькие ежедневные победы, но не останавливаться на них, отслеживать соотношение побед и задач.

Продуктивное осознание того, что бегство от неприятных переживаний, желание предельно облегчить свою жизнь за счёт развлечений ничем не обосновано и лишь усугубляет ситуацию. Поскольку неприятными переживания становятся только тогда, когда человек сам их так оценивает, ему следует учиться получать удовольствие от работы и избегать неудовольствия от оценки её количества.

Для избавления от «духа противоречия», чувства навязывания обязанностей извне, следует заменять формулировку «я обязан» (сделать) на «я выбираю» (сделать) — субъективно превратив обязанность в акт доброй воли.

Вариантом данной техники будет составление расписания, в котором центральное место занимают не дела с перерывами на отдых, а отдых, перемежающийся с делами.

Планирование дел

Необходимо планировать свой день и выделять время на каждую работу с учётом отдыха, возможных задержек и так далее. Вместо последовательного выполнения задач, когда нельзя приступить к началу следующей, пока не закончишь предыдущую, одновременно осуществляется выполнение нескольких разных задач — по частям. Можно отводить короткие временные блоки (от 5 до 30 минут) на то, чтобы позаниматься чем-то и затем переключиться на другое, либо намечать в этом блоке сделать что-то конкретное и небольшое по объёму. Расписание нужно составлять заранее; лучше потратить на это какое-то время вечером, чтобы наутро знать, что делать и как разумно использовать время. Когда список дел нагляден, то, даже откладывая что-то на потом, вы всё равно выполняете полезную работу. Список можно составлять, ранжируя дела по приоритетам, но выполнять в распорядке важности не обязательно, сначала можно сделать то, что легче.

Одной из полезных для борьбы с прокрастинацией методик планирования является   «Доведение до результата», разработанная Дэвидом Алленом.

Базовая идея методики: стресс возникает, в том числе, из-за необходимости постоянно помнить о большом количестве дел различной важности и срочности и постоянно стоящей проблемы выбора: «Что же делать прямо сейчас?» Поэтому необходимо разгрузить мозг, перенеся все планы на внешние носители (записи на бумаге, электронные календари и планировщики и так далее), распределить их по категориям (текущие дела, проекты, постоянные обязанности и так далее), важности и срочности, чётко определив то, что нужно выполнить в конкретное время, и зафиксировав сроки, где они имеют значение. В результате в каждый момент времени чётко известно, какие дела необходимо делать в первую очередь, и можно сконцентрироваться на работе, выделив для периодических корректировок планов специальное время и более не возвращаясь к проблеме выбора между текущими делами.

Аллен настаивает на том, что любые дела, даже самые малозначительные, должны быть включены в план. Цель этого, однако, не в том, чтобы составить однозначный «календарь будущего» и придерживаться его со всей возможной скрупулёзностью, а прямо противоположная. Планируя свои дела, люди имеют склонность включать в планы, прежде всего, сложные, важные и трудоёмкие задачи, требующие большого времени на решение, а также дела, имеющие однозначную хронологическую привязку (встречи, совещания, официальные мероприятия). Прочие дела заполняют свободные места в рабочем графике. Но жизнь полна случайностей: запланированное совещание может начаться на 10 минут позже, оговорённая за месяц встреча может сорваться… В графике внезапно появляется «окно». Если у человека наготове список дел, которые он может выполнить в данных условиях за освободившееся время (а время, обычно, невелико, и «большие» задачи в него не втиснуть), он использует это время. Если списка «мелких» задач под рукой не окажется, время, с большой вероятностью, будет потеряно. Также Аллен советует при планировании «крупных» задач (проектов) не ограничиваться «крупноблочным» планированием (выделением времени на весь проект), а, напротив, для каждого крупного проекта всегда иметь хотя бы одну запланированную конкретную задачу (например, в рамках, возможно, многолетнего проекта «Разработка системы X для заказчика Y» в задаче «Согласование технического задания», на которую отводится месяц, должно быть запланировано с конкретной критической датой что-то вроде «Позвонить секретарю Семён Семёныча и договориться о совещании по согласованию ТЗ»). Для прокрастинатора такое планирование позволяет преодолеть боязнь начала конкретных действий по проекту, поскольку неопределённый план «сделать что-то по задаче» превращается в совершенно конкретное действие, не требующее дополнительных пояснений и размышлений.

Джон Перри — профессор философии из Стэнфорда, — ввёл понятие «структуризированной прокрастинации». Согласно его теории, прокрастинацию можно не подавлять, а превратить в подспорье для работы. Поскольку большинство прокрастинаторов, отлынивая от важных дел, всё равно чем-то занимается, нужно лишь направить их деятельность в более важное русло, чем, к примеру, просмотр Интернета. Профессор Перри предлагает выстраивать структуру задач так, чтобы важные и срочные дела, конечно, стояли во главе списка, но после них шли чуть менее важные, но, тем не менее, требующие выполнения работы. Заядлый прокрастинатор, естественно, пропустит самое важное дело, но зато вместо этого выполнит что-то полезное. Перри отмечает, что структурированная прокрастинация требует определённой доли самообмана, поскольку, по сути, представляет собой подмену одних задач на другие.

Однако если есть категория задач, которые данный человек откладывает упорно и постоянно, то, чтобы справиться с прокрастинацией, надо обязательно понять, что неприятного и невыполнимого есть именно в этих делах. Возможно, что эти задачи можно передать кому-то другому, или сделать так, чтобы их вообще не нужно было выполнять. Может быть, осознав причину, человек сможет сам избавиться от проблемы. В любом случае, нужно рассмотреть неприятные занятия глубже.

Распределение усилий.

Эта техника знакома всем спортсменам — необходимо научиться распределять свои силы, планировать свою деятельность так, чтобы всё задуманное было осуществлено без надрыва.

Примечательно, что в восточных практиках дела, которые планируются и не исполняются, приравниваются к непосильной ноше. Энергия расходуется впустую, когда мы не осуществляем то, что запланировали, и планируем то, чего никогда не осуществим. Чувство вины съедает наши внутренние энергетические резервы. Чем больше остаётся незавершённых дел, тем меньше сил на то, чтобы их свершить.

Поэтому суть техники можно выразить следующими словами — не планируй вперёд, если есть незаконченные дела. Перед тем как начать, распредели свои силы заранее, оставив время на полный упадок сил. Держи дыхание, чтобы не стать загнанной лошадью.

Управление целями.

Вышеупомянутые системы «управления по Франклину» и GTD рекомендуют выстраивать задачи по приоритетам, причём признаками особой важности может выступать как срок исполнения, так и значимость задачи. При этом планирование должно производиться на нескольких уровнях, от глобального («цели всей жизни»), через определение этапов достижения цели, и так — до конкретных планов на 3—5 лет, на год, на месяц, на ближайшие дни. На каждом из уровней должны быть определены базовые ценности, атрибуты, по которым можно будет определить степень достижения цели, навыки, которые должны быть освоены, максимально полное представление о себе, о том, чего лично человек собирается достигнуть.

С точки зрения борьбы с прокрастинацией всё это необходимо для того, чтобы при выполнении любого действия человек хотя бы отдалённо, в перспективе, представлял, для чего (в масштабах всей его жизни) это делается и на что влияет. Человек учится понимать, чего он хочет, чего добивается, что надо для этого сделать, каждое действие наполняется для него конкретным личным смыслом, в результате он реже откладывает по-настоящему важные дела.

В то же время это не решает основной проблемы, если человек дезориентирован в жизни и не может определить верную цель. В этом случае человеку может помочь психотерапия.

www.psyshans.ru

Теги: прокрастинация, успех, непосильная ноша, посильная ноша, удовлетворение, удовольствие, способы самопомощи, борьба с прокрастинацией, запрет на успех, преодолеть запрет на успех.

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ПРОКРАСТИНАЦИЯ

Прокрастинация - в психологии склонность к постоянному откладыванию даже важных и срочных дел, приводящая к жизненным проблемам и болезненным психологическим эффектам.



Определение.

Прокрастинация проявляется в том, что человек, осознавая необходимость выполнения вполне конкретных важных дел (например, своих должностных обязанностей), пренебрегает этой необходимостью и отвлекает своё внимание на бытовые мелочи или развлечения.

Прокрастинация отличается от лени тем, что в случае лени субъект не хочет ничего делать и не беспокоится по этому поводу, а в состоянии прокрастинации он осознаёт важность и срочность работы, но не делает её, возможно, находя те или иные самооправдания. От отдыха прокрастинацию отличает то, что при отдыхе человек восполняет запасы энергии, а при прокрастинации — теряет.

В той или иной мере это состояние знакомо большинству людей и до определённого уровня считается нормальным.

Прокрастинация становится проблемой, когда превращается в обычное «рабочее» состояние, в котором человек проводит бо́льшую часть времени. Такой человек откладывает всё важное «на потом», а когда оказывается, что все сроки уже прошли, либо просто отказывается от запланированного, либо пытается сделать всё отложенное «рывком», за невозможно короткий промежуток времени.

В результате дела не выполняются или выполняются некачественно, с опозданием и не в полном объёме, что приводит к соответствующим отрицательным эффектам в виде неприятностей по службе, упущенных возможностей, недовольства окружающих из-за невыполнения обязательств и тому подобного. Следствием этого может быть стресс, чувство вины, потеря производительности. Комбинация этих чувств и перерасхода сил (сначала — на второстепенные дела и борьбу с нарастающей тревогой, затем — на работу в авральном темпе) может спровоцировать дальнейшую прокрастинацию.

Русификация термина.

В русском языке прокрастинация, как явление, было отмечено ещё в XIX веке. Тогда в России получила распространение пословица: «Завтра, завтра, не сегодня! - так лентяи говорят!», возникшая из попавшего в дореволюционные гимназические хрестоматии  стихотворения «Отсрочка» в переводе Бориса Федорова (1794—1875).Также известна близкая по смыслу более старая русская народная  пословица: «отложил на осень, а там и бросил».

На 2014 год для обозначения понятия пользуются калькой с английского языка, но учёные[ задумываются о переводе термина.  Предлагаются варианты: «завтрачество», «переносительство», «напотомство», «промедление», но, среди прочих, особо выделяется термин «откладывание», как наиболее приемлемый. При переводе книги Кукла А. «Ментальные ловушки: Глупости, которые делают разумные люди, чтобы испортить себе жизнь» для обозначения этого явления использовался термин «затягивание». Это соответствует одному из значений слова «затянуть» и словосочетания «затянуть дело».

История.

Термин появился в 1977 году, когда одновременно вышли две научные статьи: «Прокрастинация в жизни человека» и «Преодоление прокрастинации».

В России проблематикой почти никто не занимается,  но есть отдельные энтузиасты: Наталья Карловская и Яна Варваричева.

На 2014 год  основным изданием, освещающим проблему, является журнал «Procrastination And Task Avoiding» (рус. Прокрастинация и уклонение от выполнения задач)

Причины прокрастинации.

Существует множество теорий, которые пытаются объяснить данное явление, но ни одна из них не является общепризнанной и универсальной.

Низкая самооценка.

Очевидная причина откладывания дел на потом — низкая самооценка, неуверенность в себе, неуверенность в том, что это дело получится, будет принято людьми, есть ли смысл в этих тратах энергии, сил, времени, денег. Стоит человеку повысить свою самооценку, он начинает работать существенно быстрее, без откладывания дел на потом.

Перфекционизм.

Причиной прокрастинации является также перфекционизм, проявляющийся в попытке достичь совершенства, концентрации на деталях и игнорировании ограничений по времени и сопряжённый со страхом возможного несовершенства, «неидеальности» результатов работы, которую необходимо выполнить. Перфекционисты также зачастую получают удовольствие от крайних сроков, от ещё большего давления обстоятельств, от работы «в последнюю ночь»; они сознательно или подсознательно убеждены в том, что качество их работы зависит от давления сверху, и чем оно больше — тем лучше результаты.

Самоограничение.

По этой теории, прокрастинатор ограничивает себя из-за подсознательного страха стать успешным, выделиться из массы и показать себя лучше, чем другие (становясь, к примеру, возможным объектом завышенных требований, критики, зависти).

Причём страх стать выделяющимся, успешным, может быть связан не только со страхом перед критикой и завышенными требованиями, но и являться следствием токсичных установок, заложенных в детстве (фразы в духе: «Не позорь нас с отцом», «Ишь чего захотел», «Лучше синица в руке, чем журавль в небе» и проч.).

Кроме того, может играть роль субъективно низко оцениваемая личная способность действовать в изменившихся (после начала или завершения дела) условиях. В любом случае, как и в первой теории, ключевым словом является «страх».

Непокорность (дух противоречия).

В соответствии с данной теорией, нас раздражают навязанные роли, программы, планы, и мы откладываем дело, чтобы продемонстрировать (окружающим, руководству, миру) свою самостоятельность и способность действовать в соответствии со своим собственным решением.

Будучи подверженными внешнему давлению, мы вступаем в конфликт с массой или руководством. Этим способом «бунтари», анархисты отстаивают своё собственное мнение. Они всегда недовольны своим положением и легко попадают в ловушку неделания — они тратят всю свою жизнь на доказательство своей независимости от общественного мнения, что делает их рабами идеи; в итоге их деятельность ограничивается именно генерацией идей.

Теория временно́й мотивации.

Все вышеперечисленные теории не объясняют проблему целиком. Оппоненты выделяют в них два основных недостатка: они объясняют причину уклонения от решения задач, но не причину их откладывания, и не объясняют главного — зависимости между прокрастинацией и беспокойством (к примеру, перфекционисты менее подвержены прокрастинации, чем другие люди). Более обоснованной считается теория временно́й мотивации (англ.. temporal motivation theory).

Согласно этой теории, субъективная полезность действия (Utility), которая и определяет желание человека его совершать, зависит от четырёх параметров: уверенности в успехе (Expectancy), ценности, то есть предполагаемого вознаграждения (Value), срока до завершения работы (Delay) и уровня нетерпения, то есть чувствительности к задержкам (G). Человек считает более полезным дело, если уверен в его удачном завершении и ожидает по его результатам большого вознаграждения. Напротив, субъективно менее полезными кажутся дела, до завершения которых осталось ещё много времени. Кроме того, чем болезненнее мы переносим задержки, тем менее полезными нам кажутся дела, на завершение которых требуется некоторое время.

Следуя данной теории, можно сделать вывод, что уровень прокрастинации тем ниже, чем больше ожидания от дела и чем более ценны его результаты лично для человека, и тем выше, чем менее настойчив человек (так, импульсивные люди более подвержены прокрастинации) и чем дальше до достижения цели (чем ближе цель, тем усерднее мы работаем).

Другими словами, наилучшим образом работа выполняется тогда, когда по отношению к ней имеются высокие ожидания и личная заинтересованность, а время достижения сведено до минимума.

Нацеленность на процесс, а не на результат.

В этом случае прокрастинатор выполняет дело так, чтобы получить удовлетворение от самого процесса выполнения дела, а не от достижения результата (цели). Цель для него — это только направление, план, вектор, а вот сам процесс — это самое главное.

Источник - Википедия

www.psyshans.ru

Отзывы о консультировании


Теги: прокрастинация, уклонение, откладывание дел, страх, перфекционизм,

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, клинический психолог, практикующий психолог, гештальттерапевт, психоаналитический психотерапевт

ЖИЗНЕСТОЙКОСТЬ: ОТ ЧЕГО ОНА ЗАВИСИТ И КАК ЕЕ РАЗВИТЬ

Жизнестойкость : от чего она зависит и как ее развить




Обозреватель Big Think Дерек Берс рассказывает о том, как психологи исследуют «жизнестойкость», попутно объясняя, что такое «локус контроля» и насколько он определяет наше отношение к проблемам, почему люди с развитой эмпатией более жизнестойки, действительно ли стремление к самопознанию делает нас устойчивее к неприятностям и, наконец, от чего зависит формирование жизнестойкости?

Большинство из наших бед начинается с языка. Например, рассмотрим разницу между верой в то, что нечто происходит именно с вами, и пониманием, что это нечто просто происходит. Это дополнительное «с вами» становится основой катастрофических последствий: депрессии, неуверенности, тревоги, чувства вины. В то же время выбор другого пути даёт вам осознать уровень личной ответственности, от которой зависит ваша свобода.

На это можно посмотреть с другой стороны. Когда вы стоите на 405 (или любом другом шоссе) и кто-то вам звонит, вы, вероятно, говорите: «Я застрял в пробке». Изредка мы говорим «Сейчас я в пробке», несмотря на то, что этот вариант более точен. Ведь для человека, который стоит за вами, вы — часть пробки, которая рушит его планы.

Эти, казалось бы, небольшие лингвистические нюансы приводят к большим психологическим последствиям. Мысли о том, что нечто случается именно с нами, раздувают наше эго, как если бы 4,5 миллиарда лет истории Земли были лишь для того, чтобы с нами, наконец, что-то произошло. Но когда нечто просто происходит, вы лишь берете это в расчет при принятии решения о том, куда двигаться дальше. Вы чувствуете себя вовлеченным в выбор, который делаете, не умаляя значения вечного круговорота событий, предполагающего вашу конечность.

Вот где жизнестойкость вступает в игру. В недавней статье журнала The New Yorker («How People Learn to Become Resilient») Мария Конникова писала о молодом мальчике, который как ни в чём не бывало ходил ежедневно в школу с простым хлебным сэндвичем — мясо и приправы были роскошью, которую его алкоголичка-мать не могла себе позволить (или забывала положить ему). Этот мальчик был частью экспериментальной группы психолога Нормана Гармези, который занимался исследованием того, как жизнестойкие дети ведут себя перед лицом невзгод.

Конечно, все мы умеем терпеть удары судьбы. Некоторые люди способны преодолевать лагеря беженцев, стихийные бедствия и политические революции — и выходить из этих передряг не только нетронутыми, но и более сильными. Другие раскисают, если в Старбаксе нет нужного им молока.

Вы никогда не узнаете, из чего вы сделаны, до того, как столкнётесь со сложной ситуацией. Люди часто демонстрируют предельную жизнестойкость в чрезвычайных ситуациях, в то время как досадная скучная повседневность изо дня в день съедает их живьём. И опять — многие из нас спасаются бегством или застывают в ситуациях, когда наша парасимпатическая нервная система доходит до полного переутомления.

Как пишет Конникова, до работы Гармези психологи обращали больше внимания на то, что делает их пациентов уязвимыми, а не на то, что делает их сильными. 32-летнее лонгитюдное исследование, проведённое на Гаваях и опубликованное Эми Вернер в 1989 году, в дальнейшем изменило восприятие жизнестойкости. Результаты показали, что случай, конечно, играет роль: любящая мать вместо матери-алкоголички, например. Однако, описывая исследование Вернер, Конникова отмечает:

«Возможно — и это куда важнее — у жизнестойких детей было то, что психологи называют «внутренний локус контроля» ⓘ«Локус контроля» — понятие в психологии, характеризующее свойство личности приписывать свои успехи или неудачи только внутренним, либо только внешним факторам:

они считали, что они сами, а не обстоятельства, повлияли на их достижения. Жизнестойкие дети считали себя дирижёрами своих собственных судеб».

Жизнь — не то, что внезапно случилось с ними; жизнь шла своим чередом, а они реагировали на неё.

Профессор психологии Ричард Дж. Дэвидсон, первый исследователь, который начал сканировать мозг буддийских монахов, чтобы выяснить неврологическую и эмоциональную эффективность медитации, посвящает часть своей книги «Как эмоции управляют мозгом» рассмотрению жизнестойкости.

Он отмечает: в то время как в целом считается, что оправляться от невзгод нужно настолько быстро, насколько это возможно, и что от скорости зависит лучший результат, это может сделать человека чёрствым: отсутствие эмпатии развивается у тех, кто не даёт себе времени погоревать или поразмышлять.

Вместо этого Дэвидсон предлагает медитацию осознанности  (в частности, сосредоточение на дыхании) как один из способов повышения жизнестойкости. Результатом этого может стать более медленное восстановление после травматического события. Но важным здесь является то, что человек использует время для созерцания и исцеления, а не тратит множество недель или месяцев на то, чтобы глубже увязнуть в потерях и неудачах.

Дэвидсон также считает, что жизнестойкость и способность к сопереживанию идут рука об руку:

«Часть эмпатической реакции — умение почувствовать чью-то боль. Действительно, недавние исследования показали, что, когда мы сочувствуем, в мозге активизируются те же нейронные сети, которые активизируются, когда мы сами испытываем боль – физическую или иную».

Создание визуальных триггеров в вашем доме создаёт почву для рефлексии. Дэвидсон предлагает размещать фотографии «землетрясений и жертв цунами на вашем холодильнике» в качестве одного потенциального средства для развития эмпатии и укрепления таким образом жизнестойкости. Однако, если вы и так медленно восстанавливаетесь, этот метод может быть контрпродуктивным: ваш уровень чувствительности уже высок. Медитация или тренинг когнитивной переоценки может дать лучшие результаты.

Начало самосовершенствования: развитие сильных сторон

Все эти методы объединяет одна простая вещь — стремление к самопознанию. Понимание того, как работает наш мозг, является одним из важнейших компонентов устойчивости. Как пишет нейрофизиолог Майкл С. Газзанига, мы часто ищем свободу в нашей жизни, но вопрос вот в чём: свободу от чего? Подобные концепции имеют смысл лишь в социальных ситуациях; в самом деле, многие проблемы жизнестойкости связаны с внешними отношениями — в том или ином качестве.

Газзанига пишет:«Ответственность и свобода обнаруживаются в пространстве между мозгами — во взаимодействии между людьми».

И чтобы укрепить ваши взаимодействия, а также ваши реакции на взаимодействия, берите тайм-аут каждый день, чтобы поразмышлять и посидеть спокойно — это сделает мир лучше.

Каждый раз, когда вы делаете шаг за порог вашего дома, возникает вероятность вызова или удара. Вы никогда не сможете полностью предсказать, что произойдет, но одно кажется ясным: это «нечто» не случается с вами. Оно просто происходит. И как к этому относиться — вам решать.

Ссылки на источники - МОНОКЛЕР

WWW.PSYSHANS.RU

Отзывы прошедших психотерапию или находящихся в процессе

Теги: жизнестойкость, свобода, жизнь, продуктивное мышление, дирижер своей судьбы, развитие жизнестойкости, самопознание,

психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

ЛЮБОВЬ

Любовь - это, скорее, форма существования: не столько влечение, сколько самоотдача, отношения не столько к одному человеку, сколько к миру в целом.
Ирвин Ялом

www.psyshans.ru

Обо мне

Авторские статьи

В средствах СМИ

Новости сайта

Контакты

#консультацияПсихолога #психотерапевт #семейныйПсихологМосква #психологическаяКонсультация #психологМосква  #consultationOfThePsychologist #psychologicalhelp #Psychologisthelp #FamilyPsychologist #psychotherapistMoscow #FamilyPsychologistMoscow #psychologicalConsultation #гештальттерапевт

Теги: жизнь, страх, адаптация, психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация
психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь,
помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

КУРС АДАПТАЦИИ К ЖИЗНИ

Если человек чувствует страх жизни,в том смысле, когда
-жизнь пугает больше, чем смерть
-хочется любым способом уклониться от жизни (болезнь, инвалидизация, хочется спрятаться за партнером - "живи за меня")
-закрыться от мира в квартире
-ничего не делать,
-не проявлять инициативу,
-никак себя не раскрывать для мира....,

тогда один из способов помочь человеку справиться со страхом и жить полноценной жизнью - КУРС АДАПТАЦИИ К ЖИЗНИ, в процессе которого человек
-меняет свое представление о жизни на более реальное, а, значит, более правильное, здоровое,
-начинает принимать жизнь такой, какая она есть,
-любить жизнь такой, какая она есть
и , как итог:
-любить СВОЮ жизнь и проживать ее более полноценно;с большей радостью, так как начинает понимать, что "Бог в мелочах"
-ценить жизнь
-чувствовать себя "на своем месте" или "как рыба в воде".

Ирина Ситникова - практикующий психолог, психотерапевт.

www.psyshans.ru










Теги: жизнь, страх, адаптация, психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация
психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь,
помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

КАК ПОВЫСИТЬ САМООЦЕНКУ?

Как повысить самооценку?

Простые способы, которые помогут вам научиться оценивать себя по достоинству

Проблему заниженной самооценки отлично иллюстрирует фраза, авторство которой приписывают Буковски: «Проблема современного мира в том, что умные люди полны сомнений, в то время как глупые переполнены уверенностью».

Это не преувеличение: именно недостаточно высокая самооценка часто скрывается за нереализованными мечтами, неудачно сложившейся карьерой и отсутствием счастья в любви.

И напротив, способность здраво оценивать себя и свои особенности является обязательным условием успешной и счастливой жизни. Итак, выясняем, как повысить самооценку и жить в гармонии с собой.



КАКАЯ У ВАС САМООЦЕНКА?

Способы повысить самооценку разнообразны, но начать психологи рекомендуют с простой «диагностики» — при кажущейся незамысловатости она весьма эффективна. Разделите лист бумаги на две части, справа напишите «Сильные стороны», а слева — «Слабые стороны». Теперь под каждым заголовком составьте список из 10 пунктов — их должно быть обязательно 10, ни больше, ни меньше, в обеих категориях.

Если вам сложно сразу вспомнить 10 своих сильных качеств, вспомните, за что вас благодарили близкие и знакомые, чем они восхищались в вашем характере и поведении. Записывайте качество, даже если оно кажется вам несерьезным или незначительным.

Теперь посмотрите на ваши списки — или, как их называют психологи, на «инвентаризацию самооценки». Глядя на этот перечень, вы можете убедиться в том, что у вас (как и у любого другого человека) имеются как мелкие, так и серьезные недостатки, которые, возможно, очень вас расстраивают и мешают добиваться поставленных целей: вы постоянно опаздываете, у вас сложности с планированием, вы считаете себя слишком обидчивой, болезненно воспринимаете критику, редко доводите начатое до конца — с этим списком трудностей обычно не возникает.

Но при этом у вас есть и преимущества, сильные стороны, способности, достижения, которыми можно гордиться: вас называют душой компании, или вы гордитесь своим чувством юмора, или, может быть, у вас на редкость красивый почерк, или вы как никто другой умеете делать красивые прически или создавать сногшибательные презентации в Power Point.

Обратите внимание: этот список не призван заставить вас махнуть рукой на свои неудачи — он предназначен для здравого анализа своих возможностей и осознания того, что вы не совершенны (как и все), но ваше несовершенство подвижно — при желании вы вполне способны изменить пункты в списке «слабых сторон», на это лишь потребуются усилия и время.



СТАВЬТЕ РЕАЛИСТИЧНЫЕ ЦЕЛИ

Вопрос о том, как повысить самооценку женщине, в современном мире становится все более актуальным, и не последняя тому причина — невыполнимые задачи с убийственными дедлайнами. Безусловно, амбиции, смелость и умение бросать себе вызов — это более чем похвально, до тех пор, пока они не противоречат здравому смыслу. В противном случае, обещая себе «похудеть на 15 кг за месяц» или «выучить английский за три недели», взваливая на себя сразу несколько рабочих проектов с жесткими дедлайнами, мы заранее обрекаем себя на разочарование.

Куда эффективнее оказывается метод маленьких шагов — в тайм-менеджменте его еще принято называть «поеданием слона по кускам». Каждую масштабную задачу (будь то очередной проект на работе или намерение стать спортивнее и наладить здоровое питание) можно с легкостью разбить на много небольших этапов и отслеживать результат после каждого небольшого шага. Радость даже от маленькой победы воодушевит вас и заставит продолжать двигаться вперед; а завершив путь, вы будете удивлены тем, какую огромную работу сумели проделать и как это повышает вашу самооценку.

ПРЕКРАТИТЕ СРАВНИВАТЬ СЕБЯ С ДРУГИМИ

Как бы это ни было банально, сравнение себя с другими — привычка не только пагубная для самооценки, но и бессмысленная: мы, как правило, не слишком осведомлены о жизни других людей и видим лишь красивый фасад, не подозревая, ценой каких усилий, испытаний и трудностей он был создан. Вспомните нестареющую мудрость о том, что единственный человек, с которым стоит себя сравнивать — это ты: сосредоточьтесь на собственном прогрессе, на своих мечтах и целях, отслеживайте результат и празднуйте свои победы и достижения, не оглядываясь на других.



ИЗУЧАЙТЕ СВОИ ПОТРЕБНОСТИ И СПОСОБНОСТИ

Разобраться в том, как повысить самооценку (да и вообще обрести душевное спокойствие), поможет нестареющий принцип «познай себя». Следовать ему намного сложнее, чем может показаться: немногим счастливчикам хватает смелости найти свое признание и, в соответствии с рекомендациями легендарного Стива Джобса, «следовать зову сердца» — куда проще подчинить выбор профессии, занятий и образа жизни устоявшимся стереотипам. В результате, не разобравшись толком в собственных потребностях, целях и желаниях, мы подчас живем не своей жизнью, то и дело испытывая разочарование и недовольство собой. Как можно чаще задавайте себе вопросы: что мне нравится делать? Что у меня получается лучше других? Каким человеком я хочу стать через десять лет? Как я представляю свою старость? Четкое осознание своих желаний и последовательная работа над ними — непременное условие здоровой самооценки.

ОТКАЖИТЕСЬ ОТ ОБОБЩЕНИЙ

Ошибки, мелкие неудачи и катастрофические провалы бывают у каждого, вопрос лишь в том, как на них реагировать. Отчаянное самобичевание может кому-то показаться эффективным методом, но на деле оно лишь подрывает нашу веру в себя, программирует на неуспех и заставляет опустить руки при первых же сложностях. Важно научиться различать оценку ситуации и оценку себя, своих качеств и способностей. При этом не стоит отказываться от собственных эмоций — просто озвучьте то, что чувствуете, но без обвинительных интонаций и без попытки ставить себе «диагноз». Сравните: «Опять у меня ничего не получилось!» и «Жаль, что результат не оправдал моих ожиданий. Я расстроена. Сейчас я разберусь, что мне нужно изменить, чтобы все же решить эту задачу. Если я сделаю правильные выводы и смогу их применить на практике, у меня обязательно получится лучше».

Психология

www.psyshans.ru

Теги: самооценка, повысить самооценку, простые способы, сравнение, самобичевание, потребности, способности, осознание желаний, совершенство, недостатки, реальная самооценка, познать себя, счастливая жизнь, гармоничная жизнь, успешная жизнь

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, практикующий психолог, гештальттерапевт

ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ АГРЕССИИ У СОЗАВИСИМЫХ

Геннадий Малейчук

Особенности проявления агрессии у созависимых.

Автор - Геннадий Малейчук

"Я – это ты, ты – это я,
и никого не нужно нам"

Созависимый – это человек, патологически нуждающийся в другом человеке. Это тот же зависимый, с тем лишь отличием, что если зависимый нуждается в веществе (алкоголь, наркотик), то созависимый нуждается в другом человеке, в отношениях с ним. То есть, созависимый – это человек, зависимый от отношений.

Зависимость очень легко спутать с привязанностью, так как грань между ними очень тонка. Привязанность – жизненно важная потребность, необходимая для выживания человека (психического и физического). Этот тезис в психологии уже давно стал аксиомой.

Данная человеческая (и не только) потребность достаточно глубоко была исследована в работах Джона Боулби и его последователей (см., например, "Создание и разрушение эмоциональных связей"). В случае зависимости привязанность становится чрезмерной, навязчивой, патологической, а объект привязанности начинает выполнять смыслообразующую функцию, жизнь без него представляется для зависимого невозможной.



Вступая в отношения, люди с созависимой структурой личности создают специфические по своим характеристикам связи – зависимые. Чаще всего в качестве критериев диагностики зависимых отношений выступают следующие: чрезмерная поглощенность жизнью другого человека, "прилипающее" поведение, направленное на сохранение лояльности партнера любой ценой, потеря свободы в отношениях… Клиническими признаками созависимого поведения являются: компульсивность, автоматичность, неосознанность.

Зависимость формируется в ответ на фрустрацию отвержением или его угрозой в тот период, когда у ребенка еще недостаточно собственных ресурсов для самостоятельности и возможность разрыва со значимым взрослым несет витальную угрозу для ребенка, создает для него ситуацию психической травмы – травмы отвержения.

В дальнейшем ребенок развивает и закрепляет такие формы поведения, которые помогают ему избегать того ужаса, гнева, страха, которые он пережил в момент травмы отвержения.Зависимое поведение выступает как защита, позволяющая превратить пассивное эмоциональное переживание травмирующей ситуации (ассоциативно напоминающей детский травматический опыт) в активное действие, что избавляет от переживаний беспомощности, гнева, отчаяния, возвращая чувство контроля над собой и миром.

При поверхностном знакомстве с созависимыми людьми создается впечатление, что для них не свойственна агрессия. На самом же деле это не так. Созависимым сложно осознавать свою агрессию и проявлять ее прямым способом. В тоже время они мастера непрямых, скрытых, завуалированных способов ее проявления, что создает богатое пространство для различного рода манипуляций в их контакте с другими людьми.

В чем причины выбора созависимыми скрытых, косвенных форм проявления агрессии?Причина одна – страх быть отвергнутым и оказаться в одиночестве в случае прямого ее предъявления. Версия отсутствия у созависимых агрессии как чувства не рассматривается, если только созависимый является человеком, а не ангелом, хотя многие из них стараются ими казаться.

Для созависимых людей свойственна избирательная алекситимия – неосознавание и непринятие не всех, как в случае с полной алекситимией, а лишь отвергаемых аспектов своего Я – чувств, желаний, мыслей. Агрессия автоматически попадает в этот список, так как негативно оценивается созависимым. Часть отвергаемой внутренней агрессии неосознанно проецируется на внешний мир – он становится в восприятии созависимых людей агрессивным, жестоким, страшным, непредсказуемым, что усиливает тенденцию к слиянию с партнером. Другая ее часть проявляется в отношениях в скрытой, завуалированной (чаще всего под любовь, заботу) форме.


Агрессия созависимых, часто не осознаваемая и не предъявляемая ими открыто, скрывается под разными масками и проявляется преимущественно манипулятивно. Созависимые – большие мастера нарушения чужих границ, что само по себе уже является агрессивным действием. Делают же они это совершенно невинным способом, даже умудряясь вызывать при этом у других чувство вины и предательства.

Наиболее типичные формы проявления агрессии у созависимых личностей."Я всего лишь беспокоюсь о тебе".

Другой человек, партнер созависимого становится объектом его тотального контроля. Он должен быть постоянно в фокусе его внимания. Контроль чаще всего проявляется в следующих формах: постоянные расспросы (Где? С кем? Когда? Сколько? и др.), звонки (с теми же вопросами). Если другой становится по каким-то причинам недосягаемым (например, не берет трубку), созависимый может продолжать звонить бесконечно.

Часто контроль над другим человеком маскируется под заботу о нем ("Я всего лишь забочусь о тебе", "Я о тебе беспокоюсь"). На самом деле, контролируя другого человека, созависимый заботится о себе. За такой "заботой" о другом человеке у созависимого скрывается страх потерять его и остаться одному.
"Я знаю, как должно быть".

Это достаточно изощренный способ проявления агрессии у созависимых. Проявляется он в виде навязывания своих убеждений, своего мировоззрения другому человеку. В данном случае бывает непросто провести грань между "навязывать" и "делиться".

Когда делятся, то просто о чем-то сообщают, информируют, а не дают постоянно посланий, что кто-то должен что-то понять, что другому лучше известно, и что ему (другому) от этого будет лучше. В этом случае созависимый агрессивно навязывает другому человеку свои ценности, свою картину мира.

Навязывание своей картины мира сродни проповеди. Проповедующий не просто делится своим мировоззрением, он фанатично убежден в истинности, ценности его содержания и достаточно агрессивно и безапелляционно его навязывает. Навязывание своей картины мира – агрессивный способ созависимого контролировать другого, грубое нарушение его психологических границ, опять же замаскированное под желание "дать другому добра".

"Я знаю лучше, что тебе нужно".

Созависимый твердо уверен, что он лучше знает, что нужно другому человеку. Данная установка также является достаточно изощренным способом нарушения чужих границ под предлогом сделать ему лучше – дать другому"добра и причинить ласку". И в этом случае агрессия проявляется не напрямую, не в контакте, а косвенно, манипулятивно (нарушение границ завуалировано под предлогом "добра" для партнера).



При этом желание созависимого помочь его партнеру действительно искреннее. Проблема лишь в том, что созависимый воспринимает своего партнера как часть себя, "забывая" при этом, что другой – иной, и что у него могут быть свои, иные желания.

"Если ты меня любишь, то у тебя не должно быть от меня секретов".

Созависимые люди создают симбиотические отношения, пытаясь прожить "одну жизнь на двоих". Являясь личностями, пограничными по своей психологической структуре, они пытаются создать со своими партнерами отношения без границ.

Точнее, без границ внутренних, между собой и партнером, но при этом с достаточно жесткими внешними границами – с внешним миром. "Голубая" мечта зависимого от отношений человека – необитаемый остров, где "есть только я и ты".

Другие люди, следовательно, представляют угрозу для таких отношений, являются небезопасными, так как потенциально могут нарушить такую идиллию. Появление у партнера тайны, секрета непереносимо для созависимого, так как этот факт запускает сложно выносимые переживания отвержения, ненужности, брошенности, предательства – внешние границы оказываются нарушенными и ситуация выходит из-под контроля. Отсюда такой страх у созависимых людей к любым неконтролируемым проявлениям у партнеров.



Само слово "партнер" представляется нам некорректным для описания созависимых отношений. Партнерские отношения строятся по принципам взаимного уважения друг к другу, принятия другого, как "иного", признания ценности его "инаковости". В созависимых же отношениях другой человек принимается только тогда, когда полностью соответствует образу созависимого.

Партнер же созависимого неслучайно оказывается и остается в такого рода патологических отношениях. Он попадает в свою ловушку – ловушку необходимости быть идеальным, соответствовать образу кого-то. И зависимый от отношений человек в данном случае является вторичным объектом. Первичным же объектом, подлинным автором этого образа являются значимые другие – чаще всего родители.

Созависимый же лишь поддерживает этот образ. Оставаясь в плену своего идеального образа и, вследствие этого, – в плену созависимых отношений, партнер созависимого испытывает сложный коктейль противоречивых чувств, ведущими из которых являются злость и вина.

Злость, агрессия, в силу манипулятивности созависимого не может напрямую проявляться у его партнера (как можно злиться на человека, который любит тебя и желает тебе добра?) и часто является удерживаемым чувством, а в некоторых случаях и неосознаваемым. Удерживаемая агрессия ретрофлексивно разрушает партнера созависимого, что нередко приводит к возникновению у него психосоматики, алкоголизации и другим формам саморазрушаемого поведения.

Шанс вырваться из созависимых отношений появляется лишь тогда, когда партнер созависимого "оступится" и тем самым разрушит идеальный образ себя как партнера созависимого. Это приводит в ярость созависимого, позволяя ему открыто и адресно проявлять агрессию, тем самым легитимизируя эти чувства у его партнера.

Для партнера созависимого, как говорилось выше, – это шанс вырваться из созависимых отношений, хотя здесь не все так просто. Он столкнется с мощными манипулятивными атаками созависимого в стремлении удержать его в созависимых отношениях.

Ему придется "прорываться" через сложные манипулятивные сети, искусно создаваемыми созависимым, устоять перед чувствами вины, долга и ответственности за другого, стойко пережить чувство предательства, отказаться от идеального образа себя, пережить и принять свое несовершенство. Но это уже другая история для другой статьи.

Теги: созависимость, манипуляуия, агрессия, партнер,отношения,алкоголизм, эмоциональная зависимрость,  психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

WWW.PSYSHANS.RU

КАК СПРАВЛЯТЬСЯ С ИМПУЛЬСИВНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ?

Как справляться с импульсивным поведением?



Все мы рождаемся импульсивными. Таков природный замысел. Мы должны для начала научиться испытывать эмоции по одной. Это как  со зрением: сначала глаз воспринимает одиночные сигналы, потом они смешиваются, и мы получаем целостную картину. Поначалу работает одно полушарие мозга в единицу времени – до тех пор, пока оба полушария не разовьются достаточно и  пока между ними не появится связующее звено – мозолистое тело.

То же самое происходит с одной конкретной эмоцией в единицу времени.

C каждой эмоцией мы чувствуем желание сделать что-то – появляется импульс. Поэтому  когда мы называем детей импульсивными, то подразумеваем, что они испытывают одну эмоцию за раз.

И так и должно быть. Смешивание эмоций происходит в префронтальной коре головного мозга, нашей смесительной чаше, но этот процесс становится возможным в возрасте не ранее 5-7 лет, и мозг должен быть достаточно развит для этого.

Ребенку нужно чувствовать свои эмоции, чтобы иметь мягкое сердце, смешивание чувств должно ему в этом помогать. Вы сами поймете, когда это начнет происходить, потому что ваш ребенок будет говорить: “Часть меня чувствует это, а часть меня то“, «Я очень злюсь на тебя, мамочка, но не хочу делать тебе больно», «Я жду – не дождусь школьного спектакля, но боюсь, что надо мной могут смеяться». Вы на самом деле увидите у него внутри это эмоциональное разногласие.  Когда это произойдет, это и будет началом самоконтроля. И это прекрасный процесс. У чувствительных  детей он начинается позже, чаще всего не ранее 7-9 лет.

При неблагоприятных условиях – я на протяжении нескольких лет работал с несовершеннолетними преступниками – размер их префронтальной коры остаётся как у четырехлетнего ребенка, то есть такие дети импульсивны по умолчанию.

Импульсивность всегда указывает на  незрелость и недостаточное функционирование префронтальной коры.

Хорошая новость состоит в том, что тут не бывает слишком поздно. Плохая новость в том, что нужно начинать с самого начала. Это как мышца, которая растет во время тренировок.  Как родители мы должны быть терпеливыми – наши дети перерастут импульсивность, если мы создадим благоприятные для роста условия. Они должны испытывать все свои чувства – это очень важно – но они чувствуют только что-то одно за раз.

Если ваши дети еще маленькие или очень чувствительные, наберитесь терпения – природа сделает свое дело, ведь у нее есть решение большинства проблем, с которыми мы сталкиваемся в детстве.

Перевод lizzytaki

Теги: интеграция, смешивание чувств, импульсивность, формирование мозга, эмоции,мягкое сердце

#консультацияпсихологамосква #консультацияпсихологамосквацена #посоветуйтепсихологамосква #консультацияпсихологамосква #консультацияпсихологанедорого #помощьпсихологамоскванедорого #посоветуйтехорошегопсихологавмосквенедорого #ищуличногопсихолога

В ЧЕМ ЗАВИСИМОСТЬ? ЧАСТЬ 2


В чём зависимость? Часть 2

«Я пришёл, чтобы поговорить с вами о наркомании, о силе зависимости, а также о склонности к власти.

Как врач, я практикую в Ванкувере, Канада. Я работал людьми, испытывающими очень-очень сильную зависимость. С людьми, которые употребляют героин, кокаин, алкоголь, кристаллический метамфетамин и любой другой известный человеку наркотик. Эти люди страдают.

Если успех врача измеряется продолжительностью жизни его пациентов, то я неудачник. Потому что мои пациенты умирают очень молодыми. Они умирают от ВИЧ, от гепатита С, от инфекций сердечных клапанов, от инфекций головного мозга, от заражения крови. Они умирают от суицида, от передозировки, от насилия, вследствие несчастных случаев.

И если вы посмотрите на них, то вспомните слова великого египетского писателя-романиста Нагиба Махфуза: «Ничто так не фиксирует последствия печальной жизни, как человеческое тело».

Потому что эти люди теряют всё.

Они теряют здоровье, теряют красоту, зубы, богатство, они теряют человеческие отношения и в итоге они часто теряют жизнь.


Но ничто не может удержать их от зависимости. Ничто не может заставить отказаться от неё. Зависимость остаётся сильнее. И тут возникает вопрос: почему?

Один из моих пациентов сказал мне: «Я не боюсь умереть. Я больше боюсь жить».

Вопрос, на который мы должны ответить: почему люди боятся жизни?



Если вы хотите понять зависимость, не нужно рассматривать то, к чему она привела; вам нужно обнаружить, что её вызвало. Другими словами: понять, что человек получает от своей зависимости? Что он получает, чего в противном случае не имел бы?

Наркоманы получают облегчение от боли, ощущение умиротворённости, чувство контроля, чувство спокойствия.... очень временное.

Встаёт вопрос: почему всё перечисленное отсутствует в их жизни, что с ними случилось?

Такие наркотики как героин, морфин, кодеин, кокаин, алкоголь – это всё обезболивающее. Так или иначе, все они унимают боль. И тогда вопрос не «отчего наркомания?», а «отчего боль?».

Я только что закончил читать биографию Кита Ричардса, гитариста группы Rolling Stones. Многие удивятся, но он всё ещё жив, не смотря на то, что длительное время страдал тяжёлой героиновой зависимостью. И в своей биографии музыкант пишет, что в зависимости он искал забвения, это была попытка забыться. Кит сказал: «Мы идём на эти конвульсии, чтобы хоть на несколько часов перестать быть самими собой».

И я очень хорошо понимаю, что за дискомфорт можно испытывать от самого себя, находясь в собственной шкуре. Мне знакомо желание сбежать от собственного разума.

Великий британский психиатр Р. Д. Лэнг говорил, что есть три вещи, которых люди страшатся. Они боятся смерти, других людей и собственного разума.

В течение долгого периода жизни, я хотел отвлечься от собственного разума, потому что боялся оставаться с ним наедине. И как же я отвлекался?

Ну, я никогда не употреблял наркотики, но я отвлекался через работу, полностью в неё погружался. И через покупки. В моём случае это были компакт-диски с классической музыкой.

В этом у меня развилась настоящая зависимость. За одну неделю я потратил 8000 долларов на диски с классической музыкой. Не потому, что я этого хотел, а потому, что я не мог не возвращаться в магазин.

Будучи врачом, я часто принимал роды. А однажды я оставил рожавшую женщину в больнице, чтобы раздобыть ещё классической музыки. Я хотел вернуться вовремя, но как только оказываешься в магазине, ты уже не можешь уйти так быстро. Эти дилеры классической музыки в проходах – настоящее зло: «Эй, приятель, ты уже слушал последний цикл симфоний Моцарта? Ещё нет? Ну...»

Я пропустил рождение того ребёнка. Придя домой, и солгал своей жене об этом.

Как и любой наркоман, я лгал об этом и игнорировал своих детей из-за своей одержимости работой и музыкой. Так что я знаю, каково это бежать от себя.

Моё определение наркомании: это любое поведение, которое даёт вам временное облегчение, временное удовольствие, но в долгосрочной перспективе наносит вред, имеет негативные последствия, и вы не можете от этого отказаться, несмотря на весь негатив.

Исходя из такого определения, вы можете понять, что существует много-много зависимостей.

Да, есть пристрастие к наркотикам, но также есть пристрастие к потребительству, к сексу, к интернету, к шопингу, к еде.

У буддистов есть такое понятие – «голодные духи». Это существа с большими пустыми желудками, маленькими тощими шеями и крошечными ртами, поэтому они никогда не могут получить достаточно, чтобы насытиться, никогда не могут заполнить внутреннюю пустоту.

И мы все в этом обществе – «голодные духи». У всех нас есть такая пустота и многие пытаются заполнить её извне. И наркомания – попытка заполнить эту пустоту с внешней стороны.

Теперь, если вы не против, зададимся вопросом: почему люди испытывают боль?

Не смотрите на их генетику, смотрите на их жизнь. В случае с моими пациентами, у которых была самая высокая зависимость, полностью очевидно, откуда бралась боль.

Потому что они все подверглись насилию. В детстве они подверглись жестокому обращению.

За 12-летний период я работал с сотнями женщин. Все они прошли через сексуальное насилие в детстве. Мужчины также были травмированы – сексуальное насилие, пренебрежение, физическое насилие, заброшенность и эмоциональная боль снова и снова. Вот откуда боль.

И здесь есть ещё кое-что: человеческий мозг.



Мозг человека, как вы уже слышали, развивает взаимодействие с окружающей средой. Это не просто генетическая запрограммированность. Среда, окружающая ребёнка, на самом деле формирует развитие мозга. Теперь я расскажу вам о двух экспериментах с мышами.

Берёте мышонка и кладёте еду в рот. Он её съедает, наслаждается, глотает. Но если вы положите пищу в нескольких дюймах от его носа, он не сдвинется с места, чтобы её съесть. На самом деле он умрёт от голода вместо того, чтобы есть. Почему? Потому что генетически у него нет рецепторов для химического вещества в мозге под называнием дофамин.

Дофамин – это стимул и химическая мотивация. Он вырабатывается, когда нами что-то движет, когда мы рады, возбуждены, энергичны, любопытны, когда мы в поисках пищи или сексуального партнёра. Без дофамина у нас нет мотивации.

Теперь, как вы думаете, что получает наркоман?

Когда он употребляет кокаин, кристаллический метамфетамин или другой наркотик, в его головном мозге наблюдается прилив дофамина. Вопрос в том, что в самом начале произошло с мозгом?

То, что наркотики вызывают привыкание – это миф. Сами по себе наркотики не вызывают зависимость, потому что большинство людей, которые их пробуют, не становятся наркоманами.

Так почему же некоторые люди подвержены наркомании?

Так же у некоторых людей возникает пристрастие к еде, но не у всех; все люди делают покупки, но некоторые от них зависимы; телевизор не у всех вызывает привыкание, но некоторые люди без него не могут.

Поэтому встаёт вопрос: откуда эта восприимчивость?

Вот ещё один небольшой эксперимент с мышами. Если новорожденных мышей отделить от матери, они не будут по ней плакать. К чему бы это привело в дикой природе? Они бы умерли, потому что только мать их защищает, растит, воспитывает.

Но у них не выработались рецепторы, химически соединяющие участки мозга для эндорфинов. Эндорфин – это эндогенный морфин. Это наше собственное природное болеутоляющее. Морфин или эндорфины также позволяют испытать любовь, ощутить привязанность детей к родителям и привязанность родителей к детям. Таким образом, эти маленькие мыши без эндорфинных рецепторов в мозге естественно не зовут свою мать.

Другими словами, пристрастие к наркотикам и, конечно, к героину и морфину вызвано их действием в эндорфинной системе. Вот почему они работают. Вопрос в том, что происходит с людьми, которым нужны эти химические вещества извне?

Если они подвергались насилию в детстве, то эти схемы не развиваются. Когда у вас нет любви и нет взаимосвязи в жизни в очень-очень раннем возрасте, то эти важные участки мозга просто не развиваются должным образом. Они также неправильно развиваются в условиях жестокого обращения. После этого мозг становится восприимчивым к наркотикам.

Но теперь они чувствуют себя нормально. Наступает облегчение боли. Они ощущают любовь. Одна пациентка сказала мне: «Когда я впервые употребила героин, то почувствовала себя, как в тёплых и нежных объятиях. Словно мать обнимает своего ребёнка».

Теперь у меня была такая же пустота, но не до такой степени, как у моих пациентов. Вот что произошло со мной:

Я родился в Будапеште, Венгрия, в 1944 году, в еврейской семье, перед тем как немцы оккупировали Венгрию.

Вы знаете, что случилось с еврейским народом в Восточной Европе.

Мне было 2 месяца, когда немецкая армия вошла в Будапешт. На следующий день моя мать позвонила педиатру и сказала: «Пожалуйста, придите и осмотрите Габора, он всё время плачет». И педиатр ответил: «Конечно, я приду к нему, но должен вам сказать, все мои еврейские младенцы плачут».

Но почему? Разве дети знали о Гитлере или о геноциде, или о войне?

Нет.

То, что мы считывали, это были стрессы, ужасы и депрессии наших матерей. Это влияло на формирование детского мозга. И, естественно, так я получал сообщение, что мир не хочет меня, потому что если моя мать рядом со мной не радуется, должно быть, я не желанный ребёнок.

Почему позже я стал трудоголиком?

Если они не хотят меня, то, по крайней мере, они будут нуждаться во мне. Я стану важным врач и у них будет во мне потребность. Так я смогу загладить чувство ненужности.

И что это значит?

Это значит, что я всё время работаю. А когда не работаю, тогда покупаю музыку.

Какое сообщение подсознательно получают мои дети? Точно такое же – что они никому не нужны. Вот так мы передаём травмы, передаём страдания, бессознательно, от одного поколения к другому.

Очевидно, существует много способов заполнить эту пустоту, у каждого человека свой способ. Но пустота всегда возвращается к тому, чего мы недополучили, когда были очень малы.

И тогда мы смотрим на наркомана и говорим: «Как ты можешь делать это с собой? Как ты можешь вводить в свой организм это ужасное вещество, которое может тебя убить?» Но посмотрите на то, что мы делаем с Землёй. Мы выбрасываем в атмосферу, в океаны и в окружающую среду всё, что убивает нас и отравляет планету.

Теперь ответьте, какая зависимость сильнее? Зависимость от нефти? От потребительства? Что приносит больший вред?

И всё же мы судим наркоманов, потому что на самом деле видим, что они такие же как мы. Но нам это не нравится, и мы говорим: «Вы отличаетесь от нас, вы хуже, чем мы».

(Аплодисменты)

На самолёте из Сан-Паулу в Рио-де-Жанейро я читал New York Times за 9 июня. Там была статья о Бразилии и о человеке по имени Нисио Гомес, лидере народа гуарани из бассейна Амазонки, которого убили в ноябре прошлого года, наверное, вы о нём слышали.

Гомеса расстреляли, потому что он защищал свой народ от крупных фермеров и компаний, захватывающих и уничтожающих тропические леса, разрушающих среду, которая считается родиной индийцев в Бразилии.

И я могу вам сказать, что это пришло из Канады. Там произошло то же самое. Многие из моих пациентов – индейцы. Коренные жители Канады в значительной степени страдают зависимостью. Они составляют небольшой процент населения. Но они составляют большой процент среди заключённых в тюрьмах, среди наркоманов, среди психически больных и среди людей, совершающих самоубийство. Почему?

Потому что у них отняли родные земли. Потому что их убивали и подвергали насилию из поколения в поколение.

И вот следующий вопрос: вы можете понять страдания коренных народов и можете понять, что мучения толкают их на поиски способа облегчить боль в наркотиках, но что можно сказать о людях, которые это совершают? В чём их зависимость?

Они зависимы от власти. Зависимы от богатства. Зависимы от приобретений. Они хотят стать больше.

Когда я пытался понять пристрастие к власти, я взглянул на некоторых влиятельнейших людей в истории: на Александра Великого, на Наполеона, на Гитлера, на Чингиз Хана, на Сталина. Это очень интересно.

Прежде всего, зачем им так много власти?

Любопытный факт: физически они все были очень небольшими людьми, где-то моего роста или даже ниже. Они были выходцами из других народов, не из местного населения. Сталин был грузином, а не русским; Наполеон был корсиканцем, а не французом; Александр Македонский не был греком и Гитлер был австрийцем, а не немцем.

Таким образом, у них могло быть ощущение неуверенности и неполноценности.

Они нуждались во власти, чтобы почувствовать себя хорошо, чтобы возвеличиться. И чтобы получить эту власть, они были готовы воевать и убивать многих людей, только чтобы поддержать эту власть.

Я не утверждаю, что только небольшие люди могут быть властолюбивыми, но интересно рассмотреть эти примеры, потому что, говоря о власти, о пристрастии к власти, всегда подразумевается пустота, которую вы пытаетесь заполнить извне.


Наполеон даже в изгнании на острове Святой Елены, утратив могущество, говорил: «Я люблю власть, люблю власть». Он не мог представить себя без власти. Не мыслил себя без внешнего могущества.

Очень интересно сравнить его с Буддой или с Иисусом. Если вы почитаете их историю, то найдёте, что обоих искушал Диавол, а один из соблазнов, которые он им предлагал – это власть, земная власть. И они оба отказались.

Почему они сказали «нет»? Оба отказались, потому что у них была внутренняя сила, и не было потребности искать её вовне.

Ещё они отказались, потому что не хотели контролировать людей, а хотели их учить. Они хотели научить людей своим примером, мягкой речью, мудростью, а не с помощью силы. Поэтому отказались от власти.

И ещё очень интересно, что они об этом говорили. Иисус сказал, что власть и реальность находятся не снаружи, но внутри нас. Он говорил: «Царство Божие внутри вас».

И Будда перед своей смертью, когда монахи скорбели и плакали, сказал им: «Не оплакивайте меня, не поклоняйтесь мне. Найдите свет внутри себя, сами станьте светом».


Итак, мы смотрим на этот сложный мир с разрушающейся средой и глобальным потеплением, и опустошением океанов. Давайте не будем надеяться на людей, находящихся у власти, что они изменят положение вещей, потому что люди у власти – мне не хочется об этом говорить, – но очень часто это одни из самых пустых людей в мире и они не собираются изменять что-либо для нас.

Мы должны найти этот свет внутри себя, найти свет в сообществах и в своей собственной мудрости и в собственном творчестве.

Мы не можем ждать от людей, находящихся у власти, что они сделают для нас что-то лучшее, потому что они никогда этого не сделают, пока мы не сделаем.

Они говорят, что в человеческой природе лежит конкуренция, агрессия, эгоизм.

Всё как раз наоборот. Человеческая природа на самом деле в кооперации, человеческая природа в щедрости, в общности единомышленников.

То, что мы видим здесь на этой конференции – людей, обменивающихся информацией, людей, получающих информацию, людей, стремящихся к лучшему миру, – это и есть человеческая природа.

И когда вы обнаружите этот свет внутри, когда вы найдёте свою собственную сущность/природу, тогда мы будем добрее и к себе, и к природе.

Спасибо».

www.psyshans.ru


Теги: зависимости ,  компьютерная, алкоголоьная, наркотическая, шопоголизм, трудоголизм, от еды, от человека, от секса

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, клинический психолог, практикующий психолог, гештальттерапевт, психоаналитический психотерапевт



ЧТО ТАКОЕ ЗАВИСИМОСТЬ И КАК С НЕЙ БОРОТЬСЯ?

Что такое зависимость? Габор Мате о глубинных причинах наркомании и о том, как с ней бороться.



Известный в Канаде и за её пределами доктор Габор Мате (Gabor Mat?) работает с людьми, страдающими сильной зависимостью. В этом выступлении он рассказывает о глубинных причинах наркомании и о том, как с ней бороться.

«Вредные вещества, будь то опиаты, или кокаин, или другой вид наркотиков, при употреблении на самом деле действуют как болеутоляющее.

За физическую боль и эмоциональное страдание отвечает одна и та же часть мозга. Когда люди страдают от эмоционального несоответствия, реагирует тот же участок мозга, что и при ножевом ранении.

Экхарт Толле очень точно сказал, что наркомания начинается с боли и заканчивается болью. Все пристрастия – это попытки подавить боль.

Когда я работаю с наркозависимыми людьми, первый вопрос, который меня всегда заботит, не о том, откуда взялась привычка, а о том, откуда взялась боль. И оказывается, что это эмоциональная потеря или травма. Каждый наркоман с тяжёлой зависимостью из восточной части этого города пережил травму. На этих улицах нет шансов найти женщину, которая не пережила бы сексуальное насилие.

Любой вид зависимости, будь то пристрастие к сексу, или к интернету, или к шоппингу, или к работе – это всё попытки избежать страдания.

Гитарист из группы Rolling Stones Кит Ричардс (как известно, страдал глубокой героиновой зависимостью) сказал, что мы «ломаем» себя по-разному, чтобы по крайней мере на несколько часов сбежать от присутствия самого себя. Но почему кто-то может не хотеть быть с самим собой? Из-за своего слишком глубокого горя и слишком сильной боли.

Так что мне безразлично, что говорят о генетике, или о выборе, или о любой другой ерунде. Ответ  – всегда боль.

В «Тибетской книге жизни и смерти» есть удивительные строки: что бы вы ни делали, не пытайтесь уйти от боли, но останьтесь с ней, потому что любая попытка уйти от боли вызывает ещё больше страданий. Так и происходит с наркозависимыми.

Но вопрос в том, как людям быть со своим горем?
Ответ: только чувствуя сострадание/милосердие другого человека.

Как сказал другой учитель, лишь когда люди почувствуют сострадание, они смогут увидеть истину. Таким образом, людям с зависимостью необходима сострадательная среда, которая позволит им выжить с болью без необходимости бежать от неё.

Все попытки сбежать, как сказал другой учитель, скорее всего, приводят к ещё большим страданиям, это попытка сбежать от себя. Поэтому нужно просто остаться с болью, а чтобы быть с ней, нужна поддержка. Но мы живём в обществе, которое всегда выбирает самые быстрые методы релаксации, немедленное удовлетворение или возможность отвлечься.

Другими словами, мы живём в культуре, которая экономически и психологически не способна оказать поддержку людям. В результате этому обществу очень трудно иметь дело с наркоманией… Всё сводится к тому, что в какой-то момент вы должны найти способ быть со своей болью и в итоге сможете понять, что всё это на самом деле означает».

Габор Матэ (Gabor Mat?), соавтор Гордона Ньюфелда по книге «Не упускайте своих детей», канадский терапевт венгерского происхождения, специализирующийся на развитии детей и детских травмах и их потенциальном воздействии на физическое и психическое здоровье в течение всей последующей жизни. В данный момент больше не занимается клинической практикой, а путешествует по миру с лекциями и выступлениями на данные темы.

www.psyshans.ru


Теги: адаптация, зависимость, подавление эмоций, уязвимость, боль, страдание, анестезия, поддержка, сострадание, милосердие, сочувствие, сострадательная среда.

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог, консультация психолога, психологическая помощь , семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог онлайн, психолог очно, Новогиреево, большой опыт работы, отзывы

ЦИТАТЫ

В основе всех зависимостей лежит облегчение страданий, самоутешение.

А дети утешают себя, когда этого больше некому сделать.

— Габор Мате



www.psyshans.ru


Теги:зависимости, облегчение страданий,  самоутешение, дети, одиночество, Психолог онлайн, Психотерапевт онлайн, Консультация психолога, Помощь психолога,
Частный психотерапевт, Помощь семейного психолога, Психологическая помощь, Ищу
психолога, Ирина Ситникова психолог, psyshans, Психолог депрессия, Ищу
психолога, Нужен психолог,





ДЫРКИ В СЕРДЦЕ

Дырки в сердце


Это так странно – чувствовать дыру в сердце, знать, где она находится, с точностью до сантиметра. Сначала она болит невыносимо, и в нее со свистом улетают мысли, время, силы, воздух для дыхания. Потом становится немного легче: края дыры медленно зарастают, организм подтягивает все свои ресурсы, чтобы закрыть пробоину, и болит уже временами, и это можно как-то потихоньку пережить.

Такие заросшие дыры со временем сами превращаются в ресурс. Опыт по их заращиванию бесценен, его нельзя приобрести понаслышке, только лично, только через собственные усилия. И внутренним ресурсом, источником силы, становятся знания о том, что ты можешь пережить это. Это память о том, как сначала было очень плохо, потом стало легче, потом еще чуть легче. Эта память поддерживает, когда в жизни снова и снова случается что-то, что выбивает из колеи и отнимает силы.

И вот что я поняла совсем недавно, после очередной потери. Самое страшное – это не сама дыра, а отсутствие рядом опоры в тот момент, когда силы со свистом улетают из тебя, как воздух из дырявого воздушного шарика.

Бывают вещи, которые очень трудно пережить в одиночестве, и ощущение сочувствия, сопереживания – буквально как спасательный круг для тонущего.

Иногда бывает так плохо, что человек с пробоиной в сердце даже не понимает, что с ним происходит, и тонет, идет ко дну, а люди, находящиеся рядом с ним в этот момент, берут на себя очень важную роль: они могут поговорить с горюющим, назвать происходящее словами, обсудить, утешить, сказать: “Тебе сейчас очень больно, но это обязательно пройдет, мы тут, мы рядом, мы с тобой. Всплывай”. Поднимают медленно на поверхность, колышутся рядом на глубине, чтоб не случилось кессонной болезни. Так мама сажает на колени безутешно плачущего малыша и обнимает крепко, и качает его, и вытирает слезы, и говорит: “Мой маленький, я тут, я с тобой, все образуется, все заживет, шшшш”.

И ровно в этот момент потеря становится ресурсом. Удивительное превращение. Через близкого человека, находящегося рядом, мы обретаем опыт всплытия со дна – опыт принятости и поддержанности, опыт принятия того, что ситуация переносима, что мы способны эту ситуацию пережить и выжить и двигаться дальше по курсу со своей пробоиной, залепив ее наскоро заплаткой из грязи* и веток, которая, как ни странно, держится и позволяет оставаться на плаву и даже снова набрать крейсерскую скорость.

Дыра никуда не исчезает, но она уже не кровоточит, а спустя время и болит уже совсем не так, как в первые дни, – может, лишь временами, на непогоду, как старые переломы.

Странно, но после того, как мое детство с разбитыми коленками и мамиными поцелуями закончилось, только здесь, в интернете, я приобрела бесценный взрослый опыт поддержки. Мои друзья подставляли мне свои плечи, ладони и колени, обнимали и баюкали меня, говорили: “Шшшш, все образуется, все заживет”. Это благодаря вам я теперь умею то, что не умела раньше, – становиться сильнее после каждой пробоины. Это невероятное ощущение – знать, что ты не одна, что рядом с тобой люди, всегда готовые обнять и помочь вместе пережить то время, когда дыра болит сильнее всего. Только здесь я научилась испытывать благодарность такой силы, что перехватывает горло: это самое настоящее чудо, что мы все здесь собрались, каждый со своей фигней и неприятностями разного калибра, и лепим друг дружке заплатки на пробоины из всякой грязи* и веток, и негигиенично плюем на разбитые коленки, чтобы приклеить жеваный лист подорожника, и баюкаем на ручках, завернув в пледик, и говорим: “Шшшш, мы тут, мы с тобой, все пройдет”.

* изм.редакции

V_S_E_HOROSHO

www.psyshans.ru

Теги: адаптация, зрелость, развитие, травмы, потери, поддержка, принятие, ресурс, опыт, выносимость, невыносимость.
психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, клинический психолог, практикующий психолог, гештальттерапевт, психоаналитический психотерапевт
Психологический форум - задайте свой вопрос психологу

Психотерапевт Ирина Ситникова- опыт работы 16 лет

Интересуют   отзывы?

ПРАВДА ЛИ, ЧТО ВСЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗ ДЕТСТВА?

Правда ли, что все проблемы из детства?


Не знаю, знакомо ли это бездетным людям, а современным родителям уже все уши прожужжали, что вырастить ребенка без душевной травмы никак не получится. Не одним, так другим своим родительским поступком, или поведением, или, наоборот, бездействием в какой-то очень важный момент мы травмируем своих детей. И жить им потом с этой травмой всю жизнь и мучиться, пока до хорошего психолога не дойдут.

Насчет того, что психологические травмы – обычное дело, пожалуй, соглашусь. И кроются они за самыми разными событиями: кого-то отдали в сад, куда он не хотел ходить, а другого – наоборот, оставили дома, и теперь этим фактом человек объясняет свое неумение общаться; кому-то не купили пианино, а другому – купили и заставили против его желания заниматься в музыкальной школе; кого-то держали в строгости, а другому всё разрешали, и теперь он мягкотелый и безвольный человек. И список этот бесконечен и охватывает крайности от одной оконечности шкалы до другой.

Но с тем, что это – непреодолимая безысходность, соглашаться не стану.

Задача родителей не в том, чтобы уберечь своих детей от душевных ран. Вовсе нет. Задача родителей в том, чтобы дети, столкнувшись с травмирующим событием, научились адаптироваться и жить дальше. Становясь все более жизнестойкими и непотопляемыми.

Это как занозу из ранки вытащить. Память о ней останется, но боли она уже доставлять не будет. Или как перенести болезнь. Организм выздоровеет, но укрепится иммунитет.

Сейчас задачей психологов, работающих с родителями и пишущих статьи для них, становится вопрос смещения фокуса внимания.

Не к идеальному образу матери надо стремиться. И не избегать детских душевных травм любой ценой. Хотя, конечно, учитывать возраст детей надо обязательно. Если у четырёхлетнего малыша котенок погиб, попав под машину, не нужно рассказывать ребёнку обо всех деталях этого происшествия.

Надо подсказать родителям, куда смотреть, на что обращать внимание. Как быть чуткими и восприимчивыми. Как суметь понять, когда и какое событие травмирует ребёнка, и помочь ему пережить это сразу, не загоняя травму вглубь психики.

Это, наверное, и есть самая сложная для родителя задача – проявлять чуткость, эмпатию. Видеть в ребёнке незрелого человека, хрупкого и ранимого.

Когда мы сами в глухой защите, нам сложнее рассмотреть из-за забрала нежную душу другого. Наше собственное детство громыхает за нами броней непрочувствованных травм, не пережитых, не оплаканных. И сердце очерствело.

Чтобы смягчить своё сердце, из которого не все ещё «занозы» извлечены, взрослым также жизненно необходим процесс адаптации. Вспомнить, что мама была постоянно занята то днём на работе, то вечером по хозяйству; что не читала книжек вслух; не обнимала, даже улыбалась редко. Что самым страшным моментом за день был звук поворачивающегося ключа в двери, потому что сейчас начнёт ругать, а за что – всегда найдется. Отгоревать эту невосполнимую утрату ,выплакать свои слёзы тщетности до дна и взглянуть на своих собственных детей другими глазами.

И теперь, когда вы услышите, что «все проблемы из детства, потому что мои родители….», вы сможете подставить универсальный для всех вариант: «Потому что я до сих пор пока ещё не адаптировался».

Татьяна Лёлимузен

www.psyshans.ru

Взрослый психолог,психотерапевт Ирина Ситниковаhttps://www.psyshans.ru/personal/, опыт 16 лет,

отзывы


Теги: взрослая психология, адаптация, быть родителем, личностный потенциал, слезы тщетности, травма психологическая, воспитание детей, детство, проблемы,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.


ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ К ТЩЕТНОСТИ

Препятствия на пути к тщетности

Надеюсь, что в вашем понимании уже связаны два понятия – агрессия и тщетность. Уравновесить высокий уровень агрессии можно переживанием чувства тщетности, то есть невозможности осуществления желаемого. Но проще сказать, чем сделать.

Попробую структурировать для вас практический опыт моих клиентов, опыт встреч с тщетностью, и описать, что помогает на этом пути, а что мешает.

Узнав о полезности переживания чувства тщетности, нам начинает казаться, что стоит только немного поднатужиться и можно будет прикоснуться к тщетности и жить дальше спокойно и счастливо. Однако эмоциональный процесс – хитрая штука, невозможно заставить себя чувствовать что-то конкретное. Чувства не вызываются по мановению нашей внутренней разумной волшебной палочки, поэтому приходится приближаться к тщетности через другие состояния.

Итак, если тщетность – это невозможность, то нам необходимо уметь отличать возможное от невозможного. Мы научаемся такому различию в своём детстве, когда родительская поддержка помогает нам попробовать то, что мы можем, и аккуратно знакомит с нашими ограничениями – с тем, что мы пока ещё не можем. Вот как выглядит такая поддержка:

Однако многим из нас говорили: «Ты просто недостаточно старался», «Соберись и делай», «Делай что надо, а не что хочется». Не хватало нам поддержки в детстве, увы. И тогда вместо внутренней поддерживающей самого себя установки – «есть то, что я могу, и есть то, что я пока не могу» — внутри нас формируются две фигуры – узнаете их на рисунке? – Обвинитель и Критик.

Когда мы вырастаем, обвиняющая и критикующая фигуры гонят нас в сторону непрекращающихся попыток что-то изменить и не пускают пройти в двери тщетности, мешают нам признать невозможность – «Ты ещё не всё попробовала», «Надо было раньше думать», «У всех получается, только ты не можешь», «Как это не могу?! Давай делай!». У каждого из нас эти фразы разной степени жёсткости, я привела тут не самые грубые и жестокие.

Получается, чтобы прикоснуться к чувству тщетности, нам необходимо быть в поддерживающей позиции по отношению к самому себе. Иначе ничего, кроме обвинений и критики в свой адрес, не выйдет.

Помимо шкалы самоподдержка – обвинение/критика, есть ещё одна очень важная шкала, приближающая или отдаляющая нас от тщетности. Это шкала сочувствие-решение – невозможность-беспомощность.

Если я отношусь к себе с сочувствием – «Как жаль, что ты попробовала пять раз и так и не смогла донести до него свою точку зрения». Тогда я могу принять решение больше не пробовать. «Наверное, это невозможно, объяснить ему свою позицию, и я решаю больше не пытаться». Своё решение очень важно, оно ставит меня в точку ответственности за происходящее. Оно позволяет делать мне то, что я считаю нужным, может быть, я окажусь не права – но в этом случае мне поможет моя самоподдерживающая позиция?

Однако, если я привычнее становлюсь в позицию «У меня не получается, потому что никогда ничего не получится у такой неумехи», я отношусь к себе с позиции беспомощности и недоверия. В этой точке хочется воскликнуть «Пусть кто-нибудь сделает хоть что-нибудь!». И тогда я сажусь перед дверью тщетности, и мне совершенно не хватает сил и решимости сделать шаг в сторону неё: как на рисунке ниже.

И кажется: вот она тщетность, только руку протянуть, но как же до неё далеко – целый шаг.


Получается, чтобы войти в переживание тщетности, нам необходимо опереться на сочувствие к себе и принять собственное решение об отказе от попыток изменить ситуацию из-за невозможности это сделать. Иначе мы остаёмся на месте и не можем сделать в беспомощности ни одного шага, ожидая действий от кого-то другого

Анна Корниенко

Редакция Ольги Лебедевой

Теги: агрессия, адаптация, быть родителем, критика, личностный потенциал, личный опыт, обвинение, принятие, родительская агрессия, слезы тщетности,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

www.psyshans.ru

Другие статьи в блоге

ПРО СИЛУ БЕССИЛИЯ

Про силу бессилия


Парадокс, казалось бы: какую силу может дать признание своих ограничений? Это ведь не то, с чем я справляюсь или справилась. Не то, чего я достигаю или достигла. Не достижения, успехи, рекорды…

Ровно наоборот…

Это про то, что я не смогла. И НИКОГДА НЕ СМОГУ.
Про то, чего не получила. И НИКОГДА НЕ ПОЛУЧУ.
Про то, чего не выдержала. И НИКОГДА НЕ СМОГУ ВЫДЕРЖАТЬ…

Вслед за некоторыми людьми мне кажется, что с какой-то точки нашей жизни развитие продвигается не только за счёт достижений и повышения планки личных рекордов. Не меньшее значение в обретении зрелости играет именно признание и присвоение своих потерь и ограничений. До тех пор, пока человек не готов лицом к лицу, точнее сердцем, встретиться с неизбежным своим бессилием в чём-то, он остаётся “ребёнком” с верой в своё всемогущество. Он будет жаждать именно той любви родителей, которую не получил. Страдать о тех возможностях, которые упустил в детстве. Переживать о выборах, которые делал раньше…

На удержание этих потребностей и пребывание в чувствах относительно разных “старых” фактов расходуется неимоверная куча энергии. Это как бездонная дыра: “Я думала эта тема уже проработана. Но звонит мама, и я опять падаю в эту чёрную дыру обиды. Меня захлёстывает боль”. Или: “Сколько я ни делаю для папы, он всё равно не ценит и не признаёт меня”…

На некоторой стадии терапии, например, или в личном продвижении иногда нам удаётся прийти к точке, с которой начинается “новый отсчёт”: “На берегу Рио-Пьедра села я и заплакала”.
Мама НИКОГДА уже не даст мне того, о чём я мечтаю.
Папа НИКОГДА не скажет мне того, чего я так упорно добиваюсь.
Брат НИКОГДА не уступит мне место любимчика родителей.
Я НИКОГДА не смогу спасти родителей.
Я НИКОГДА не стану им мамой, как бы я ни жертвовала собой…

И если раньше такое бессилие прикрывало ярость маленького ребёнка, которому чего-то не досталось или, наоборот, досталось не по силам, то после признания этих ограничений и оплакивания утерянных возможностей, неполученных чувств и пр. возникает сначала пустота. Но это уже лучше, чем “воронка”, куда раньше уходило много сил. Потом постепенно за признанием своего бессилия влиять на это приходит время смирения с потреями, которые безвозвратны....

Это своеобразные похороны того, чему пришло время умереть…
И это как раз тот случай, когда “смирение” от слова “мир” в душе… Не сразу, но постепенно…
И кстати, именно в этом много взрослого – в умении встречаться со своими ограничениями и бессилием и признавать их. 80 уровень взрослости.

Юлия Пирумова

www.psyshans.ru

Теги:  адаптация, зрелость, психологическая зрелость, слезы бессилия, принятие бессилия,сила

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

Стыд

Стыд


В предыдущей статье о вине  – это неприятное чувство, которое лучше держать в поле зрения.

А как насчёт стыда? Не его ли мы также испытываем, когда чувствуем себя виноватыми?

Чтобы проникнуть в суть этих сложных чувств, важно отличать стыд от вины.

Как я писала в прошлой статье, вина – это чувство ответственности за то, что вы сделали что-то не так. Оно неприятно, да, но оно является знаком того, что вы это понимаете и заботитесь о своём воздействии на других людей.

Стыдиться же означает чувствовать, что с вами что-то не так. Это очень сильно отличается от ощущения, что вы плохо поступили, и с психологической, и с эмоциональной точки зрения. Есть разница между фразами: “ты поступил плохо” и “ты плохой”.

Из этого описания стыда становится ясно, что быть стыдимым очень болезненно для хрупкого растущего самосознания.

Вам даже не обязательно вести себя как моя старая шотландская учительница в третьем классе, которая грозила пальцем и кричала: “Как вам не стыдно, вы… ленивые, беспечные, грязные, плохие… дети!” Её гнев часто был справедлив, и она верила в силу стыда, формируя из нас добросовестных маленьких членов общества. Половина класса (обычно мальчики) глядели в окно, не слушая ни одного её слова, а другая половина мечтала о том, чтобы провалиться сквозь землю и исчезнуть. Чтобы достучаться до тех, кто смотрел в окно, миссис Хэндби начинала угрожать им адскими муками, которых все мы в итоге заслуживали, и добавляла к этому летающие снаряды из мела. (Она выглядела в точности как известный учитель из комикса “Кельвин и Хоббс”).

Это были “старые добрые времена”! Сегодня расстроенный взрослый может воскликнуть: “Что ты за ребёнок?” или “Что с тобой такое?” Такие слова напрямую служат для того, чтобы пристыдить ребёнка, и большинство из нас использует их только тогда, когда мы действительно вымотаны. Однако стыд можно также внушить ребёнку, говоря, что его “слишком много” в каком-либо смысле: слишком жадный, слишком много требует, от него слишком много неприятностей, или же наоборот, “недостаточно”: недостаточно умный, красивый, хороший.

Очень важно понимать, какое влияние оказывают ваши слова. Однако стыд может чувствоваться ребёнком даже тогда, когда родители “следят за речью”, но их лицо или тон выражают холодность. Алан Шор, который изучает привязанность и развитие мозга, использует слово “стыд”, описывая то, что испытывает младенец при недостаточном контакте между ним и фигурой матери (ему об этом сообщает её взгляд). В такой ситуации мозг уменьшается в размерах и отстраняется.

Напомню вам новогоднюю статью доктора Ньюфелда, из которой следует, что пристыживание ребёнка по существу является аннулированием его приглашения существовать в вашей жизни.

В ответ на вину мы обычно чувствуем себя плохо, а в ответ на стыд нам хочется отстраниться и спрятаться.

Некоторые дети сами бросаются в объятия этого чувства, особенно после нашей бурной реакции в ответ на их поступки. Они могут решить, что с ними что-то не так, и вместо того, чтобы наслаждаться чувством собственной желанности, начнут стараться быть более удобными. Чувство стыда может провоцировать огромное желание быть идеальным, а любая ошибка будет приводить к чрезмерному ощущению стыда.

Иногда к стыду могут приводить ожидания того, что маленький ребёнок должен себя контролировать. Когда вам три года, совершенно естественно не уметь контролировать свои импульсы во время сильных эмоций. Например, маленький мальчик импульсивно ударил свою сестру. Мама спрашивает: “Почему ты это сделал?” Потому что это был просто импульс, он не знает на самом деле, почему это сделал. Если требовать у ребёнка ответа, который ему неизвестен, он может начать думать, что с ним что-то не так.

Понимая, что стыд может сильно влиять на ребёнка, вы можете спросить: “Как мне донести до него, что некоторые его действия недопустимы, как передать свои ценности, научить его тому, что приветствуется обществом и культурой, и при этом не ранить его?” Это бывает непросто.

Это сложная задача – разбираться с поступками и при этом показать ребёнку, что приглашение существовать в нашей жизни у него не отбирается: “Я всё равно твоя мама”, “Мы с этим справимся”, “Я обязательно поиграю с тобой вечером в твою любимую игру” и т.д.

Гейл Карни, 22 марта 2011 г.

перевод Ирины Маценко

Теги: дисциплина, критика, личный опыт, проблемное поведение, родительская агрессия, стыд, тревожность,вина

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ЧТО ДЕЛАТЬ С РОДИТЕЛЬСКОЙ УСТАЛОСТЬЮ.

Я думаю эта статья будет полезна не только родителям, но и каждому взрослому, несущему на себе взрослую ответственность и нуждающемся в отдыхе, в разгрузке в том, чтобы и о нем кто-то позаботился. Это очень важно для восстановления эмоционального баланса и для  пополнения внутреннего   ресурса.
Ирина Ситникова - психотерапевт



Что делать с родительской усталостью: мой опыт





Сейчас актуальна тема родительского выгорания и усталости. Я хочу написать про свой опыт и те идеи об отдыхе и наполнении силой, которые я почерпнула у канадского психолога Гордона Ньюфельда и Ольги Писарик.

Родителям, особенно мамам, часто приходится отвечать за детей и находиться с ними в контакте практически 24 часа в сутки. Кто-то проводит с детьми меньше времени, особенно когда дети подрастают. Но часто это забирает не меньше сил.

Чем накормить, куда пойти погулять, чем заняться, во что одеться — это только часть бытовых дел, не говоря уже об эмоциональной стороне. Дети, особенно маленькие, очень эмоциональны. Чтобы находиться с ними в контакте и быть той самой заботливой альфой, которая так много может дать своим детям, — иногда требуется неимоверное количество внутренних ресурсов. Где надо — сдержать свои взрослые эмоции, где-то предугадать или перекрыть разделение или надвигающуюся бурю эмоцийhttps://alpha-parenting.ru/2014/12/25/kak-spravlyatsya-s-impulsivnyim-povedeniem/, а где-то — дать выплакать горькие слёзки под своей защитой, оставаясь при этом спокойным и уверенным взрослым.

Наш старший сын очень эмоционален, и для него очень важны контакты с людьми. Он может играть простой палочкой и испытывать множество эмоций, придумывать свои лихо-закрученные сюжеты — если с ним играю я или его друзья-подруги. И может скучать среди множества самых современных игрушек, если он один. У него часто бывают моменты, когда он с головой уходит в какую-то игру самhttps://alpha-parenting.ru/2016/01/25/ot-igryi-k-individualnosti/, один — и его не видно, не слышно. Он может подождать и отлично поиграть сам, когда я занята. Но всё же ему требуется гораздо больше общения и контактов с близкими людьми, чем мне.

Иногда я очень устаю, потому что я сама по себе не настолько общительна, и иногда мне очень хочется побыть в одиночестве и тишине.

Раньше я уходила прогуляться, ходила куда-то по делам, читала книги, пыталась побыть в одиночестве — пока муж в выходные или вечерами был с детьми. И это, конечно, очень ценно и давало и даёт мне новые силы, чтобы потом снова заботиться о детях, чувствуя себя взрослой и видя их детские потребности.

Но часто после прогулок у меня остается чувство, как будто я и не отдыхала. Почему так?

Когда мы постоянно находимся в позиции взрослого, когда мы постоянно отвечаем за наших детей — мы устаем. И это — нормально. И мы не можем поменяться своей ролью заботливой альфы с детьми и сбросить на них ответственность за них же самих. Но нам очень важно откуда-то брать силы.

И здесь может помочь тот отдых, когда о нас кто-то заботится.

Когда-то какой-то другой взрослый берет на себя ответственность за нас.Когда мы сами становимся зависимыми и эта зависимость для нас безопасна, мы в ней расслабляемся.

И я поняла, почему я полностью не отдыхаю, уходя погулять. Я ухожу физически, но ношу с собой свои мысли о том, что приготовить, что купить, куда сходить, чем заняться с детьми, почему они так себя ведут и еще миллион «что» и «почему». Я всё также нахожусь в той самой позиции альфы, просто на расстоянии — потому что никто за меня никакой ответственности в этот момент не несёт.

Я стала наблюдать и нашла способы, которые дают мне намного больше сил.

Часто мне помогает снять с себя ответственность за приготовление обеда или ужина и что-то заказать или пойти поесть в кафе. Я наконец-то поняла, почему я всегда так стремилась хотя бы в выходные поесть где-то вне дома. Не потому что там вкуснее. А потому что там за всё полностью отвечают другие люди, а это очень сильно расслабляет после недельного пребывания в альфе со своими детьми. Даже полчаса раз в неделю, проведённые в том состоянии, когда я не отвечаю хотя бы за элементарные потребности, очень сильно наполняют энергией.

Массаж, спа и тому подобное— где встретят, проводят, угостят чаем и позаботятся о том, чтобы посетителям было хорошо, взяв всю заботу в свои руки.

Отели, поездки, дома отдыха, аквапарки и отдых, где всё включено и любые другие места, где мы на какое-то время можем передать ответственность за себя в другие надежные руки.

Я совсем не имею ввиду, что ответственности нужно избегать и на кого-то её перекладывать. Я хочу сказать о том, что если мы заботимся о ком-то беспрерывно и очень долго, то вполне естественно от этого уставать. И это совсем не стыдно и не плохо. Это просто естественное течение жизни, особенно там, где мала деревня привязанностей.

И чтобы наша усталость не выливалась на детей — очень хорошо, когда кто-то периодически заботится о нас, а мы можем расслабиться и наполниться новыми силами. Чтобы снова быть для наших детей настоящей заботливой альфой.

Юлия Варлакова

www.psyshans.ru

Теги: привязанность, путь к себе, любовь к себе , адаптация, быть родителем, детская агрессия, Гордон Ньюфельд, зависимость, иерархия отношений, личный опыт, перекрывание, принятие, расставание, родительская агрессия,Психолог онлайн, , Психотерапевт онлайн, Консультация психолога, Помощь психолога, Частный психотерапевт, Помощь семейного психолога, Психологическая помощь, Ищу психолога, Ирина Ситникова психолог, , Ищу психолога, Нужен психолог

КОМИКС: ЧТО ЗНАЧИТ ЛЮБИТЬ?

Комикс. Что значит “любить.

Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина






Перевод Валентины Ячичуровой

www.psyshans.ru

Теги: любовь, уязвимость, доверие, страх, психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.



ЧТО ДЕЛАЕТ НАС СЧАСТЛИВЫМИ

Что делает нас счастливыми


Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина




Дэн Гилберт (Dan Gilbert) и его коллеги проводили очень интересные эксперименты.https://www.ted.com/talks/lang/ru/dan_gilbert_asks_why_are_we_happy.html

В университете они открыли курс фотографии, набрали студентов, дали им в руки камеры и задание сделать 12 фотографий, которые бы напоминали о студенческих годах. Из 12 снимков просили выбрать два лучших, учили их обрабатывать, печатали и на выходе студенты получали две роскошных, размером метр на метр, фотографии значимых для них вещей.

Студентов делили на две группы и одной сообщали, что вот “прямо сейчас” им придётся расстаться навсегда с одной из фотографий. Фотография отправится в Англию в качестве подтверждения прохождения курса и студент уже больше никогда её не увидит: “Поэтому, выбирайте тщательно.”

Студентов из второй группы тоже просили отдать одну фотографию, но условия выбора были другими. Студентам сообщали, что фотографии будут находиться в офисе ещё четыре дня, и они в любой момент могут одну поменять на другую.

Внимание, вопрос: Студентам из какой группы оставленная у них фотография будет нравиться больше? Тем, кто принял необратимое решение, или тем, кому дали возможность своё решение менять?

«Как сразу перед обменом, так и через пять дней люди, у которых уже не было возможности изменить собственный выбор, были просто влюблены в ту фотографию, что осталась у них. А те, у кого выбор был (“может, мне вернуть эту?”, “выбрал ли я самую лучшую?”, “может, эта не такая хорошая?”, “может, хорошую я отдал?”), просто истерзали себя. От фотографии их уже тошнило, и даже после того, как возможность поменяться обратно миновала, они все еще недолюбливали оставшуюся фотографию.”

Дэн Гилберт выдвигает теорию о том, что человеческий мозг способен синтезировать счастье. Он говорит о “естественном счастье”, когда мы счастливы от того, что получили, что хотели, и “синтезированном счастье”, когда мы счастливы тем, что получили, ибо иных вариантов не предвидится.

“Психоиммунная система работает лучше всего тогда, когда мы в тупике, когда мы загнаны в угол. Взять, к примеру, разницу между свиданиями и браком. В смысле, идете вы на свидание с парнем, а он ковыряется в носу. Больше вы с ним на свидание не пойдете. А что если ваш муж ковыряется в носу? Ну конечно, сердце у него золотое, не трогай милого. Вы всегда найдете способ быть счастливым с тем, что имеете.”

В теории Гилберта слишком много костылей, и он сам это чувствует. Он говорит о естественном счастье, и тут же приводит статистические данные, опровергающие утверждение, что свобода выбора коррелирует с уровнем испытываемого счастья. Вернее, корреляция есть, но прямо противоположная: чем больше свобода выбора, тем, в среднем, несчастнее в итоге чувствует себя человек. Ограничение выбора тоже не всегда ведёт к увеличению счастья, чтобы это понимать, не обязательно быть психологом из Гарварда. Так что отбросим его теорию.

Зато предлагаю обратить внимание на золотые слова: психоиммунная система работает лучше всего тогда, когда мы в тупике, когда мы загнаны в угол, но позволю себе их дополнить: и когда/если мы видим, что мы в тупике, когда мы всем нутром ощущаем, что из этого угла выхода нет и не будет.

Понимаете, о чём это? О столкновении с тщетностью и о слезах тщетности. “Синтезированное счастье” Гилберта – это процесс адаптации, когда мы меняемся там, где не в состоянии изменить ситуацию. Мы перестаём хотеть недоступное и находим счастье в том, что имеем. Не просто смиряемся, опуская голову, а искренне наслаждаемся и радуемся жизни.

Процесс адаптации – это удивительный механизм, который позволяет человеческим существам восстанавливаться после тяжёлых потерь, получать пользу от столкновения с трудностями, учиться на своих ошибках, принимать ограничения и оставаться свободным в рамках этих ограничений.

Ольга Писарик

Теги: принятие, слезы тщетности, созревание,психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

психолог Москва, психолог в Москве, консультация
психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог,
психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация,
психолог консультация психолога, психологическая помощь  

ПРЕВРАЩЕНИЕ МУХИ В СЛОНА

Превращение мухи в слона.

Никто не совершенен.Он забыл выбросить мусор? Она спалила вашу рубашку? Он купил не тот йогурт?
Она не заплатила за интернет? Поверьте, все это такая глупость, что не стоит даже вашего внимания,
не говоря об эмоциях.
Не раздувайте из мухи слона . Вместо этого прогуляйтесь(заодно мусор выбросите) .
Посмейтесь над дыркой на рубашке , ведь давно пора купить новую. Попробуйте "не тот" йогурт, может этот вкус еще лучше? Зажгите свечи и проведите романтический вечер без Интернета.....


www.psyshans.ru





Теги:парные  отношения, совершенство, прощать, юмор, эмоции, любовь, глупость, счастье, принципы счастья,: психолог Москва, психолог в Москве,
консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог,
психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога,
психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный
психолог Москва, психологическая консультация,


ЦИТАТЫ



Детство не заканчивается с наступлением взрослости.
Оно сохраняется во взрослом возрасте, как уязвимость.(с)





www.psyshans.ru


Теги:взрослость, уязвимость, детство не заканчивается,  психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ЦИТАТЫ

Если я хочу способствовать личностному росту других в отношениях со мной, то должен расти сам; и хотя зачастую это болезненно, но очень обогащает.

— Карл Роджерс

www.psyshans.ru


Теги:
личностный рост, психолог Москва, психолог в Москве, консультация
психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт
Москва, семейный психолог Москва,  

КНИГИ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ О ПОТЕРЕ, ГРУСТИ, СЛЕЗАХ

Книги для взрослых о потерях, грусти и слезах



Хочу поделиться с вами тремя книгами, в которых рассказывается о том, как часто сложно бывает принять те потери, которые происходят в жизни, и о том, как горевание,грусть и слезы в итоге помогают принять то, чего не изменить.

«Моя сестра живет на каминной полке», Аннабель Питчер

Легко ли быть мальчиком пяти лет, у которого погибла одна из его старших сестер? Все вокруг говорят, что надо поплакать и станет легче. Но Джеймс совсем не помнит свою сестру и плакать не хочет, зато у него много других поводов для переживаний. Эта книга написана от лица мальчика, одна из двух сестер которого погибла от взрыва 9 сентября. С этого момента его мир рушится на глазах: развод родителей, папино пристрастие к алкоголю, новый муж мамы, новая школа. Переезд и надежда на новую жизнь, но….в мусорном ведре снова пустая папина бутылка, мама не приехала на день рождения, а прах сестры снова стоит на полке. Иногда Джеймс не чувствует ничего, иногда злится, что погибшей сестре уделяют столько внимания, и даже на его день рождения ей достался кусок именинного пирога. Но благодаря своей сестре, любимому коту и многим событиям в жизни Джеймс наконец находитсвои слезы, начинает понимать своего отца.

«Оскар и Розовая дама. Письма к Богу», Эрик Эммануэль Шмитт

Эта книга из тех, когда получается просто рассказать о сложном. Мальчик Оскар должен был сбивать коленки на велосипеде и ходить в царапинах от покоренных деревьев, но он….болен раком. Его родители переживают и очень боятся говорить с Оскаром о том, что происходит. Но у него складываются душевные отношения с сиделкой Розой, которая умеет найти нужные слова, делится историями из своей жизни и постоянно протягивает Оскару невидимый канат, за который он может держаться в отношениях с ней. А еще она помогает Оскару опереться на Бога, и Оскар начинает писать ему письма – из этих удивительных писем и состоит книга. Чуда не случается – Оскар умирает. Но все-таки чудо произошло: отношения с Розой и с Богом, привязанность и опора на них помогает Оскару смириться с мыслью о собственной смерти. Последние месяцы его жизни наполнены эмоциями, переживаниями, близкими людьми и даже любовью к девушке. Полноценная маленькая жизнь. Светлая и душевная книга, которая, возможно, подойдет не только взрослым, но и подросткам в похожих ситуациях.

«Посмотри на него», Анна Старобинец

Это реальная и личная история Анны и ее супруга, которые потеряли ребенка до его рождения из-за порока, несовместимого с жизнью. Весь их путь от диагноза на УЗИ, отрицания, надежды до смирения, принятия. О культуре горевания и прощания с потерями. И о «прелестях» российской медицины, увы. Это история о том, как много простая акушерка в клинике Берлина может сделать для женщины, переживающей потерю, просто потому, что она говорит добрые слова, а малышей одевает и укладывает в скорлупки от страусиных яиц, в корзину с цветами и помогает родителям встретиться с этой потерей, подержать малыша на руках и попрощаться с ним. История местами тяжелая, но искренняя, трогательная в своей храбрости.

Варлакова Юлия

Теги: адаптация книги  слезы тщетности уязвимость   эмоции

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

www.psyshans.ru

ИЗУЧАЕМ ЯЗЫК СЕРДЦА

Изучаем язык сердца


Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина

“Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь”.

– Маленький принц

В студии мексиканского фотографа из города Оахака стены завешаны фотографиями, на которых дети улыбаются, смеются, смущаются, сердятся, плачут. Когда владельца студии спрашивают, почему он запечатлевает все эти проявления эмоций, он отвечает, что они являются частью жизни и родители хотят сохранить отображающие их фотографии. Его утверждение особенно завораживает, учитывая, что обычно стены украшают фото счастливых лиц. Куда тогда идут все эти фото других эмоций – нахмуренные брови, слёзы, дети, отвернувшиеся в знак протеста или неповиновения? Если поразмыслить, эти фотографии лучше отражают эмоциональную жизнь ребёнка, делая фотографии только одних лишь улыбок однобокими, ограниченными, неполноценными. Не передают ли эти фотографии ребёнку подобное приглашение для выражения эмоций и вне студии? Что эти фотографии говорят о нашем отношении к детским эмоциям, а также к нашим собственным – взрослым?

Мы можем предотвратить появление эмоций не больше, чем можем предотвратить ежедневный восход солнца.

Присутствие эмоционального состояния говорит о том, что нечто в нашем окружении затронуло нас – что что-то взволновало. Эмоции – это то, что объединяет человека с другими млекопитающими, нечто инстинктивное по своей природе, запускающее в организме химические и физические реакции. Как выразился Паскаль (17 век): “У сердца есть свои мотивы, о которых разум ничего не знает”. Эмоции – это не чувства. Чувства – это названия, которые мы даем эмоциям; наша субъективная оценка того, что затрагивается внутри нас. Процесс приведения этих инстинктивных, эмоциональных переживаний под контроль сознания, происходящий в префронтальном кортексе (когда мы думаем прежде, чем сделать) начинается в первые годы жизни и длится еще долго в подростковом возрасте. Именно развитие интеграционного и исполнительного функционирования в префронтальном кортексе, начинающееся примерно с 6 лет, даёт нам возможность испытывать более одного чувства или мысли одновременно, позволяя лучше контролировать себя. Что является частью нашей человеческой природы и отделяет нас от других млекопитающих, так это способность быть в контакте с эмоциями и осознавать их всё больше и больше. Остаётся вопрос: какова роль взрослых в том, чтобы помочь детям развить способность к более цивилизованному выражению своих чувств, когда их охватывают эмоции?

Люди рождаются со способностью к самовыражению и сбросу напряжения в эмоциональной системе. Эта способность отражена в устойчивых выражениях: “я должен следовать велению сердца”, “отдаться чему-то всем сердцем”. Роль самовыражения отчасти инстинктивна и служит нам для “переваривания” того, что мы “поглотили”, особенно в том, что касается эмоций. Джеймс Эрл Джонс однажды заметил: “Одно из самых тяжёлых испытаний жизни – иметь на сердце слова, которые невозможно высказать”. У людей есть множество форм проявления эмоций: от невербального плача младенца до кусающегося и топающего ногами двухлетки, до подростка, закатывающего глаза. Мы также можем выражать эмоции с помощью речи, как мы часто просим дошкольников: “Используй слова, а не кулаки”. Путь к сердцу лежит через слова, которые мы используем, чтобы рассказать, что на душе. Когда у моей 7-летней дочери должны были взять кровь, вместо того чтобы убегать или драться и сопротивляться, во время процедуры она сидела на месте и кричала во всё горло: “Ай, ай, ай!” Двигаться было невозможно, но возможно было выразить свою боль через слова (хотя это и напугало людей, ждавших своей очереди). Помощь детям в том, чтобы научиться передавать словами то, что на душе, – это важнейший шаг к тому, чтобы помочь им развить более цивилизованный способ самовыражения, когда их охватывают эмоции.

Почему же, рождаясь со способностью к самовыражению, мы можем столкнуться с трудностью найти слова, чтобы выразить то, что на душе? Иногда мы сопротивляемся своим чувствам – мы не можем их распознать, не хотим их признавать или отгоняем. Проблема не в наших эмоциях, а в нашем к ним отношении. Эмоции не бывают правильными или неправильными, они всего лишь являются частью прекрасной сложной системы нашей человеческой натуры и её взаимодействия с окружающим миром. Вот вопрос, который здесь напрашивается: как научиться выражать эмоции, не затрагивая других, но и давая им выход? Это задача, ответ на которую стоит того, чтобы его найти, ради умственного и физического здоровья наших детей, а также раскрытия их потенциала к формированию здоровых отношений. На выстраивание здоровой дружбы и партнёрских отношений/брака влияет способность находиться в настоящем моменте и вести себя достойно, когда на сердце неспокойно. Способность распознавать и называть собственные чувства также благоприятствует личностному росту на протяжении всей жизни. Чем больше чувств мы можем облечь в слова, тем лучше мы можем наладить отношения с самими собой и тем менее вероятно, что вместо осознанности внутри появится зияющая пустота. Слишком многие страдают в одиночестве, разделённые с другими людьми, потому что не могут или не хотят поделиться тем, что на душе.

Что же может помешать научиться языку сердца?

Что же может помешать нам помочь ребёнку выучить язык сердца? Прежде всего, бывают такие сложности развития, как врожденные ограничения восприимчивости и эмоциональности. Дети выражают себя вначале невербально – эмоции развиваются быстрее, чем речь. Умение находить слова, чтобы выразить то, что взволновало, требует поддержки и подготовительной работы, которая начинается с названия чувств, отражающих эмоциональные переживания: грусть, фрустрация, разочарование, стыд и т.д. Если вы не можете назвать что-то, вы не можете выстроить с этим отношений. Как мы можем хотя бы начать разбираться, что делать со своей ревностью, завистью, разочарованием, если мы не знаем названий этих чувств? Названия дают значение, они открывают диалог и помогают понять это переживание, как и предоставляют возможность выстроить своё к нему отношение. Моя дочь однажды мне сказала, что у нее “в животе ощущение, как будто там масло взбивают”. Это ощущение “болтанки” сопровождалось выражением опасения, беспокойства и страха перед тем, что маячило на горизонте. Она не смогла бы начать разбираться в этих эмоциях, не дав им сначала названия.

Иногда дети могут сопротивляться эмоциям и скрывать их, особенно когда думают, что не получат одобрения от значимых для них людей. Мнение, что “хорошие девочки всегда милы и не возражают старшим”, а “храбрые мальчики не плачут” продолжает насаждать убеждения взрослых, заставляя подавлять эмоции, которые им противоречат. Если мы завязнем в попытках быть милыми и храбрыми, интересно, куда денутся эмоции страха и нежелания быть милым? Кроме того, мы выросли с ложным убеждением, что выражение эмоций приведет к усилению основанных на них действий. Исследования, напротив, показывают, что выражение эмоций приводит к уменьшению их общего эффекта и необходимости действовать. Когда мы пытаемся отсечь беспокоящие нас чувства, огорчение, фрустрация должны найти выход, и возникает вопрос, куда уходит эта энергия? Когда наша эмоциональная система активирована, а выражение эмоций блокировано, энергия застаивается и накапливается, полностью препятствуя, таким образом, самовыражению и спонтанности в жизни. Застрявшие эмоции приводят к беспорядку. Наши слова должны соответствовать тому, что у нас на душе. Если у нас нет этой целостности, мы загрязняем сами себя, живя в тени нашего истинного “я”.

Эмоции являются движущей силой психологического развития от раннего детства до юности. Тогда как маленькие дети учат названия чувств для эмоций, которые они испытывают, то подростки пытаются разобраться в одолевающих их противоречивых чувствах. Одна их часть стремится стать независимым человеком, другая испытывает тревогу в связи с возрастающей сепарации от родителей. Повсюду мы видим признаки того, что дети, подростки и взрослые пытаются заглушить свои чувства и отвлечься от них различными способами: от переедания, лекарственных препаратов, наркотиков, алкоголя до просмотра телевизора и компьютерной зависимости. Когда мы перестаем чувствовать, мы перестаем расти и становимся склонными к безразличию и эгоизму, примером этого может служить буллинг. Булли принимаются за свое ежедневное занятие – обижать слабых, – мало думая о сожалении, стыде или заботе о других. Наши сердца предназначены для глубоких чувств, а не для того, чтобы становиться холодными и чёрствыми. Чёрствое сердце – это реакция и форма защиты от уязвимости жизни в мире, который больше не является безопасным или слишком ранит эмоционально и физически. Когда привязанность делает нас уязвимыми к травмам, по утверждению Г.Ньюфелда, за это приходится платить способностью к игре, и мозг выбирает выживание, а не способность чувствовать. Когда наши чувства начинают исчезать, мир становится для нас приглушённым, а краски эмоциональной жизни блекнут. Мы можем незаметно соскользнуть в мир, где чувство не становится прибежищем, не в результате сознательного выбора, а из необходимости. Только через нежность и питающую привязанность мы можем спасти кого-то из их приглушенного мира, приглашая идти за собой и убеждая, что мир снова безопасен. Одной из самых важных задач для родителей является сохранить сердца наших детей мягкими. Их способность переживать весь спектр эмоций и выражать то, что у них внутри, будет движущей силой для роста и зрелости на протяжении всей жизни.

Помогаем детям и подросткам делиться тем, что у них на сердце

Как мы можем сохранить сердца наших детей мягкими и позволить их эмоциям свободно изливаться? Мы должны сделать больше, чем просто помочь им выучить имена собственных чувств: между нами должно быть достаточно контакта и близости, что позволит безопасно выражать уязвимые мысли и чувства. Возможно, мы и рождаемся со способностью выражать свои чувства, но нам также необходим кто-то, кому мы можем раскрыть свои секреты. Чтобы делиться секретами, мы должны прежде отдать кому-то свое сердце, так чтобы желание быть познанным и понятым создавало стремление поделиться тем, что внутри. Когда мы делимся своими чувствами, отношения углубляются, и мы чувствуем себя как дома под их заботой, ощущая сильное чувство принадлежности. Как заметил Карл Юнг: “Мы оглядываемся с восхищением на великих учителей, но с благодарностью на тех, кто затронул наши человеческие чувства… Тепло является жизненно важным элементом для роста растения и души ребёнка”. Привязанность – это то, что помогает изливаться тому, что на сердце у ребенка, заполняя пространство между нами и создавая в результате взаимосвязь. Они должны ощущать нашу щедрость и приглашение вместе со свободой выражать то, что у них на душе, не будучи стеснёнными нашими видимыми реакциями на это и впечатлениями. Подчас нам труднее всего справиться с теми эмоциями ребёнка, с которыми нам трудно совладать самим. Если мы не допускаем собственных слёз и несовершенств, нам будет трудно принимать слёзы и эмоции ребенка. Как нам донести до них, что их эмоции не являются хорошими или плохими, если мы осуждаем и стыдимся своих собственных?

Иногда наша реакция на эмоции ребёнка показывает, что мы не можем или не хотим его слушать.Мы можем обесценить их чувства выражениями вроде: “Ничего страшного, беги поиграй”, или: “Не страшно ошибаться, на ошибках учатся”. Когда мы подавляем или отрицаем их чувства, мы не создаём пространства, где человек может осознать, назвать и совладать со своими страхами, желаниями и отчаяньем. Другими ответами, которые не помогают решить ситуацию, являются попытки рационализировать чувства посредством логики. “Пусть тебя не беспокоит то, что говорят другие, их слова не должны тебя ранить”. “Что значит – я тебе ничего не покупаю? Почему ты такой неблагодарный? Только вчера я купил(а) тебе…” Наши чувства нельзя просто объяснить, на самом деле, мы должны рассмотреть свою зависть, грусть или чувство потери при свете дня, чтобы изучить их, найти выход, пролить слёзы по поводу того, что задето внутри нас. Другие примеры бесполезных ответов – это указания, как дети должны справиться с той или иной ситуацией, когда мы хватаемся за возможность преподать им урок. “Если бы ты наводил порядок в своих вещах, ты знал бы, где их искать, когда они тебе нужны”. Как бы это выглядело с подростком, если бы мы запрещали ему выразить фрустрацию или грусть от того, что он не может что-то найти, – возможно, их эмоции могут научить их большему, чем мы могли бы когда-нибудь донести. И наконец, иногда мы стремимся защитить детей от некоторых чувств, составляющих привычную часть жизни, например, когда их не пригласили на день рождения или они столкнулись с потерей любимого питомца. Мы пытаемся отвести их глаза от проблемы обещаниями сокровищ, вместо того чтобы помочь им найти название для того, какое сокровище они потеряли. Так мы избегаем слёз, которые должны быть пролиты. Если мы не подведем детей к их уязвимым чувствам и не будем поощрять их отношения с ними, то кто это сделает?

Для того чтобы помогать детям выражать свои чувства, требуется большое терпение и много времени с нашей стороны. Мы можем выразить желание знать, что у них внутри, многими способами: от тепла нашего присутствия до активного слушания и отражения их переживаний (например: “Ты сегодня с утра особенно раздражителен, наверное, ты думаешь о предстоящем визите к зубному и дырке, которую нужно запломбировать?”). Недостаточно просто отражать то, что у них на душе. Кроме этого, мы должны донести до них, что мы можем справиться с их эмоциями. Некоторые дети переживают очень сильные эмоции из-за врождённой чувствительности, что тяжело переносить взрослым. Чтобы ребёнок делился тем, что у него на душе, он должен чувствовать, что мы можем принять его любым, что он не должен съёживаться в нашем присутствии от того, что с ним слишком трудно.

Душа и зрелость

Богатая и разнообразная эмоциональная жизнь – это то, что придаёт нашему существованию полноту. Она стоит за нашим самовыражением, спонтанностью, полной вовлечённостью в жизнь, а также за качеством отношений с другими людьми.

Как сказал Альберт Эйнштейн: “Существует два способа жить: вы можете жить, как будто ничто не является чудом; вы может жить, как будто чудом является всё вокруг”.

Способность выразить в речи то, что на душе, лежит в корне целостности и уникальности личности. Когда мы не ценим то, что внутри, мы можем меняться, подстраиваясь под других, принижая и загрязняя себя таким образом. Мы должны согласовывать потребность в самораскрытии с миром, в котором часто нет времени, пространства или желания узнать, что внутри нас. Ответом является не транслировать себя всему миру без разбора, а питать и поддерживать уязвимые отношения, в которых мы можем поделиться тем, что на душе, где нас увидят, услышат и будут любить такими, какие мы есть на самом деле.

При отсутствии отношений с самим собой будет трудно вступить в глубокие отношения с другими, в которых мы сможем по-настоящему дарить себя другому человеку. Если мы не можем найти места для собственных эмоциональных переживаний, как нам найти внутри себя место для переживаний другого?

Если в нашем сердце нет места для другого человека, мы не можем предложить ему место для отдыха, убежища, не можем насытить его потребность в принадлежности, значимости, любви, стремлении быть познанным.

Мы должны помочь детям и подросткам узнать себя, создавая пространство для выражения, если их что-то взволновало, и ведя их через этот отрезок жизненного пути по неведомым землям. Когда они узнают названия своих эмоциональных переживаний, они смогут их понять и разобраться, что делать с фрустрацией, завистью и разочарованием.

Когда у них есть взаимоотношения со своими внутренними переживаниями, они смогут вступить в глубокие значимые отношения с другими, в которых есть место взаимной зависимости, общности и поддержке.

Чтобы разделить себя с кем-то, нам нужно сначала найти себя – сердце, которое чувствует, голос, способный говорить, и убежденность, что богатство жизни происходит от принятия её близко к сердцу. Для того, чтобы помочь детям достичь этого, требуется время, но это путешествие дорогого стоит.

Дебора Макнамара (Deborah MacNamara)

Перевод Ирины Гифт  

Теги: личностный потенциал,принятие, развитие, смешивание чувств, уязвимость, эмоции,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация

www.psyshans.ru

ПОДЕЛИТЬСЯ МЫСЛЯМИ

Здравствуйте! Я - взрослый психолог!
Поэтому детьми не занимаюсь.
Просто выкладываю серию статей про то, что может приводить к проблемам во взрослом состоянии, чтобы взрослые, нуждающиеся в психологической помощи, могли лучше понять, как возникли их проблемы и как должно было быть , чтобы проблем не было.
Это , как я надеюсь, может облегчить моим клиентам "изобретение велосипеда", то есть поможет быстрее создать новую модель мира, с новым отношением к себе.

Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина





Поделиться мыслями.

«Чем меньше плачет ребёнок, тем больше слёз проливает его родитель»
Из лекций Ньюфелда о процессе адаптации

Ниже приводится замечательный рассказ мамы о принятии собственной неидеальности, о том, как переживание мамой собственной тщетности смогло помочь ей укрепить узы привязанности с дочкой. Если у ребенка есть трудности с процессом адаптации, нарушена привязанность, то родителю приходится выплакивать намного больше слёз по поводу того, что он не способен предоставить ребёнку возможность пережить тщетность своих устремлений. И этот рассказ совсем не о том, как в первую очередь позаботиться о себе, и не о возможности неконтролируемого извержения собственного гнева на ребёнка, он о способности прислушаться к себе, принять свои эмоции и научиться экологично выражать их в отношениях.

Последние два месяца хожу на терапию к психологу, и, раскапывая причины проблемы, с которой я пришла, мы проговорили очень многие аспекты моей жизни. И первый месяц мы почти всё время обсуждали мои отношения с дочкой, потому что эта проблема была настолько насущная, что я не могла ни о чём другом говорить.

Дочке 3,2 года, она непростая девочка – смотрю на детей друзей и вижу, что большинство гораздо спокойнее, уравновешеннее, послушнее. Мне всегда было с дочкой трудно, поэтому я и пришла к альфа-родительству, когда ей было около полутора. К двум с небольшим мы пришли к очень гармоничному существованию, потом родился младший ребенок, и следующие 9 месяцев я жила просто на пределе морального напряжения. Я очень старалась быть хорошей мамой обоим детям, уделять каждому время качественно, не общаться с ними механически, быть контейнером для негатива.(о дочке речь в первую очередь, конечно, а она ещё и в кризисе трёх лет, и в кризисе отношений с папой, и со склонностью к истерическим реакциям). И мне каждый день казалось, что я таскаю камни, как бы я ни старалась, но почти каждый день я срывалась и кричала, или ругала дочку, или, совсем не зная, как добиться желаемого поведения, угрожала ей какими-то наказаниями (не пойдём гулять, не будет сладкого), а иногда совсем не по-альфовски отводила в другую комнату и запрещала выходить пару минут, потому что уже так злилась, что боялась по попе отлупить. И каждый вечер я себя корила, ругала, грызла и ненавидела за то, что вот, спит мой маленький ангел, такая тонкая, чуткая, такая нуждающаяся в любви и принятии, и вот её мать-мегера, которая не может справиться со своим дурным характером и своими желанными двумя детьми.

Психолог привела меня к очень простой мысли, которая никогда не приходила мне в голову: пытаясь быть контейнером для плохих эмоций дочери, принять её со всеми недостатками, я никогда не была этим контейнером для самой себя, не принимала свои недостатки. И чувство вины, которое, как пружина, закручивалось с каждой ошибкой, только усугубляло это. И я попробовала отпустить ситуацию. Я решила “сбросить настройки” и не придерживаться никаких теорий воспитания и разрешить себе действовать не в рамках теорий, а естественно. Первые две недели были довольно бурными и громкими, но, хотя я кричала и ругалась, внутри уже не поднималась такая волна эмоций, не хотелось отшлепать и наказать, просто хотелось выпустить пар. И дочка чувствовала это и реагировала на мой крик гораздо спокойнее, чем раньше. А пару недель спустя я вдруг поняла, что я почти перестала кричать, что дочка стала гораздо лучше слушаться при меньших усилиях, что я больше не считаю часы до отбоя, у меня появились силы: и моральные, и физические. А главное, я наконец почувствовала дочь, с сыном это пришло сразу с рождения, а с ней всегда было через голову. И отпустив это “я должна вести себя так, а вот так ни в коем случае”, которое, оказывается, меня очень тяготило, выпустив напряжение, я вдруг оказалась гораздо ближе к той самой заветной “альфе”.

Я так часто встречаю и  в постах и комментариях слова о чувстве вины, об усталости, о том, как трудно бывает следовать теории, и я это отлично понимаю. Наверное то, что я написала, со стороны очевидно, и никакой Америки я не открываю, но мне столько месяцев отравляло это жизнь и мучило и, если бы не взгляд со стороны, мучило бы и сейчас. Поэтому я решила поделиться этим опытом, вдруг кому-то это окажется полезным.

Алина Шур,  

Теги: быть родителем, важность эмоций,личный опыт, принятие, родительская агрессия,слезы тщетности, укрепление привязанности,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

www.psyshans.ru

ПОЧЕМУ ДЕТЯМ НУЖЕН ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОКОЙ И КАК ЕГО ОБЕСПЕЧИТЬ



Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40   c 10-00 до 22 00 - Ирина
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru






Теги: воспитание, расслабленный ребенок, психологический покой ребенка,
психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога,
психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт
Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация
психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог,
психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.
нужен психолог,
ищу хорошего психолога, частный психолог, личный психолог, практикующий
психолог, психолог со стажем, психолог цена, психолог стоимость, психотерапевт
цена, психотерапевт

www.psyshans.ru

ЗРЕЛОСТЬ - ЭТО ГОТОВНОСТЬ СЛЫШАТЬ "НЕТ"

Зрелость - это готовность слышать "нет"

В последнее время я наталкиваюсь на информацию о том, что это значит – быть зрелой личностью, в каких психологических чертах проявляется эмоциональная зрелость, а что значит быть ребёнком. При обсуждении этой темы подчеркивают возможность строить отношения и достигать успеха в работе, реализовать свой творческий потенциал. Я бы добавила, что важной характеристикой зрелой личности является умение переживать отказ.


Одной из задач развития является умение говорить «нет» другим, отстаивать свои интересы, отказываться от того, что не приносит радости или противоречит интересам. Умению говорить «нет» посвящены многие тренинги, ведь порой, людям требуется время, чтобы научиться отказывать другим и не чувствовать себя при этом плохими и неудобными.

Но такой же важной задачей развития зрелой личности является готовность быть по другую сторону, то есть слышать «нет» на свои ожидания и просьбы. «Нет» нам говорят люди, «Нет» нам говорит сама жизнь.

Расскажу одну замечательную притчу об этом.

«Маленький Мартин мечтал о велосипеде и в канун Рождества решил обратиться к Богу, чтобы он сделал ему такой подарок. Мать Мартина услышала его молитву и огорчилась, зная, что у их семьи нет денег на такой подарок. В Рождество, когда мальчик не получил то, что хотел, мать с сочувствием спросила у него:

– Наверное, ты очень обижен на Бога, ведь он не ответил на твою молитву?

– Нет, я не обижен. Потому что он ответил на мою молитву. Он сказал мне «нет».

В ситуациях, когда «нет» воспринимается как наказание, происходит блокирование сил и жизненной энергии, человек отказывается воспринимать неудачи как естественную часть жизни, и начинает ходить по кругу всевозможных «почему?» и «за что?»

«Нет» присутствует в каждом мгновении жизни: мы слышим отказ в любовных, дружеских отношениях, в своих мечтах и целях, которые ставим перед собой.

Есть несколько типов реакции человека на отказ в удовлетворении его потребностей:

Я плох и потому мне отказали, а значит, я не буду спрашивать больше ни у кого.

– Я не заслужил то, что хочу, мне нужно искупить мою вину и может быть тогда всё получится.

– Мир плох и в нём нет того, в чем я нуждаюсь, поэтому искать бессмысленно.

– Я буду искать дальше во что бы то ни стало и всё равно добьюсь своего.

Последний пункт кажется самым приятным, но в нём так же может скрываться незрелый способ поведения. Хорошо, когда человек способен быть целеустремленным и достигать целей, не травмируясь при неудачах, но плохо, когда желание добиться своего превращается в навязчивое повторение «дай», как у ребёнка, требующего игрушку. Если невозможность услышать «нет» превращается в навязчивую попытку войти в одну и ту же закрытую дверь – стоит задуматься о своём умении принимать реальность.

Разговаривая с людьми в моём кабинете или за его пределами, я часто ловлю себя на мысли, что жизнь была бы намного проще, если бы люди приняли, что  не все в этом мире доступно. И это ни плохо и ни хорошо, это просто факт.


Навык слышать отказ формируется в детстве, когда мы слышим  первые "нет" и "нельзя". Это совершенно неизбежная часть процесса развития и постижения ребёнком внешних норм, правил, границ дозволенного и возможного. Вначале мы слышим отказ в своей семье и ближайшем окружении, потом в садике, в школе. Это то время, когда нас призывают слушаться и принимать «Нельзя» безоговорочно. Это период детства, пока ответственность за нас несут взрослые. И если ребёнок растет в поддерживающей обстановке, то в его жизни «Да» и «Можно» вполне компенсируют огорчения. В этом случае ребёнок постигает внешнее ограничения как рамки, границы территории дозволенного в данной ситуации, а не как обиду, наказание или сообщение о том, что его отвергают. И, оказавшись во взрослой жизни, он будет вполне успешно справляться со своими чувствами в ситуации отказа.

И здесь поднимается вопрос о том, что значит «успешно справляться». Это не означает, что неприятные чувства полностью отсутствуют. Это означает, что они не блокируют жизненные силы человека, не загоняют его в депрессивное состояние и не устраивают обвал собственного достоинства. Отказ хоть и вызывает негативные чувства, но должен существовать в контексте «жизнь – продолжается!». А вот утрата этого ощущения действительно является психологической проблемой, которую надо решать.

Если говорить о способности зрелым способом принимать «Нет», то более подходящим является понятие «Устойчивость» или «Укорененность», как внутренняя опора. Безусловно, существуют ситуации особой важности для каждого человека, отказ в которых будет восприниматься как сильнейший стресс. Это, в основном происходит тогда, когда человек сужает свою жизнь до одного единственного «хочу». Если же ситуация, в которой получен отказ, является частью многогранной жизни человека, то, даже если его и зашатает, как дерево в ураган, корни помогут выстоять.

Мы не рождаемся с договором в руках о том, что получим всё, чего хотим.

Никто не обещает, что жизнь будет безоблачной.

Единственная гарантия, которая у нас есть при рождении, – это сама жизнь. В принципе, ничто кроме бьющегося сердца и возможности увидеть мир нам не обещано.

Инфантильная позиция – это смотреть на мир как на большую грудь, в которой всегда должно быть достаточно молока.

В то время как жизнь – это неизвестная дорога, по которой можно путешествовать.

«Нет» – это всегда ответ. Ответ, от которого можно отталкиваться и принимать решения о дальнейшем направлении.

Черняева Виктория Борисовна

www.psyshans.ru

Теги: адаптация, вина, зрелость, общение, помехи на пути к зрелости,развитие потенциала, слезы тщетности, стыд,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

СИЛА УЯЗВИМОСТИ

Сила уязвимости

Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru c 10-00 до 22 00 - Ирина

Захотелось написать этот материал после прочтения книги Брене Браун “Дары несовершенства”. Психолог и исследователь — Брене Браун — узнаёт секреты людей, живущих полноценной и счастливой жизнью, и приходит в своей книге к выводу, что признание и принятие собственной уязвимости — один из них.

Я много об этом думаю, думала и до прочтения книги. Потому что для меня признавать и демонстрировать свою уязвимость — шаг, требующий огромных усилий и смелости. Это не всегда получается. Чаще не получается совсем.

Но я пробую, потому что уверена, что уязвимость — это ключ к самости и индивидуальности, а ещё — во многом залог настоящих близких отношений.

Я хочу поговорить об этом, но чтобы не потеряться в собственных рассуждениях и не породить бесплодных дискуссий, начну со скучных, но необходимых для понимания всего текста определений.

Перелопатив весь интернет, нашла определения Ожегова и Ефремовой слову «уязвимый», но не нашла «уязвимость». И «уязвимый» оба словаря определяют через синонимы «ранимый» и «слабый», что мне кажется, упрощает суть, и не раскрывает её.

А вот определение Википедии мне показалось очень точным.

«Уязвимость — параметр, характеризующий возможность нанесения описываемой системе повреждений любой природы теми или иными внешними средствами или факторами. Уязвимость неразрывно связана с характеристикой «живучесть».»

Живучесть же, в свою очередь, определяется как «способность технического устройства, сооружения, средства или системы выполнять основные свои функции, несмотря на полученные повреждения».

Мне понравились эти определения, потому что вместе они отражают глубинную суть уязвимости.

Это не слабость, не чувствительность и даже не ранимость. Уязвимость — это неотъемлемая часть, сущность человеческого организма, жизненность. Уязвимость означает, что этот организм живой и ему разными внешними средствами могут быть нанесены повреждения. Но другой неотъемлемой частью человеческого организма (и это очень важно!) является живучесть — способность восстанавливаться, жить, выполнять основные функции несмотря на полученные повреждения.

Очень часто можно встретить использование слов «слабость», «чувствительность», «ранимость», «незащищенность», «открытость» как синонимов уязвимости, но терминологически в контексте этого материала это неверно. Человек может не обладать ни одним из перечисленных качеств в их обыденном понимании, но он останется уязвимым, дело лишь в качестве и количестве наносимых ему повреждений.

Помните прекрасную древнегреческую легенду об Ахиллесе, которого его мать — морская богиня Фетида — купала в водах священной реки, чтобы таким образом сделать его неуязвимым и бессмертным. И только пятка, за которую она держала младенца, окуная его в воду, не получила волшебной защиты. Так и у каждого из нас есть «ахиллесова пята», и не одна — места, в которые как тщательно мы бы их не защищали, нас можно ранить и даже убить.

Мне кажется, ни у кого не должно остаться сомнений, что человек уязвим, как и любое живое существо. Только человек уязвим еще сильнее, потому что кроме потери своей физической полноценности и силы, ему есть ещё чем рисковать — чувствами, эмоциями, рассудком.

Однако каждый уживается со своей уязвимостью по своему — один не признает её, другой тщательно скрывает и защищается от уязвимости, третий учится демонстрировать её в безопасном пространстве.

Я бы сказала, что уязвимость живёт на трёх уровнях.

Первый уровень — это полное её отрицание. Знаете таких людей, которые верят в то, что держат всё под контролем? В зону контроля попадают не только сторонние люди, предметы и обстоятельства, но и сам человек с его эмоциями и чувствами.

Второй уровень — признание своей уязвимости, но наличие внешнего контроля. То есть человек понимает, что он уязвим, знает свои слабости и несовершенства, но не готов открывать и демонстрировать их окружающему миру.

Так живем почти все мы, даже те, кто отлично продвинулся в самопознании. Мы понимаем, кто мы, но когда речь идёт о том, чтобы демонстрировать это окружающим, нас что-то останавливает. Страх боли, риск не понравиться и не полюбиться столь привычному миру, боязнь одиночества.

Демонстрировать окружающим — близким и чужим людям — свои больные точки, тонкие места, свою «ахиллесову пяту» — это огромный риск. Это требует смелости, искренности, базовой уверенности в себе. Для меня это почти недостижимый третий уровень бытия уязвимости.

На этом уровне мы чаще всего подходим очень избирательно к тому, что демонстрировать, кому и когда. Близкие люди получают чуть большую порцию нас настоящих. Коллеги по работе — маленькие кусочки. Друзья в Facebook почти ничего, ну если только вы не начинающий блогер, цель которого покорить свой виртуальный мир своей искренностью и человечностью. Я утрирую, конечно.

Я убеждена, что жизнь на полной мощности эмоций и чувств счастливая полноценная настоящая жизнь возможна только на третьем уровне.

Как сильно открываться и кому — это уже решать вам. Но признавать свою уязвимость и демонстрировать её окружающему миру просто необходимо, для того, чтобы любить, для того, чтобы быть собой, для того, чтобы выжить.

Мой призыв к демонстрации уязвимости был бы однобоким, если бы я не взялась за смелость написать про «золотые слитки», которые дают признание и демонстрация своей уязвимости. Но я сразу оговорюсь, что не претендую на научность и на исследовательский характер своих выводов. Во многом я опираюсь на книгу “Дары несовершенства”, но не скопировала из неё ни строчки, правда. Я пишу как человек, который делает свои шаги к полноценной жизни, человек со своей историей отношений с уязвимостью, человек, который учится быть собой и который знает о том, как важен и одновременно труден этот путь.

Признавать и демонстрировать свою уязвимость — единственный способ оставаться собой, обрести самость и индивидуальность.

Мы живем в мире хорошо придуманных и разыгранных масок. С телевизора нас поражают мужчины и женщины своим умом, красноречием, исключительной моложавостью и красотой.

Социальные сети демонстрируют нам профили успешных ,высокоэффективных, востребованных ,ведущих здоровый образ жизни исключительных людей.

Нам хочется соответствовать. Причем соответствовать даже за закрытой дверью в туалете, где нас никто не видит и не слышит. Нам хочется быть особенными, сильными, интересными людьми без слабостей и всяких там заморочек.

И так мы живем, надев на себя маску приличного симпатичного во всех отношениях человека, или повернувшись к миру всего одной своей лучшей, по нашему мнению, стороной.

Я не стану писать о том, как все мы прекрасны, и как здорово и важно демонстрировать каждую частичку себя. Есть качества, которые я в себе считаю неприемлемыми, и ничто на свете не убедит меня в том, что они заслуживают публичности и открытости.

Но очень часто мы знаем недостаточно о себе и окружающих нас людях, демонстрируя им ошибочно выбранный образ.

Мы утрачиваем себя, свою индивидуальность, яркость, характер, исключительность, пытаясь нравиться этому миру не такими, какие мы на самом деле есть.

И только демонстрируя свою уязвимость, свои недостатки, тонкие места своей операционной системы, которой, увы, можно навредить, мы становимся собой. Мы даём возможность миру прикоснуться к нам настоящим. И только так мы можем не потерять яркость и не слиться с тусклой массой «неуязвимых», только так можем завязывать и создавать настоящую дружбу и эмоционально близкие отношения.

Признание и демонстрация своей уязвимости обязательны в близких отношениях.

Настоящие эмоционально-близкие отношения

Близость сама по себе предполагает, что мы подпускаем к себе другого человека настолько близко, что не боимся открыть и показать ему самые болезненные наши места.

Я уже не говорю о том, что любовь может жить только там, где люди могут оставаться собой, предъявляя друг другу себя настоящего.

Эмоционально обнажаться всегда страшно, не менее страшно делать это перед близкими людьми. Не знаю, как вам, но мне самые страшные и жестокие раны наносили близкие люди. Но это не отменяет того, что создавая близкие отношения, невозможно снова не не идти на риск

Признавать и демонстрировать свою уязвимость — единственный способ создать близость, почувствовать, услышать, понять друг друга.

Уязвимость — ключ к понимаю людей, состраданию и сопереживанию.

Непринятие собственной уязвимости делает нас требовательными и не чувствительными не только к себе, но и к другим людям. Сопереживать потерю другого человека, оплакивать с ним горе, почувствовать опустошенность и боль, можно только обнажившись самому. Если мы всецело заняты тем, чтобы ретушировать свои раны, нам сложно будет услышать плач другого человека..

Наконец, мы не можем быть достаточно терпимы и чутки к другим людям, если нам не хватает мудрости разглядеть свои собственные недостатки и принять их.

Признание и демонстрация своей уязвимости — единственный способ ставить перед собой высокие и сложнодостижимые цели.

Боязнь совершить ошибку и быть публично распятым за неё еще никого не сделала сильнее и храбрее ни в постановке, ни в достижении цели.

Анализируя себя, я вдруг осознала, что мой перфекционизм — желание всегда оставаться на высоте и достигать во всем совершенства — никогда не помогал мне достигать целей. Он всего лишь заставлял меня выбирать самые реалистичные и самые лёгкие цели, не достичь которых у меня не было шанса. Я обнаружила, что всё, чем я предпочитаю заниматься по жизни, почти не связано с риском ошибиться и упасть…

Сколько всего я могла бы сделать, если бы так сильно не боялась совершить ошибку, продемонстрировав миру свою неспособность добиваться целей. Какие бы грандиозные и смелые планы я рисовала бы себе, если бы так сильно не зависела от окружающего мнения.

Если мы перестанем бояться демонстрировать миру свои ошибки, свою недостаточность и неспособность добиться чего-то желаемого, мы можем стать по-настоящему смелыми в своих планах и ожиданиях от жизни. Мы можем научиться ставить желанные сложнодостижимые большие цели и не бояться рисковать.

Принятие и демонстрация своей уязвимости — единственный способ жить эмоционально полной жизнью.

Попытка избежать уязвимости приводит к онемению чувств и эмоциональной сферы человека. К сожалению, психика человека не умеет быть избирательной — блокировать негативные переживания, и проживать яркие и счастливые. Онемение чувств означает, что мы перестаем проживать любые эмоции  — и радостные, и горькие.

Для того, чтобы прочувствовать всю красоту вселенной, радоваться наступающему дню, улыбаться играющим детям, чувствовать жизнь, счастье и тепло — просто необходимо проживать и испытывать негативные эмоции  — боль, разочарование, страх.

Если мы не боимся уязвимости, а признаем и демонстрируем её, нам не нужна спецзащита от боли и разочарования. Мы готовы испытывать разные чувства, мы знаем, что нас могут ранить и обидеть. Но это только делает нас более чувствительными ко всему диапазону предлагаемых вселенной переживаний. Теперь мы можем по-настоящему улыбаться тому хорошему, что она нам несёт.

***

Когда мне было 18 лет, я знала, какой хочу стать. Я рисовала себе образ успешной оптимистичной общительной решительной женщины, которой когда-нибудь научусь быть. Годы ушли на то, чтобы создать этот лакомый образ. Что-то въелось в кожу так сильно, что не оттереть даже с мылом. Я верила, что тогда-то я заживу настоящей счастливой жизнью. Теперь, после 35, я думаю, что всё не так. Настоящая жизнь — это возможность быть собой, не врать себе, не надевать образ, отчистить всю шелуху и танцевать голышом.

Чтобы не проделывать этот огромный сложный путь обратно, не заблуждайтесь. Не бойтесь быть собой и демонстрировать миру себя. Не прячьтесь от уязвимости, это то, что делает вас особенными, настоящими, живыми. Читайте умные книжки не после 35, а до. И слушайте своё сердце.

Мария Никонова

WWW.PSYSHANS.RU


Теги: зрелость, личный опыт, подавление чувств и эмоций , развитие, смешивание чувств, стыд, уязвимость,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ВОСПИТАНИЕ РЕБЕНКА

Желание ребенка быть хорошим в глазах родителей – это мощная мотивация, значительно облегчающая процесс воспитания.

Мы навредим отношениям с ребенком, если не будем верить в его желание быть хорошим, когда оно на самом деле существует: например, обвиняя ребенка в дурных намерениях, если он демонстрирует неприемлемое для нас поведение.

Такие обвинения могут очень быстро запустить механизмы защиты в подсознании ребенка, повредить нашим с ним взаимоотношениям и заставить его считать себя плохим.

Для ребенка слишком рискованно продолжать стремиться быть хорошим в глазах родителя или учителя, который не верит в его добрые намерения и, следовательно, думает, что к нему, ребенку, надо применять метод кнута и пряника.

— Гордон Ньюфелд

www.psyshans.ru

Теги:воспитание ребенка, хороший ребенок, верить ребенку, обвинения, механизмы защиты, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

РЕБЕНОК,КОТОРОГО ЛЕГКО РАСТИТЬ

Мне кажется причиной того , о чем пишет автор является то, что сами родители становятся все менее и менее взрослыми, эмоционально зрелыми, а значит они становятся непоследовательными и непредсказуемыми и дети чувствуют это.
И, как ни странно, мне кажется, что этой последовательности и непредсказуемости способствует огромное количество литературы на тему воспитания детей и родители как бы ставят эксперименты на своих детях, доходя до того, что одного ребенка они воспитывают по одной методике, а другого - по другой.
Это само по себе расшатывает те вещи, о которых пишет Ньюфельд, потому что любая система лучше хаоса и постоянных перестроек, и нововведений в воспитании
."Ни мать, ни ребенок не нуждаются в советах. Им нужны подходящие условия, которые позволят матери верить в себя."
— Д.В.Винникот
Возможно родители , будучи сами незрелыми, так увлеклись самососершенствованием, что растить детей стало почти пыткой - Воспитание детей есть только самосовершенствование, которому ничто не помогает столько, как дети.
— Л. Н. Толстой
Ирина Ситникова - психотерапевт, семейный психолог
Записаться на консультацию - скайп - psyshans


Ребенок, которого легко растить

Быть родителями становится всё труднее и труднее. И это явный знак, что что-то важное потеряно. Тысячи лет родители растили и воспитывали детей, и никогда это не было так сложно. Мы испытываем больше трудностей с нашими детьми, чем испытывали наши родители с нами, или их родители – с ними.

При этом, никогда раньше нам не было доступно столько книг о родительстве, никогда раньше у нас не было столько экспертов, рассказывающих нам что делать, не было столько информации по детской психологии развития. И никогда раньше у нас не было так мало детей, чтобы их воспитывать. Так что нечто действительно упущено.

Чтобы разобраться в этом «нечто», давайте вначале зададим себе вопрос: Почему воспитание ребёнка в современных условиях – это такое сложное дело? Только зададим этот вопрос с другой стороны, потому что иногда ответить на вопрос легче, перефразировав его. А именно: Что делает ребёнка легковоспитуемым? Какого ребёнка легко растить?

Попробую обозначить основные характеристики «ребёнка, которого легко растить».

  • Итак, это ребёнок, который слушает нас. Такого намного легче воспитывать чем того, который не обращает на родительские слова никакого внимания.
  • Ребёнок, который прислушивается к нашим советам о том, что делать: как себя вести, как реагировать на разные события, что носить.
  • Ребёнок, который доверяет нам, и не просто доверяет, а вверяет нам себя.
  • Ребёнок, который принимает нашу ведущую роль, смотрит на нас снизу вверх. Такое распределение ролей очень важно для успешного родительства.
  • Ребёнок, который ищет нашей помощи и поддержки.
  • Которому нравится быть в нашей компании. Очень сложно воспитывать ребёнка, который не любит проводить с нами время.
  • Который чувствует себя с нами в безопасности и комфорте, для которого его дом – это надёжная бухта, где он может укрыться от житейских невзгод.
  • Ребёнок, который следует за нами, принимает нашу систему ценностей.
  • Которому мы нравимся, который хочет нравиться нам и соответствовать нашим ожиданиям.
  • Ну и последнее, ребёнок, у которого нет от нас секретов, по крайней мере таких секретов, которые могут разделить нас с ребёнком.

Все перечисленные особенности, конечно, приблизительны. Но чем больше их будет в вашем ребёнке, тем легче вам будет его воспитывать. И наоборот, чем дальше ребёнок от перечисленного выше идеала, тем сложнее вам будет не то чтобы воспитывать, но даже просто уживаться со своим чадом.

Итак, «дети, которых легко растить», откуда они берутся?

WWW.PSYSHANS.RU

Теги: ребенок, воспитание, легко растить, доверие, психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

НАУКА ОБ ЭМОЦИЯХ - МОДЕЛЬ ГОРДОНА НЬЮТОНА

Еще раз хочу напомнить моим читателям, почему я выкладываю эту серию прекрасных статей про детей, их развитие и воспитание, хотя я  взрослый психолог. Потому что все проблемы, с которыми обращаются ко мне клиенты, находятся там и  мы используем эту информацию в лечении пациентов и консультировании клиентов. И сами пациенты начинают лучше понимать, где и какого рода у них проблемы, то есть начинают понимать смысл терапии.
Ирина Ситникова - психотерапевт с большим стажем частной практики.
Записаться на консультацию можно по тлф- 8 916 542 01 40






Наука об эмоциях -модель развития Гордона Ньюфельда.




Главная задача эмоций – «помочь ребёнку вырасти».

Один из основополагающих принципов модели развития на основе привязанности Гордона Ньюфелда заключается в том, что здоровый эмоциональный баланс появляется в результате выражения эмоций, логика или понимание на уровне ума здесь не помогут.

Он советует воздержаться от таких слов в адрес детей? как: «Успокойся!», «Прекрати это!», «Будь смелым!» – и других подобных сообщений, которые подавляют выражение эмоций у ребёнка. Если препятствовать их выражению, они всё равно найдут выход, только в другой форме (в том числе и в агрессии), возможно аффективное уплощение (депрессия) и неспособность адаптироваться к жизненным обстоятельствам.

Гордон Ньюфелд рассказывает о том, почему разделение является самым большим источником тревоги и фрустрации у детей, а самая серьёзная проблема для эмоционального мозга – разделение с теми, к кому ребенок привязан. Он  советует избегать или хотя бы сокращать разделение, в котором нет необходимости, чтобы снять нагрузку с лимбической системы, и вместе с этим придумать способы, как сохранить близость, находясь друг от друга на расстоянии, и как «перекрывать то, что может разделять».

Как это обычно и бывает, мой ум был занят сравнением новой информации с моими собственными убеждениями. Большинство идей Гордона Ньюфелда были мне хорошо знакомы, однако его язык был другим, непривычным, поэтому мне приходилось переводить всё на свой, в свою систему координат. По мне, перекрывание разделения означает важность поддержания постоянной связи со своим ребёнком в потоке привычных проблем, например: состыковка противоречащих друг другу желаний и потребностей родителя и ребёнка, очень разное ощущение времени, улаживание дисциплинарных моментов, физическое и эмоциональное разделение. Как родитель может дать ребёнку понять, что отношения важнее поведения, что он по-прежнему любим, окружён заботой и остаётся для нас хорошим, несмотря ни на что? Гордон Ньюфелд советует говорить ребёнку: «Я с нетерпением жду вечера, когда мы сможем вместе поужинать» или «вместе позавтракать», и конечно не забывать улыбаться глазами, это способно растопить любое сердце – «завладевать взглядом». Он рекомендует родителям выражать своё сожаление по поводу эмоциональных разрывов в отношениях, однако при этом не следует вымаливать у ребёнка прощение, потому что таким образом мы перекладываем груз ответственности за налаживание отношений на хрупкие плечи ребёнка.

Мне было очень приятно, что так много из того, что он говорил, совпадало с моими собственными глубокими убеждениями и тем, что я вижу в своей семейной жизни и в работе с родителями. Многое из того, чем поделился Гордон Ньюфелд, перекликается с другими тренингами и курсами, например: «Осознанное родительство» Алеты Солтер (Aletha Solter’s Aware Parenting), психосинтез, обучающий тренинг Робина Грилла «От сердца к сердцу» (Heart to Heart Instructor Training with Robin Grille) и мои знания по теории привязанности в целом. Сейчас просто потрясающее время – когда основные положения различных обучающих курсов говорят об одном и том же, подтверждая, что сила и теплота связи между родителем и ребёнком, отсутствие разделения, вызванного наказаниями, создают наиболее плодородную почву для роста и развития детей.

Назначение системы оповещения об опасности – сделать ребёнка осторожным.

Гордон Ньюфелд говорит о том, как способность детей чувствовать и выражать свои эмоции (когда родитель понимает важность этого и способствует их выражению) позволяет им сохранять и задействовать свои здоровые природные инстинкты. Например, в игре, когда ребёнок сталкивается с чем-то тревожащим, эмоции побуждают его быть осторожным. Ребёнок, который чувствует и может выразить свою тревогу и страх, в большей степени способен принять необходимые меры для обеспечения собственной безопасности. Гордон Ньюфелд приводит пример с трёхлетним ребёнком, который пытался вскарабкаться на всё вокруг, в какой-то момент он взобрался на один камень, посмотрел вниз, испугался и сказал своему дедушке, что боится, поэтому слез и нашел другую высоту, которую можно покорить, но где соотношение риска и безопасности было оптимальным.

Понимание малолетних преступников. Гордон Ньюфелд поделился своим пониманием трудных подростков, с которыми он работал в тюрьмах, и которые были сильно защищены от уязвимых чувств, не могли выразить свой страх, тревогу или грусть и, как это ни печально, «потеряли свои слёзы». Они никогда не знали слов для описания своих эмоций, но «познали боли больше, чем могли вынести». Снимки мозга показывают, что префронтальная кора у таких молодых людей того же размера, что и у четырёхлетних детей, а это говорит о задержке в эмоциональном развитии. Но наказания или объяснения не помогут, здесь нужны эмоционально безопасные отношения с надёжной привязанностью, опираясь на которые, любой ребёнок, подросток или взрослый научится не бояться чувствовать и выражать свои наиболее уязвимые чувства. Булли, который снова начнет искренне плакать, больше не будет булли.

Когда ребёнок не чувствует страха.

Гордон Ньюфелд описывает, как родители, слишком часто пугая ребёнка, могут «перегрузить систему оповещения об опасности». Все родители повышают голос, желая предупредить ребенка о том, что он в опасности, однако многие повышают голос слишком часто, что приводит к перегрузке системы тревоги (особенно это касается высокочувствительных детей). Система тревоги работает без участия сознания и может воздвигнуть защиты, что приведёт к ее отключению, внешне же это будет выглядеть, как непослушание.

Подобное также может случиться, если ребёнок сталкивается с насилием настолько часто (на экране или в реальной жизни), что не способен с этим справиться. Ребёнок может потерять связь с чувством осторожности, которое обеспечивает его безопасность. Когда это случается, страхи и тревоги ребёнка переходят в разряд скрытых и часто проявляются как иррациональные страхи, маниакальное чрезмерно-контролирующее поведение,е или же рискованное поведение с адреналиновой зависимостью. Отключение системы тревоги может вылиться в неспособность считывать сигналы об опасности или отсутствие приглашения со стороны других людей. Если же система тревоги работает исправно, ребёнок лучше подготовлен к возможным опасностям в школе или другом месте и будет избегать людей и мест, являющихся источниками повышенной опасности. Когда у родителей не получается пробудить в ребёнке осторожность, они обычно начинают кричать ещё громче, тем самым усугубляя проблему, вместо того чтобы в первую очередь установить контакт, «завладеть взглядом», а потом уже начинать общение.

Слезы тщетности.

Гордон Ньюфелд особо отмечает то, какую важную роль в развитии эмоциональной адаптации ребёнка играют слёзы тщетности. Способность к эмоциональной адаптации вызревает с возрастом и постепенно, по мере того как происходит созревание префронтальной  коры головного мозга и правое и левое полушария начинают работать сообща. Это развитие можно поддержать или задержать, в зависимости от того, сможет ли родитель позволить ребёнку выражать весь спектр эмоций, помочь научиться распознавать и называть эти чувства, а также выплакивать слёзы тщетности, когда ребёнок сталкивается с разочарованиями и трудностями жизни, будь то запрет на шоколад или потеря близкого человека. Так как префронтальная кора мозга растёт и созревает, эмоциональная адаптация тоже улучшается, и к 5-7 годам ребёнок уже лучше справляется с противоречивыми эмоциями (у высокочувствительных детей это происходит позже).

Умение сдержаться, когда хочется ударить и дать выход своей фрустрации, и помнить, что это может причинить боль другому человеку, даёт контроль над импульсами. Осознание того, что стесняешься или нервничаешь, но вместе с тем очень сильно хочешь рискнуть, ведёт к мужеству. Желание получить удовольствие прямо сейчас вкупе с пониманием, что родители всё равно заботятся, даже когда отвечают «нет», рождает терпение.

Игра – самое первое и базовое решение проблемы эмоций.

Мне было очень приятно слышать, как Гордон Ньюфелд с большим энтузиазмом говорил о роли игры в развитии ребёнка, в особенности свободной игры, с участием воображения, игры ради самой игры. Он объяснял, почему игра находится в авангарде развития, где на первом месте стоят процессы психологического созревания. По его словам, в игре создаются условия, наиболее благоприятные для истинного обучения, в ней легче всего проявляется творчество, в её безопасной среде могут раскрыться зачатки своего собственного «я», а в мозгу создаются нейронные связи, отвечающие за умение находить решения проблем. Эта тема пришлась мне очень по душе.

Один из моих любимых мастер-классов – это терапевтическая игра, и мне особенно нравится работать с учителями детей младшего возраста. Я часто прошу их представить, что они маленькие дети, и пусть каждый выберет, каким ребёнком он хочет быть, с какими способностями и возможностями. Они представляют, что находятся в обычной для детей среде, и мы играем в игру, в которой есть интрига и нужно суметь прочесть знаки и постараться выяснить, кому в их окружении можно доверять, а кому нет. Эта простая игра даёт глубокое понимание всей сложности социальных взаимодействий у детей и показывает важность игры для безопасного выражения эмоций, когда дети кричат, смеются, бегают, переживают потерю контакта и его восстановление, ощущают тревогу и последующее облегчение. Я состою в комитете и являюсь одним из спикеров конференции по естественному обучению для учителей детей младшего возраста, которая проводится каждые полгода под открытым небом в Фангареи (прим.ред. – Новая Зеландия).

Слова Гордона Ньюфелда о том, что детям необходимо иметь возможность играть и что цифровые устройства вытесняют истинную игру, сильно перекликаются с призывами некоторых лидеров движений по возвращению детей в лоно природы и обучению, основанному на игре, выступающих на конференции уже не один год, например, это Ричард Лоув, автор книги «Последний ребёнок в лесу».

В моём детстве было много такого, что скорее навредило моему эмоциональному и психологическому здоровью, чем укрепило его. Однако, моим спасением было время, проведённое в играх с моими братьями и сёстрами, особенно в свободных играх на природе – это помогло сохранить мой разум и дух сильными. Я была сильно привязана к полям и деревьям на нашей ферме в 180 акров, я помню волнение, с которым я в очередной раз бежала к пруду на ближайшем поле, чтобы стать свидетелем превращения головастика в лягушку, а также рождения детёнышей животных. В каждом сезоне была своя прелесть: собирать смородину вдоль канала, ставить в маленькие вазы принесённые домой нарциссы и примулу, навещать старую миссис Дойл, нашу соседку, и приносить воду из её колодца или ревень из ее огорода, чтобы мама испекла пирог с ревенем. Я обожала мои любимые деревья в лесу, запах камней в прохладной реке, мягкость мха, игры в сенном сарае – как много счастливых воспоминаний моего детства связано с игрой.

Дети, как растения, тянутся к свету. Множество приятных воспоминаний, связанных с играми и исследованием природы, в том числе вместе с моими восемью братьями и сестрами, поднимаются во мне, словно лотосы из болота моего по большей части мрачного и тусклого детства. Эти воспоминания –  ценное напоминание о том, что ребёнок рождается с мощными инстинктами самозащиты и исцеления.

Женевьева Симперингэм (Genevieve Simperingham), основательница Института Спокойных Родителей, Новая Зеландия, международный спикер, фасилитатор, сертифицированный консультант, работающий по методу психосинтеза, преподаватель, автор.

перевод Динары Урдашевой и Юлии Твердохлебовой

Теги: важность эмоций, игра, подавление чувств и эмоций, преступники, свободная игра, система тревоги, слезы тщетности, тревога, эмоции,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

Источник

www.psyshans.ru

ТРЕВОГА И ЗАСТРЯВШИЕ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ДЕТИ

"Вы, как родитель, видите такую картину: лицо как бы немного каменеет, глаза смотрят в одну точку. Нет этого замечательного испуганного выражения лица, которое бы сказало вам о том, что вы достигли своей цели. Здесь же, наоборот, у них такой взгляд, будто никакого воздействия не было, все ваши угрозы как об стенку горох. А когда вы видите, что это не сработало, что вы делаете? Вы инстинктивно усиливаете тревогу: повышаете голос, придумываете новые угрозы.

И усиливаете, и усиливаете до тех пор, пока тон вашего голоса не разобьёт ваши отношения. Это уже слишком. Теперь под угрозой уже ваши отношения. И в конце концов ребёнок может разрыдаться слезами. Но это не будут слезы тщетности и облегчения. Это будут слёзы фрустрации, расстройства. И вот тут уже это вопрос ваших отношений, но своей цели вы так и не добились.

Гордон Ньюфелд




Вот эта часть статьи мне кажется особенно важной. В психотерапии очень важно оплакивание. Но только слезы тщетности, принятия означают исцеление. Только в этом случае узел - эмоциональный, мышечный, в отношениях развязывается, тк человек понимает, что ничего сделать нельзя и смиряется - принимает ситуацию, родителей , жизнь и расслабляется, сохраняет отношения с неидеальным объектом.

Часто, когда клиент плачет , молодые терапевты принимают эти слезы за слезы тщетности, горевания, отпускания и не спрашивают клиента- о чем он плачет. А, если задать этот вопрос , то можно услышать ответ - от разочарования(в неидеальности) , от отчаяния, от фрустрации, от злости, от обиды . И все эти эмоции служат только одному - не расставаться с надеждой на исполнение желания, не расставаться с детским принципом жизни, удовольствия, удовлетворения всех желаний, желательно немедленно. Это очень вредно для ребенка. Это оставляет его в его иллюзорном мире мечтаний, фантазий, далеких от реальности, а , значит, оставляет его в постоянном напряжении борьбы и недовольства, в неприятии жизни. Это оставляет человека вне человечества, вне человечности, тк основные признаки человеческого сообщества - это принятие своей уязвимости, слабости, зависимости. Именно это позволяет каждому человеку чувствовать себя, как "рыба в воде" в человеческом сообществе, чувствовать свою принадлежность, а не инаковость и исключенность. Это же дает и ощущение удовольствия от жизни, ибо мы получаем от чего-то удовольствие, только, если принимаем, а не боремся и фрустрируемся. Поэтому так важно, чтобы дети в своих требованиях того, что нельзя, вредно(например спать в одной постели с родителями, свободно заходить в их спальню...) от слез злости и разочарования обязательно доходили до принятия тщетности своих требований, что позволит им сохранить хорошие отношения с родителями, а клиентам отпустить свое прошлое, улучшить отношения с родителями и , благодаря этому отпустить их и направить свое либидо на свою жизнь и поиск своего партнера. В результате психотерапии со взрослым человеком он "размораживается" и ,наконец, начинает чувствовать тревогу и страх , а затем  тревога и фрустрация тоже уходят , восстанавливается нормальное отношение к своей уязвимости , вот , наконец-то, алилуйя, когда-то утраченное стремление к любви, привязанности, контакту с  себе подобными  восстанавливается, как птица Феникс человек возрождается из пепла и вместе с ним возрождается  стремление к контакту с людьми.

Ирина Ситникова - гештальттерапевт, психолог-консультант, системный семейный психолог, психоаналитический терапевт, коуч по отношениям( с разными подходами когнитивный, бихевиоральный, экзистенциальный...)



Тревога и застрявшие в психологическом развитии дети.


Из лекции Г.Ньюфелда.

Теперь давайте поговорим о тревоге. Это ведь основной способ взаимодействия с детьми, когда взрослым нужно заставить их что-то делать: вызвать у них тревогу, страх. Почему? Потому что тревога – это очень сильная эмоция, под воздействием которой ребёнок способен на многое. Тревога – одна из трех базовых эмоций (две другие – это фрустрация и стремление к контакту и близости). Эти три базовые или первичные эмоции присутствуют у любого млекопитающего.

Так вот, тревога предназначена для того, чтобы пробудить в нас осторожность. И как родители мы инстинктивно знаем это – когда мы видим, что дети могут попасть в беду, что они действуют безответственно, включается наш инстинкт вызвать у них тревогу. Чтобы они были осторожней.

С этой целью мы повышаем голос. У ребёнка в глазах появляется тревога, они сканируют вас и пространство и спрашивают: «Что не так?» – «Я же говорил тебе, не делай так! Ты попадёшь в беду!» Кроме того, мы угрожаем, ставим ультиматумы.

Но вот в чём проблема. Если ребёнок  застрял  в психологическом развитии, то он защищён от уязвимости. Он никогда не говорит: «Я волнуюсь, я боюсь», он не рассказывает вам о своих страхах.  Это означает, что его мозг защищает его от чувства тревоги. А если это так, то когда вы повышаете голос, что с ним происходит? Мозг ребёнка возводит защиты. Именно так. Вы ставите ультиматум, мозг регистрирует угрозу и защищает от чувства тревоги, ребёнок не ощущает опасности и не в состоянии начать вести себя осторожнее.

Вы, как родитель, видите такую картину: лицо как бы немного каменеет, глаза смотрят в одну точку. Нет этого замечательного испуганного выражения лица, которое бы сказало вам о том, что вы достигли своей цели. Здесь же, наоборот, у них такой взгляд, будто никакого воздействия не было, все ваши угрозы как об стенку горох. А когда вы видите, что это не сработало, что вы делаете? Вы инстинктивно усиливаете тревогу: повышаете голос, придумываете новые угрозы.

И усиливаете, и усиливаете до тех пор, пока тон вашего голоса не разобьёт ваши отношения. Это уже слишком. Теперь под угрозой уже ваши отношения. И в конце концов ребёнок может разрыдаться слезами. Но это не будут слезытщетности и облегчения. Это будут слёзы фрустрации, расстройства. И вот тут уже это вопрос ваших отношений, но своей цели вы так и не добились.

И это тот инструмент, который мы первым делом должны убрать из своего арсенала, когда работаем с застрявшими детьми. Конечно, не все дети защищены на том уровне, где они не испытывают страха. Здесь я говорю именно о таких детях. И для них это только усугубляет всю ситуацию и совершенно не работает.

Гордон Ньюфелд

Перевод Юлии Твердохлебовой

www.psyshans.ru

Теги: адаптация, быть родителем, зрелость, незрелость,развитие, страх, тревожность, уязвимость, подавление чувств и эмоций, принятие, проблемное поведение

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, гештальттерапевт

Страницы: 1 | 2 | 3 | 4 | След.
Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru