БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Декабрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 31          

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ

Психологическая устойчивость – это удивительное качество.

Все люди рождаются со способностью адаптироваться к тому, что они не могут изменить, способностью восстанавливаться, чтобы оптимально функционировать в жизни. Это, по сути, и является определением психологической устойчивости.

Сама по себе психологическая устойчивость определяет многое - нашу способность к близости, к удовольствию от общения, способность выносить критику, а, значит, быть собой, чувствовать свои потребности и воплощать их - жить не по принципу "быть удобным всем" , а по принципу "я могу кому-то не нравиться, но это не разрушает мою личность" и не лишает меня возможности свободно двигаться по жизни к своей (а не навязанной) цели.

Психологическая устойчивость - это залог искренности, подлинности, спонтанности, целостности. Все эти вещи делают жизнь приятной, а не обузой.

Психологическая устойчивость зависит от многих факторов - от генетики; от среды, в которой рос ребенок; от того насколько любовь близких людей была принимающей, а не манипулирующей.....

Адаптивность можно развивать. Это важно - не менять что-то в человеке, не навязывать свое, а помочь опереться на индивидуальность, принять себя, и почувствовать комфорт - это момент, когда человек из "гостиницы" переселяется в "родной дом".
Ирина Ситникова - практикующий  психолог, гештальттерапевт, клинический психолог, опыт 16 лет.

www.psyshans.ru - сайт, где можно задавать вопросы и получать ответы онлайн или, если я буду отсутствовать на связи в данный момент и не отвечу , я найду ваше сообщение в своей почте и постараюсь ответить.

living-on-the-edge-844873__340.jpg



#консультацияпсихолога #психотерапевтМосква #семейныйпсихолог#клиническийпсихолог #помощьпсихолога #гештальттерапевт#практикующийпсихолог

ПАРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. СЕМЬЯ, КАК ОНА ЕСТЬ.

Cовременные отношения - это котел, в котором кипят противоречащие друг другу устремления и желания: мы хотим безопасности и возбуждения, опоры и возможности оторваться от реальности, комфорта любви и накала страсти. Мы желаем всего и сразу, и лучше бы с одним человеком.

Эстер Перель

WWW.PSYSHANS.RU

#консультацияпсихолога #психотерапевтМосква #семейныйпсихолог#клиническийпсихолог #помощьпсихолога #гештальттерапевт#практикующийпсихолог

Теги: семья, отношения, парные отношения,  консультация психолога, психотерапевт Москва , семейный психолог, клинический психолог, помощь психолога, гештальт-терапевт, практикующий психолог

ЦИТАТЫ ПО ПСИХОЛОГИИ ПАРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Вместо того, чтобы прямо и честно взглянуть на свои внутренние проблемы, многие из нас
выстраивают иллюзию нахождения решения проблем вне себя – в другом человеке.

Карл Роджерс

semeynyiy-psiholog-konsultaciya.jpg

www.psyshans.ru

Теги:  внутренние проблемы,иллюзии, взгляд на себя,  консультация психолога, психотерапевт Москва , семейный психолог, клинический психолог, помощь психолога, гештальт-терапевт, практикующий психолог, семья, решение проблем, проблемы семьи, псхологическая помощь паре.

ОСОЗНАНИЕ СОБСТВЕННОГО Я

Люди, не имевшие в детстве условий для осознания собственного Я и самовыражения, стремятся к этому всю жизнь. И первому проявлению их подлинной натуры всегда сопутствует сильный страх.
Алис Миллер

www.psyshans.ru

self-love-553243__340.jpg

#консультацияпсихолога #психотерапевтМосква #семейныйпсихолог#практикующийпсихолог #гештальттерапевт #клиническийпсихолог

КАК ЖАЛОБЫ РАЗРУШАЮТ ВАШУ ЖИЗНЬ И ЧТО С ЭТИМ ДЕЛАТЬ

Здравствуйте, уважаемые читатели!
Хочу уточнить, что статья популярная, не имеются ввиду клинические ситуации - тяжелые психологические травмы, результатом чего и стало: негативное восприятие жизни; восприятие жизни, как "обузы"; жизнь на уровне выживания с постоянным катастрофическим ожиданием.


Как жалобы разрушают вашу жизнь и что с этим делать

Жаловаться на жизнь — такая же вредная привычка, как сигареты или алкоголь. Когда вы жалуетесь, то на мгновение чувствуете себя лучше, мол, высказали все, что на сердце было. Но сами того не понимая, тем самым нанесли удар по своему здоровью.
Эксперты astro7.ru рассказали, как жалобы разрушают вашу жизнь и что с этим делать.

Из-за жалоб вы будете одиноки Подхватить вредную привычку куда проще, чем от нее избавиться. Достаточно пару раза пожаловаться на мужа, который не знает, какую кнопку нажать на стиральной машине, или начальника, который только работу подкидывает, как, бах, и вы уже нытик.



Ваш мозг перестроился на новую линию поведения, так что теперь вам намного приятнее и удобнее идти по жизни с транспарантом «Мы все умрем!» и быть человеком, который видит вокруг только плохое.



Как только нытье становится вашей линией поведения, ваше окружение начинает по-другому к вам относиться. Кто-то из друзей и родных вас периодически жалеет, утирая ваши слезы носовым платочком. Есть такие, кто тоже не прочь пожаловаться на жизнь и, вот, вы уже вдвоем, а то и втроем сетуете на всех и вся. Но адекватные люди поставят на вас клеймо «токсичный человек» и будут избегать вашего общества всеми силами.

Став нытиком, вы будете чаще болеть Нытье по поводу и нет наносит мозгу человека не только прямой, но и косвенный вред. Американские ученые пришли к выводу, что негативное мышление плохо влияет на область мозга, которая отвечает за принятие решений. И все бы ничего, ну тяжело решения принимать, ну и ладно, но это — прямая дорога к Альцгеймеру и прочим подобным серьезным болезнями.

Но и это еще не все. Когда вы жалуетесь, в вашем организме выделяется гормон стресса, кортизол. Когда его становится много, а много будет, если вы только то и делаете, что ноете с утра до вечера, на подсознании включается режим пещерного человека «Бей и беги!». Поднимается давление и уровень сахара, организм подает кровь, кислород и питательные вещества только в те части организма, которые, по его мнению, нужны для выживания.
Выбросы кортизола отрицательно сказываются на иммунной системе.
Иммунитет откровенно барахлит, и нытику хватит одного контакта с больным человеком, чтобы подхватить, в лучшем случае, простуду, а в худшем — кое-что посерьезнее.
Начинает шалить сердечно-сосудистая система, возрастает риск инфарктов и инсультов, резкие колебания сахара в крови могут привести к диабету, выработка кортизола часто провоцирует ожирение.
 
Вы можете подхватить привычку жаловаться, как простуду Человек — социальное существо, так что его мозг незаметно копирует поведение окружающих. Особое влияние на нас оказывают люди, с которыми мы проводим больше всего времени: родные, коллеги и друзья. В этой способности к эмпатии нет ничего плохого, если бы не одно «но» — как только вы попадете в окружение, где все жалуются на жизнь, через какое-то время станете одним из них, таким же недовольным собой и жизнью.



С жалобами, как с курением, достаточно просто посидеть в компании, где курят, чтобы получить удар по здоровью, который получит и сам курильщик. Так и вы, если посидите часок в компании недовольных жизнью людей, уйдете от них с камнем на душе. Подумайте, ведь вы вряд ли бы сидели рядом с человеком, который дымит сигаретой, как паровоз, и вдыхали табачный дым. Точно так и с нытиками — нужно убегать от них, как от табачного дыма.

Только вы сами можете исправить ситуацию.
Психологи советуют заменить жалобы на благодарность и перейти от пустых слов к конструктивным претензиям. В том момент, когда вам захочется в очередной раз поныть, подумайте, за что вы можете быть благодарными. К примеру, муж отлынивает от домашней работы — поблагодарите его за то, что вы чувствуете себя незаменимой. Если в ситуации нет позитива, поблагодарите за что-то другое, что есть в вашей жизни, чтобы блокировать выработку кортизола.

Психологи советуют заменить жалобы на благодарность и перейти от болтовни к конструктивным претензиям. Если благодарность не помогает, значит, пора пустую жалобу превратить в конструктивную претензию. Как только вы это сделаете, тут же поймете, как решить проблему и забыть о ней раз и навсегда.
Пусть ваша жалоба будет иметь реальный смысл, а не быть очередным пустым разговором.


1. У вашей жалобы должна быть четкая цель. Перед тем, как высказать ее вслух или про себя, вы должны понять, какой результат хотите получить. Никакого нытья ради процесса или за компанию с рыдающей подругой.

2. Начните с хорошего, а не плохого, если ваша жалоба относится к другим людям. Как только вы начнете с плохого, собеседник уйдет в оборону, а толку от этого мало. Так что, перед тем, как ругать официанта, улыбнитесь ему и скажите: «Я постоянный клиент заведения и всегда была довольна обслуживанием, но сегодня...».

3. Никаких расплывчатых формулировок — только конкретика. Если вы ругаете мужа, не нужно вспоминать его грехи за все двадцать лет совместной жизни. Будьте конкретны в своих претензиях и тогда они будут услышаны.

4. Закончите на позитивной ноте, чтобы у собеседника был мотив учесть вашу жалобу. Глупо рассчитывать, что официант станет лучше, если вы заявите ему: «Ноги больше моей не будет в этом ресторане...». Поверьте, он не сделает никаких выводов.
Источник



www.psyshans.ru

Теги: позитивное мышление,консультация психолога, психотерапевт, семейный психолог,
клинический психолог, помощь психолога, гештальт-терапевт, практикующий
психолог  

ВИНА И ВЛАСТЬ

14264016_297016244006045_2067707759135488504_n.jpg

www.psyshans.ru

Теги: вина, власть, зависимость, психолог Москва.

ПРОКРАСТИНАЦИЯ

Прокрастинация - в психологии склонность к постоянному откладыванию даже важных и срочных дел, приводящая к жизненным проблемам и болезненным психологическим эффектам.



Определение.

Прокрастинация проявляется в том, что человек, осознавая необходимость выполнения вполне конкретных важных дел (например, своих должностных обязанностей), пренебрегает этой необходимостью и отвлекает своё внимание на бытовые мелочи или развлечения.

Прокрастинация отличается от лени тем, что в случае лени субъект не хочет ничего делать и не беспокоится по этому поводу, а в состоянии прокрастинации он осознаёт важность и срочность работы, но не делает её, возможно, находя те или иные самооправдания. От отдыха прокрастинацию отличает то, что при отдыхе человек восполняет запасы энергии, а при прокрастинации — теряет.

В той или иной мере это состояние знакомо большинству людей и до определённого уровня считается нормальным.

Прокрастинация становится проблемой, когда превращается в обычное «рабочее» состояние, в котором человек проводит бо́льшую часть времени. Такой человек откладывает всё важное «на потом», а когда оказывается, что все сроки уже прошли, либо просто отказывается от запланированного, либо пытается сделать всё отложенное «рывком», за невозможно короткий промежуток времени.

В результате дела не выполняются или выполняются некачественно, с опозданием и не в полном объёме, что приводит к соответствующим отрицательным эффектам в виде неприятностей по службе, упущенных возможностей, недовольства окружающих из-за невыполнения обязательств и тому подобного. Следствием этого может быть стресс, чувство вины, потеря производительности. Комбинация этих чувств и перерасхода сил (сначала — на второстепенные дела и борьбу с нарастающей тревогой, затем — на работу в авральном темпе) может спровоцировать дальнейшую прокрастинацию.

Русификация термина.

В русском языке прокрастинация, как явление, было отмечено ещё в XIX веке. Тогда в России получила распространение пословица: «Завтра, завтра, не сегодня! - так лентяи говорят!», возникшая из попавшего в дореволюционные гимназические хрестоматии  стихотворения «Отсрочка» в переводе Бориса Федорова (1794—1875).Также известна близкая по смыслу более старая русская народная  пословица: «отложил на осень, а там и бросил».

На 2014 год для обозначения понятия пользуются калькой с английского языка, но учёные[ задумываются о переводе термина.  Предлагаются варианты: «завтрачество», «переносительство», «напотомство», «промедление», но, среди прочих, особо выделяется термин «откладывание», как наиболее приемлемый. При переводе книги Кукла А. «Ментальные ловушки: Глупости, которые делают разумные люди, чтобы испортить себе жизнь» для обозначения этого явления использовался термин «затягивание». Это соответствует одному из значений слова «затянуть» и словосочетания «затянуть дело».

История.

Термин появился в 1977 году, когда одновременно вышли две научные статьи: «Прокрастинация в жизни человека» и «Преодоление прокрастинации».

В России проблематикой почти никто не занимается,  но есть отдельные энтузиасты: Наталья Карловская и Яна Варваричева.

На 2014 год  основным изданием, освещающим проблему, является журнал «Procrastination And Task Avoiding» (рус. Прокрастинация и уклонение от выполнения задач)

Причины прокрастинации.

Существует множество теорий, которые пытаются объяснить данное явление, но ни одна из них не является общепризнанной и универсальной.

Низкая самооценка.

Очевидная причина откладывания дел на потом — низкая самооценка, неуверенность в себе, неуверенность в том, что это дело получится, будет принято людьми, есть ли смысл в этих тратах энергии, сил, времени, денег. Стоит человеку повысить свою самооценку, он начинает работать существенно быстрее, без откладывания дел на потом.

Перфекционизм.

Причиной прокрастинации является также перфекционизм, проявляющийся в попытке достичь совершенства, концентрации на деталях и игнорировании ограничений по времени и сопряжённый со страхом возможного несовершенства, «неидеальности» результатов работы, которую необходимо выполнить. Перфекционисты также зачастую получают удовольствие от крайних сроков, от ещё большего давления обстоятельств, от работы «в последнюю ночь»; они сознательно или подсознательно убеждены в том, что качество их работы зависит от давления сверху, и чем оно больше — тем лучше результаты.

Самоограничение.

По этой теории, прокрастинатор ограничивает себя из-за подсознательного страха стать успешным, выделиться из массы и показать себя лучше, чем другие (становясь, к примеру, возможным объектом завышенных требований, критики, зависти).

Причём страх стать выделяющимся, успешным, может быть связан не только со страхом перед критикой и завышенными требованиями, но и являться следствием токсичных установок, заложенных в детстве (фразы в духе: «Не позорь нас с отцом», «Ишь чего захотел», «Лучше синица в руке, чем журавль в небе» и проч.).

Кроме того, может играть роль субъективно низко оцениваемая личная способность действовать в изменившихся (после начала или завершения дела) условиях. В любом случае, как и в первой теории, ключевым словом является «страх».

Непокорность (дух противоречия).

В соответствии с данной теорией, нас раздражают навязанные роли, программы, планы, и мы откладываем дело, чтобы продемонстрировать (окружающим, руководству, миру) свою самостоятельность и способность действовать в соответствии со своим собственным решением.

Будучи подверженными внешнему давлению, мы вступаем в конфликт с массой или руководством. Этим способом «бунтари», анархисты отстаивают своё собственное мнение. Они всегда недовольны своим положением и легко попадают в ловушку неделания — они тратят всю свою жизнь на доказательство своей независимости от общественного мнения, что делает их рабами идеи; в итоге их деятельность ограничивается именно генерацией идей.

Теория временно́й мотивации.

Все вышеперечисленные теории не объясняют проблему целиком. Оппоненты выделяют в них два основных недостатка: они объясняют причину уклонения от решения задач, но не причину их откладывания, и не объясняют главного — зависимости между прокрастинацией и беспокойством (к примеру, перфекционисты менее подвержены прокрастинации, чем другие люди). Более обоснованной считается теория временно́й мотивации (англ.. temporal motivation theory).

Согласно этой теории, субъективная полезность действия (Utility), которая и определяет желание человека его совершать, зависит от четырёх параметров: уверенности в успехе (Expectancy), ценности, то есть предполагаемого вознаграждения (Value), срока до завершения работы (Delay) и уровня нетерпения, то есть чувствительности к задержкам (G). Человек считает более полезным дело, если уверен в его удачном завершении и ожидает по его результатам большого вознаграждения. Напротив, субъективно менее полезными кажутся дела, до завершения которых осталось ещё много времени. Кроме того, чем болезненнее мы переносим задержки, тем менее полезными нам кажутся дела, на завершение которых требуется некоторое время.

Следуя данной теории, можно сделать вывод, что уровень прокрастинации тем ниже, чем больше ожидания от дела и чем более ценны его результаты лично для человека, и тем выше, чем менее настойчив человек (так, импульсивные люди более подвержены прокрастинации) и чем дальше до достижения цели (чем ближе цель, тем усерднее мы работаем).

Другими словами, наилучшим образом работа выполняется тогда, когда по отношению к ней имеются высокие ожидания и личная заинтересованность, а время достижения сведено до минимума.

Нацеленность на процесс, а не на результат.

В этом случае прокрастинатор выполняет дело так, чтобы получить удовлетворение от самого процесса выполнения дела, а не от достижения результата (цели). Цель для него — это только направление, план, вектор, а вот сам процесс — это самое главное.

Источник - Википедия

www.psyshans.ru

Отзывы о консультировании


Теги: прокрастинация, уклонение, откладывание дел, страх, перфекционизм,

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, клинический психолог, практикующий психолог, гештальттерапевт, психоаналитический психотерапевт

В ЧЕМ ЗАВИСИМОСТЬ? ЧАСТЬ 2


В чём зависимость? Часть 2

«Я пришёл, чтобы поговорить с вами о наркомании, о силе зависимости, а также о склонности к власти.

Как врач, я практикую в Ванкувере, Канада. Я работал людьми, испытывающими очень-очень сильную зависимость. С людьми, которые употребляют героин, кокаин, алкоголь, кристаллический метамфетамин и любой другой известный человеку наркотик. Эти люди страдают.

Если успех врача измеряется продолжительностью жизни его пациентов, то я неудачник. Потому что мои пациенты умирают очень молодыми. Они умирают от ВИЧ, от гепатита С, от инфекций сердечных клапанов, от инфекций головного мозга, от заражения крови. Они умирают от суицида, от передозировки, от насилия, вследствие несчастных случаев.

И если вы посмотрите на них, то вспомните слова великого египетского писателя-романиста Нагиба Махфуза: «Ничто так не фиксирует последствия печальной жизни, как человеческое тело».

Потому что эти люди теряют всё.

Они теряют здоровье, теряют красоту, зубы, богатство, они теряют человеческие отношения и в итоге они часто теряют жизнь.


Но ничто не может удержать их от зависимости. Ничто не может заставить отказаться от неё. Зависимость остаётся сильнее. И тут возникает вопрос: почему?

Один из моих пациентов сказал мне: «Я не боюсь умереть. Я больше боюсь жить».

Вопрос, на который мы должны ответить: почему люди боятся жизни?



Если вы хотите понять зависимость, не нужно рассматривать то, к чему она привела; вам нужно обнаружить, что её вызвало. Другими словами: понять, что человек получает от своей зависимости? Что он получает, чего в противном случае не имел бы?

Наркоманы получают облегчение от боли, ощущение умиротворённости, чувство контроля, чувство спокойствия.... очень временное.

Встаёт вопрос: почему всё перечисленное отсутствует в их жизни, что с ними случилось?

Такие наркотики как героин, морфин, кодеин, кокаин, алкоголь – это всё обезболивающее. Так или иначе, все они унимают боль. И тогда вопрос не «отчего наркомания?», а «отчего боль?».

Я только что закончил читать биографию Кита Ричардса, гитариста группы Rolling Stones. Многие удивятся, но он всё ещё жив, не смотря на то, что длительное время страдал тяжёлой героиновой зависимостью. И в своей биографии музыкант пишет, что в зависимости он искал забвения, это была попытка забыться. Кит сказал: «Мы идём на эти конвульсии, чтобы хоть на несколько часов перестать быть самими собой».

И я очень хорошо понимаю, что за дискомфорт можно испытывать от самого себя, находясь в собственной шкуре. Мне знакомо желание сбежать от собственного разума.

Великий британский психиатр Р. Д. Лэнг говорил, что есть три вещи, которых люди страшатся. Они боятся смерти, других людей и собственного разума.

В течение долгого периода жизни, я хотел отвлечься от собственного разума, потому что боялся оставаться с ним наедине. И как же я отвлекался?

Ну, я никогда не употреблял наркотики, но я отвлекался через работу, полностью в неё погружался. И через покупки. В моём случае это были компакт-диски с классической музыкой.

В этом у меня развилась настоящая зависимость. За одну неделю я потратил 8000 долларов на диски с классической музыкой. Не потому, что я этого хотел, а потому, что я не мог не возвращаться в магазин.

Будучи врачом, я часто принимал роды. А однажды я оставил рожавшую женщину в больнице, чтобы раздобыть ещё классической музыки. Я хотел вернуться вовремя, но как только оказываешься в магазине, ты уже не можешь уйти так быстро. Эти дилеры классической музыки в проходах – настоящее зло: «Эй, приятель, ты уже слушал последний цикл симфоний Моцарта? Ещё нет? Ну...»

Я пропустил рождение того ребёнка. Придя домой, и солгал своей жене об этом.

Как и любой наркоман, я лгал об этом и игнорировал своих детей из-за своей одержимости работой и музыкой. Так что я знаю, каково это бежать от себя.

Моё определение наркомании: это любое поведение, которое даёт вам временное облегчение, временное удовольствие, но в долгосрочной перспективе наносит вред, имеет негативные последствия, и вы не можете от этого отказаться, несмотря на весь негатив.

Исходя из такого определения, вы можете понять, что существует много-много зависимостей.

Да, есть пристрастие к наркотикам, но также есть пристрастие к потребительству, к сексу, к интернету, к шопингу, к еде.

У буддистов есть такое понятие – «голодные духи». Это существа с большими пустыми желудками, маленькими тощими шеями и крошечными ртами, поэтому они никогда не могут получить достаточно, чтобы насытиться, никогда не могут заполнить внутреннюю пустоту.

И мы все в этом обществе – «голодные духи». У всех нас есть такая пустота и многие пытаются заполнить её извне. И наркомания – попытка заполнить эту пустоту с внешней стороны.

Теперь, если вы не против, зададимся вопросом: почему люди испытывают боль?

Не смотрите на их генетику, смотрите на их жизнь. В случае с моими пациентами, у которых была самая высокая зависимость, полностью очевидно, откуда бралась боль.

Потому что они все подверглись насилию. В детстве они подверглись жестокому обращению.

За 12-летний период я работал с сотнями женщин. Все они прошли через сексуальное насилие в детстве. Мужчины также были травмированы – сексуальное насилие, пренебрежение, физическое насилие, заброшенность и эмоциональная боль снова и снова. Вот откуда боль.

И здесь есть ещё кое-что: человеческий мозг.



Мозг человека, как вы уже слышали, развивает взаимодействие с окружающей средой. Это не просто генетическая запрограммированность. Среда, окружающая ребёнка, на самом деле формирует развитие мозга. Теперь я расскажу вам о двух экспериментах с мышами.

Берёте мышонка и кладёте еду в рот. Он её съедает, наслаждается, глотает. Но если вы положите пищу в нескольких дюймах от его носа, он не сдвинется с места, чтобы её съесть. На самом деле он умрёт от голода вместо того, чтобы есть. Почему? Потому что генетически у него нет рецепторов для химического вещества в мозге под называнием дофамин.

Дофамин – это стимул и химическая мотивация. Он вырабатывается, когда нами что-то движет, когда мы рады, возбуждены, энергичны, любопытны, когда мы в поисках пищи или сексуального партнёра. Без дофамина у нас нет мотивации.

Теперь, как вы думаете, что получает наркоман?

Когда он употребляет кокаин, кристаллический метамфетамин или другой наркотик, в его головном мозге наблюдается прилив дофамина. Вопрос в том, что в самом начале произошло с мозгом?

То, что наркотики вызывают привыкание – это миф. Сами по себе наркотики не вызывают зависимость, потому что большинство людей, которые их пробуют, не становятся наркоманами.

Так почему же некоторые люди подвержены наркомании?

Так же у некоторых людей возникает пристрастие к еде, но не у всех; все люди делают покупки, но некоторые от них зависимы; телевизор не у всех вызывает привыкание, но некоторые люди без него не могут.

Поэтому встаёт вопрос: откуда эта восприимчивость?

Вот ещё один небольшой эксперимент с мышами. Если новорожденных мышей отделить от матери, они не будут по ней плакать. К чему бы это привело в дикой природе? Они бы умерли, потому что только мать их защищает, растит, воспитывает.

Но у них не выработались рецепторы, химически соединяющие участки мозга для эндорфинов. Эндорфин – это эндогенный морфин. Это наше собственное природное болеутоляющее. Морфин или эндорфины также позволяют испытать любовь, ощутить привязанность детей к родителям и привязанность родителей к детям. Таким образом, эти маленькие мыши без эндорфинных рецепторов в мозге естественно не зовут свою мать.

Другими словами, пристрастие к наркотикам и, конечно, к героину и морфину вызвано их действием в эндорфинной системе. Вот почему они работают. Вопрос в том, что происходит с людьми, которым нужны эти химические вещества извне?

Если они подвергались насилию в детстве, то эти схемы не развиваются. Когда у вас нет любви и нет взаимосвязи в жизни в очень-очень раннем возрасте, то эти важные участки мозга просто не развиваются должным образом. Они также неправильно развиваются в условиях жестокого обращения. После этого мозг становится восприимчивым к наркотикам.

Но теперь они чувствуют себя нормально. Наступает облегчение боли. Они ощущают любовь. Одна пациентка сказала мне: «Когда я впервые употребила героин, то почувствовала себя, как в тёплых и нежных объятиях. Словно мать обнимает своего ребёнка».

Теперь у меня была такая же пустота, но не до такой степени, как у моих пациентов. Вот что произошло со мной:

Я родился в Будапеште, Венгрия, в 1944 году, в еврейской семье, перед тем как немцы оккупировали Венгрию.

Вы знаете, что случилось с еврейским народом в Восточной Европе.

Мне было 2 месяца, когда немецкая армия вошла в Будапешт. На следующий день моя мать позвонила педиатру и сказала: «Пожалуйста, придите и осмотрите Габора, он всё время плачет». И педиатр ответил: «Конечно, я приду к нему, но должен вам сказать, все мои еврейские младенцы плачут».

Но почему? Разве дети знали о Гитлере или о геноциде, или о войне?

Нет.

То, что мы считывали, это были стрессы, ужасы и депрессии наших матерей. Это влияло на формирование детского мозга. И, естественно, так я получал сообщение, что мир не хочет меня, потому что если моя мать рядом со мной не радуется, должно быть, я не желанный ребёнок.

Почему позже я стал трудоголиком?

Если они не хотят меня, то, по крайней мере, они будут нуждаться во мне. Я стану важным врач и у них будет во мне потребность. Так я смогу загладить чувство ненужности.

И что это значит?

Это значит, что я всё время работаю. А когда не работаю, тогда покупаю музыку.

Какое сообщение подсознательно получают мои дети? Точно такое же – что они никому не нужны. Вот так мы передаём травмы, передаём страдания, бессознательно, от одного поколения к другому.

Очевидно, существует много способов заполнить эту пустоту, у каждого человека свой способ. Но пустота всегда возвращается к тому, чего мы недополучили, когда были очень малы.

И тогда мы смотрим на наркомана и говорим: «Как ты можешь делать это с собой? Как ты можешь вводить в свой организм это ужасное вещество, которое может тебя убить?» Но посмотрите на то, что мы делаем с Землёй. Мы выбрасываем в атмосферу, в океаны и в окружающую среду всё, что убивает нас и отравляет планету.

Теперь ответьте, какая зависимость сильнее? Зависимость от нефти? От потребительства? Что приносит больший вред?

И всё же мы судим наркоманов, потому что на самом деле видим, что они такие же как мы. Но нам это не нравится, и мы говорим: «Вы отличаетесь от нас, вы хуже, чем мы».

(Аплодисменты)

На самолёте из Сан-Паулу в Рио-де-Жанейро я читал New York Times за 9 июня. Там была статья о Бразилии и о человеке по имени Нисио Гомес, лидере народа гуарани из бассейна Амазонки, которого убили в ноябре прошлого года, наверное, вы о нём слышали.

Гомеса расстреляли, потому что он защищал свой народ от крупных фермеров и компаний, захватывающих и уничтожающих тропические леса, разрушающих среду, которая считается родиной индийцев в Бразилии.

И я могу вам сказать, что это пришло из Канады. Там произошло то же самое. Многие из моих пациентов – индейцы. Коренные жители Канады в значительной степени страдают зависимостью. Они составляют небольшой процент населения. Но они составляют большой процент среди заключённых в тюрьмах, среди наркоманов, среди психически больных и среди людей, совершающих самоубийство. Почему?

Потому что у них отняли родные земли. Потому что их убивали и подвергали насилию из поколения в поколение.

И вот следующий вопрос: вы можете понять страдания коренных народов и можете понять, что мучения толкают их на поиски способа облегчить боль в наркотиках, но что можно сказать о людях, которые это совершают? В чём их зависимость?

Они зависимы от власти. Зависимы от богатства. Зависимы от приобретений. Они хотят стать больше.

Когда я пытался понять пристрастие к власти, я взглянул на некоторых влиятельнейших людей в истории: на Александра Великого, на Наполеона, на Гитлера, на Чингиз Хана, на Сталина. Это очень интересно.

Прежде всего, зачем им так много власти?

Любопытный факт: физически они все были очень небольшими людьми, где-то моего роста или даже ниже. Они были выходцами из других народов, не из местного населения. Сталин был грузином, а не русским; Наполеон был корсиканцем, а не французом; Александр Македонский не был греком и Гитлер был австрийцем, а не немцем.

Таким образом, у них могло быть ощущение неуверенности и неполноценности.

Они нуждались во власти, чтобы почувствовать себя хорошо, чтобы возвеличиться. И чтобы получить эту власть, они были готовы воевать и убивать многих людей, только чтобы поддержать эту власть.

Я не утверждаю, что только небольшие люди могут быть властолюбивыми, но интересно рассмотреть эти примеры, потому что, говоря о власти, о пристрастии к власти, всегда подразумевается пустота, которую вы пытаетесь заполнить извне.


Наполеон даже в изгнании на острове Святой Елены, утратив могущество, говорил: «Я люблю власть, люблю власть». Он не мог представить себя без власти. Не мыслил себя без внешнего могущества.

Очень интересно сравнить его с Буддой или с Иисусом. Если вы почитаете их историю, то найдёте, что обоих искушал Диавол, а один из соблазнов, которые он им предлагал – это власть, земная власть. И они оба отказались.

Почему они сказали «нет»? Оба отказались, потому что у них была внутренняя сила, и не было потребности искать её вовне.

Ещё они отказались, потому что не хотели контролировать людей, а хотели их учить. Они хотели научить людей своим примером, мягкой речью, мудростью, а не с помощью силы. Поэтому отказались от власти.

И ещё очень интересно, что они об этом говорили. Иисус сказал, что власть и реальность находятся не снаружи, но внутри нас. Он говорил: «Царство Божие внутри вас».

И Будда перед своей смертью, когда монахи скорбели и плакали, сказал им: «Не оплакивайте меня, не поклоняйтесь мне. Найдите свет внутри себя, сами станьте светом».


Итак, мы смотрим на этот сложный мир с разрушающейся средой и глобальным потеплением, и опустошением океанов. Давайте не будем надеяться на людей, находящихся у власти, что они изменят положение вещей, потому что люди у власти – мне не хочется об этом говорить, – но очень часто это одни из самых пустых людей в мире и они не собираются изменять что-либо для нас.

Мы должны найти этот свет внутри себя, найти свет в сообществах и в своей собственной мудрости и в собственном творчестве.

Мы не можем ждать от людей, находящихся у власти, что они сделают для нас что-то лучшее, потому что они никогда этого не сделают, пока мы не сделаем.

Они говорят, что в человеческой природе лежит конкуренция, агрессия, эгоизм.

Всё как раз наоборот. Человеческая природа на самом деле в кооперации, человеческая природа в щедрости, в общности единомышленников.

То, что мы видим здесь на этой конференции – людей, обменивающихся информацией, людей, получающих информацию, людей, стремящихся к лучшему миру, – это и есть человеческая природа.

И когда вы обнаружите этот свет внутри, когда вы найдёте свою собственную сущность/природу, тогда мы будем добрее и к себе, и к природе.

Спасибо».

www.psyshans.ru


Теги: зависимости ,  компьютерная, алкоголоьная, наркотическая, шопоголизм, трудоголизм, от еды, от человека, от секса

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, клинический психолог, практикующий психолог, гештальттерапевт, психоаналитический психотерапевт



ДЫРКИ В СЕРДЦЕ

Дырки в сердце


Это так странно – чувствовать дыру в сердце, знать, где она находится, с точностью до сантиметра. Сначала она болит невыносимо, и в нее со свистом улетают мысли, время, силы, воздух для дыхания. Потом становится немного легче: края дыры медленно зарастают, организм подтягивает все свои ресурсы, чтобы закрыть пробоину, и болит уже временами, и это можно как-то потихоньку пережить.

Такие заросшие дыры со временем сами превращаются в ресурс. Опыт по их заращиванию бесценен, его нельзя приобрести понаслышке, только лично, только через собственные усилия. И внутренним ресурсом, источником силы, становятся знания о том, что ты можешь пережить это. Это память о том, как сначала было очень плохо, потом стало легче, потом еще чуть легче. Эта память поддерживает, когда в жизни снова и снова случается что-то, что выбивает из колеи и отнимает силы.

И вот что я поняла совсем недавно, после очередной потери. Самое страшное – это не сама дыра, а отсутствие рядом опоры в тот момент, когда силы со свистом улетают из тебя, как воздух из дырявого воздушного шарика.

Бывают вещи, которые очень трудно пережить в одиночестве, и ощущение сочувствия, сопереживания – буквально как спасательный круг для тонущего.

Иногда бывает так плохо, что человек с пробоиной в сердце даже не понимает, что с ним происходит, и тонет, идет ко дну, а люди, находящиеся рядом с ним в этот момент, берут на себя очень важную роль: они могут поговорить с горюющим, назвать происходящее словами, обсудить, утешить, сказать: “Тебе сейчас очень больно, но это обязательно пройдет, мы тут, мы рядом, мы с тобой. Всплывай”. Поднимают медленно на поверхность, колышутся рядом на глубине, чтоб не случилось кессонной болезни. Так мама сажает на колени безутешно плачущего малыша и обнимает крепко, и качает его, и вытирает слезы, и говорит: “Мой маленький, я тут, я с тобой, все образуется, все заживет, шшшш”.

И ровно в этот момент потеря становится ресурсом. Удивительное превращение. Через близкого человека, находящегося рядом, мы обретаем опыт всплытия со дна – опыт принятости и поддержанности, опыт принятия того, что ситуация переносима, что мы способны эту ситуацию пережить и выжить и двигаться дальше по курсу со своей пробоиной, залепив ее наскоро заплаткой из грязи* и веток, которая, как ни странно, держится и позволяет оставаться на плаву и даже снова набрать крейсерскую скорость.

Дыра никуда не исчезает, но она уже не кровоточит, а спустя время и болит уже совсем не так, как в первые дни, – может, лишь временами, на непогоду, как старые переломы.

Странно, но после того, как мое детство с разбитыми коленками и мамиными поцелуями закончилось, только здесь, в интернете, я приобрела бесценный взрослый опыт поддержки. Мои друзья подставляли мне свои плечи, ладони и колени, обнимали и баюкали меня, говорили: “Шшшш, все образуется, все заживет”. Это благодаря вам я теперь умею то, что не умела раньше, – становиться сильнее после каждой пробоины. Это невероятное ощущение – знать, что ты не одна, что рядом с тобой люди, всегда готовые обнять и помочь вместе пережить то время, когда дыра болит сильнее всего. Только здесь я научилась испытывать благодарность такой силы, что перехватывает горло: это самое настоящее чудо, что мы все здесь собрались, каждый со своей фигней и неприятностями разного калибра, и лепим друг дружке заплатки на пробоины из всякой грязи* и веток, и негигиенично плюем на разбитые коленки, чтобы приклеить жеваный лист подорожника, и баюкаем на ручках, завернув в пледик, и говорим: “Шшшш, мы тут, мы с тобой, все пройдет”.

* изм.редакции

V_S_E_HOROSHO

www.psyshans.ru

Теги: адаптация, зрелость, развитие, травмы, потери, поддержка, принятие, ресурс, опыт, выносимость, невыносимость.
психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, клинический психолог, практикующий психолог, гештальттерапевт, психоаналитический психотерапевт
Психологический форум - задайте свой вопрос психологу

Психотерапевт Ирина Ситникова- опыт работы 16 лет

Интересуют   отзывы?

СТАДИИ ОТНОШЕНИЙ С ПОГРАНИЧНОЙ ЛИЧНОСТЬЮ

Стадии отношений с пограничной личностью.
Наталья Стилсон


Читая посты о пограничных личностях, некоторые удивляются такому факту. Как можно было полюбить подобного человека. Неужели в самом начале отношений не было очевидно, что что-то не так.

Да, с пограничными личностями могут жить далеко не все, но это не к вопросу умственной отсталости, а к вопросу определенного типа личности. Более того, становление отношений довольно специфично и нельзя с вероятностью в 100% сказать, что другой «умный в гору не пойдет».

Роджер Мелтон, психотерапевт и специалист в области насилия в семье довольно красочно расписал этапы развития отношений с пограничной личностью. Да, пограничная личность рассматривается, как источник эмоционального насилия. Хотя и физическое насилие тоже может здесь иметь место, особенно в отношении детей.

Итак:

1. Стадия совращения

ПРЛ предстает как мягкий эмоциональный доверчивый человек, который много и незаслуженно страдал от жестокосердия и непонимания окружающих. Это такое мягкое и пушистое создание, которое надо обязательно спасти и обогреть, и вообще дать самое лучшее.

В глазах ПРЛ партнер по завязывающемуся роману предстает, как рыцарь в сияющих доспехах, что партнеру обычно нравится. Здесь нет никакой злокозненности со стороны «пограничника».

Во-первых у него светлая полоса и все кажется довольно радужным вокруг. Еще чуть-чуть и жизнь наконец выровняется и все пойдет на лад. И человек хороший нашелся, который наконец спасет его, непутевого.

Во-вторых, учитывая что люди, которые не осведомлены о своем состоянии часто свое прошлое считают полосой неудач. Ну, уродился не счастливым, но «счастье есть, его не может не быть» и главное его не упустить, поэтому пограничная личность старается.

В-третьих, происходит заимствование черт личности партнера и… ну надо же, человек-то совсем такой, как я. Даже скажем больше, это совершенно комплиментарная половина, которая кажется дарована свыше. И конечно бесконечные разговоры «пограничника», о том, какое чудо, какое стечение обстоятельств, какой чудесный человек. Обожаю-обожаю…




2. Стадия цепляния

Обожание начинает несколько блекнуть. Все, что ранее радовало и восхищало в партнере, становится не важным и несколько раздражающим. Подъем чувств появляется только тогда, когда речь идет о прекрасных качествах самой пограничной личности.

Т.е. здесь уже у ПРЛ появляется некоторое подозрение о чуждости присвоенных частей личности и нужно регулярное подкрепление, что это правильно и нужно. Кроме того, так как себя пограничная личность так же довольно плохо ощущает, ей нужно постоянное зеркало и подтверждение «да это ты и ты в порядке».

Но все уже не то, «пограничник» все больше начинает чувствовать себя не в своей тарелке. Настроение не очень, все болит (спина-голова-ноги) и я так несчастен, только не бросай, я погибну.

Можно бесконечно утешать и поддерживать, но «плохо» длится изо дня в день. Временами бывают всплески хорошего настроения, но они кратковременны. Чаще и чаще встречаются вспышки отчаяния «все плохо».

Более того, за пределами отношений тоже начинаются какие-то сложности – с работой, друзьями, подругами, соседями, родителями. Партнер продолжает и там спасать и поддерживать, но это не сильно помогает.

По выражению Мелтона, ситуация подобна тому, если бы вы спасли в холодном море прекрасную девушку – обогрели, успокоили, дали одеяла и горячий чай. Девушка поела, отогрелась успокоилась и обратно выпрыгнула за борт.

Вы снова ее спасаете, ибо больше некому… и цикл повторяется снова и снова. Тем более, в то время, когда девушка сидит в вашей лодке, она совершенно искренне говорит вам, что погибла бы, если бы не вы.

Ну и секс, в этот период бывает абсолютно потрясающим. Как последний раз перед гибелью мира. Этому тоже несколько причин.

Во-первых, секс несколько улучшает самочувствие и дает физические ощущения, что ты действительно нужен.

Во-вторых, это как бы проявление колебания настроений, когда чувства неожиданно взмывают.

В-третьих, это попытка привязать покрепче к себе эмоционально, потому что в этот период почва начинает уходить из-под ног «пограничника» стремительно.

3. Стадия ненависти

Она развивается, как правило, в период, когда отношения довольно сложившиеся и стойкие. ПРЛ вдруг осознает, что на самом деле все полная ерунда и обман. Лицо принца в сияющих доспехах искажается в его глазах и становится лицом коварного злодея, с которым пограничная личность ничего общего не имеет.

Начинаются вспышки «я тебя ненавижу», с положенными разрушениями и агрессией. В том числе и попытками суицида.

В дальнейшем динамика состояния может меняться от 1 к 3 стадии, или же от 2 к 3, и такие циклы повторяются с разной степени частотой.

Т.е. в 1 стадии это совершенно нормальный человек, и даже во второй вполне себе ничего, можно жить. 3 стадия в глазах окружающих некий кризис, переутомление, нервная обстановка, фрустрация и т.п.

Другими словами, человек-то вроде бы хороший, но некоторые минусы и черные полосы встречаются. Иногда уже всем бывает понятно, то все «это жжжж не просто так», но опять же… человек-то в принципе хороший. Так люди и живут.

И хорошо, что живут, потому как семья довольно серьезная опора для ПРЛ. Однако про эти стадии отношений нужно знать и самим лицам с ПРЛ и их близким. Знать, что происходит, и учиться смягчать удары. Хотя часто уже осознание этих циклов довольно сильно помогает в поддержании отношений с окружающими.

www.psyshans.ru

Записаться на консультацию -  8 916 542 01 40 - Ирина Ситникова - клинический психолог
с 10-00 до 22-00


Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

ПАНИЧЕСКИЕ АТАКИ, КАК РАСПОЗНАТЬ

Панические атаки. Когнитивно-бихевиоральная психотерапия
Опубликовано 13/05/2016

Панические атаки  — крайне тягостное и пугающее состояние, при котором человек испытывает множество неприятных телесных симптомов (учащенное сердцебиение, потение, озноб, одышка, дрожь, головокружение) и переживает невыносимый страх за собственное физическое или психические благополучие. Однажды пережив паническую атаку, у человека может развиться страх, что приступ повторится, поэтому он начинает избегать определенных мест или ситуаций, которые ассоциируются у него с панической атакой. Подобное поведение называется избеганием и способствует укоренению панического расстройства.

Панические атаки

ПАНИЧЕСКАЯ АТАКА
— это острое переживание страха или физического дискомфорта, которое имеет стремительное развитие и длится обычно не более 30 минут. По окончанию паники человек еще некоторое время может испытывать состояние повышенной тревожности и переживания небезопасности ситуации.

К типичным симптомам панической атаки относят:
  • ускоренное и поверхностное дыхание, одышка,
  • головокружение, ощущение шаткости, неустойчивости,
  • учащенное сердцебиение,
  • дрожь,
  • потливость,
  • удушье,
  • тошнота или дискомфорт в животе,
  • деперсонализация или дереализация (переживание нереальности происходящего),
  • приливы жара или холода,
  • ощущения онемения кожи или покалывания,
  • загрудинная боль,
  • страх смерти,
  • страх сойти с ума,
  • страх потерять контроль.
КАК РАЗВИВАЕТСЯ ПАНИЧЕСКАЯ АТАКА? КРУГ ПАНИЧЕСКОЙ АТАКИ
Паническая атака начинается с того, что человек обратил внимание на определенные изменения привычного функционирования организма. Например, участилось сердцебиение или дыхание, возможно, на какое-то время «голова опустела от мыслей» или все вокруг показалось нереальным, как в фильме.
Затем человек пытается найти разумное для него объяснение того, что с ним происходит. Люди, склонные к паническому расстройству, в данной ситуации объясняют свой телесный или психический дискомфорт в наиболее негативном ключе, т.е. предполагают наихудшее развитие событий. Например, если дело касается учащенного сердцебиения, то человек убежден, что у него симптомы сердечного приступа.  Подобный стиль мышления в когнитивной психотерапии называется катастрофизацией, когда необычные телесные и психические процессы воспринимаются человеком как признаки неизбежной надвигающейся угрозы.
Катастрофическое мышление запускает телесную реакцию, которая возникла в ходе эволюции, чтобы справиться с реальной угрозой жизни человек (см изображение внизу). Изменяется гормональный фон (например, повышается уровень адреналина в крови), учащается сердцебиение и дыхание. Кровь отливает от внутренних органов (например, желудка, что вызывает ощущение тошноты), мышцы всего тела напрягаются, может возникнуть дрожь. Человек неосознанно, на физическом уровне, готов встретиться с опасностью или спасаться бегством. В такой ситуации часто возникает головокружение, так как кровь насыщена кислородом, который никак не расходуется в паническом приступе (потому что опасность мнимая, а не реальная, и человек не нуждается в борьбе за свое выживание).

Непроизвольная телесная мобилизация. Материал сайта psychology.tools



Усиление телесных симптомов по типу «бей или беги» еще больше подкрепляет уверенность человека в том, что ему угрожает опасность. Человек не отдает себе отчета в том, что его беспокойство и тревога по поводу необычных телесных или психических симптомов замыкает круг панической атаки.
Еще раз подчеркну, что именно катастрофическая интерпретация, а не реальная угроза здоровью, лежит в основе развития панической атаки, справиться с которой самостоятельно порой бывает очень сложно.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ ПРИ ПАНИЧЕСКИХ АТАКАХ
Главная задача при работе с паническим расстройством лежит в области психообразования. Психолог объясняет механизм развития панического приступа (описанный выше круг панической атаки) и его безопасность для физического и психического здоровья.
Одной из первоочередных задач при работе с паническим расстройством является выявление триггеров или стимулов, которые запускают паническую атаку.  Подобные стимулы вызывают самотовегетативные изменения в организме человека, которые интерпретируются человеком как надвигающаяся угроза его физическому (страх смерти от сердечного приступа, от удушья) или психическом здоровью (страх сойти с ума или потерять контроль над ситуацией). К внешним триггерам панического приступа можно отнести следующие: кофеин (крепкий чай, кофе, кока-кола), алкогольные напитки, никотин, наркотики, душное помещение, сильные запахи, мигающие лампы, холод или, наоборот, жара.
Внутренние триггеры панической атаки крайне разнообразны, вот наиболее распространенные из них:
  1. дефицит сна,
  2. хроническое переутомление,
  3. интенсивные нагрузки,
  4. низкое содержание сахара в крови (из-за голода или физических упражнений),
  5. сопутствующие соматические заболевания (гормональные нарушения, повышенное артериальное давление) или остаточные явления после перенесенных заболеваний (например, слабость после гриппа),
  6. отрицательные эмоции (интенсивный гнев, обида, страх, стыд, ревность),
  7. страх очередного приступа.
Повышенная чувствительность к телесному дискомфорту — одна из отличительных особенностей людей, страдающих от панического расстройства. Паникеры не чаще, чем все остальные люди оказываются в душном помещении или испытывают негативные эмоции, но они хуже переносят тот дискомфорт, который возникает в подобных ситуациях. Именно поэтому в когнитивно-бихевиоральном подходе большое внимание посвящено тренировке людей с паническими атаками учиться переносить телесный дискомфорт. В ходе подобной тренировки человек убеждается на собственном опыте в безопасной ситуации (вне панического приступа), что телесные симптомы, ранее вызывающие страх, не угрожают его здоровью и вполне переносимы.

Катастрофические интерпретации — вот еще одна мишень для работы в когнитивно-бихевиоральной терапии панического расстройства. Человек с паническим расстройством неверно интерпретирует то, что с ним происходит. Например, любое повышение частоты сердечных сокращений человек воспринимает как явные признаки сердечного приступа. Вместе с психологом человек, страдающий от панических атак, ищет альтернативные и более реалистичные объяснения дискомфортных ощущений.

Сильнейший страх повторения панического приступа ведет к избегание ситуаций, где по мнению человека велика вероятность возникновения панической атаки. Человек может бояться оставаться дома один, находиться в людных местах или вдали от медицинских учреждений или аптек, человек может избегать поездок  в лифтах, на эскалаторах, в метро. Помимо избегающего поведения, паникер использует и другие способы контроля своей тревоги по поводу возможной панической атаки. Например, ездит в метро только в сопровождении близких людей, или постоянно носит с собой прописанные противотревожные медикаменты. Если паническая атака запускается сильными эмоциями, то человек пытается всеми силами избегать этих эмоций. Жизнь паникера превращается в сплошные ограничения и постоянную борьбу по предотвращению возможной панической атаки, человек лишается возможности радоваться и наслаждаться простыми вещами из-за страха спровоцировать приступ.
Подобное поведение не только влечет за собой резкие ограничения в трудовой и личной жизни человека с паническим расстройством, но и закрепляет панические атаки, так как поддерживает убежденность человека в том, что панический приступ опасен для жизни и его стоит избегать любой ценой.
О том, что можно предпринять, чтобы самостоятельно справиться с паническими атаками, можно прочесть здесь.

©  Ирина Ушкова.

www.psyshans.ru

РАБОТА С ТРАВМАМИ И ПТСР (ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ)

РАБОТА С ТРАВМАМИ И ПТСР В ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОДХОДЕ
Работа с травмой как работа с ЭСС и ИСС.

В теории травмы, если рассматривать ее с точки зрения процессуального подхода, такие явления, сопровождающие ПТСР, как диссоциация, гипервозбуждение, разнообразные Измененные (ИСС), экстремальные состояния сознания (ЭСС) проявляющиеся через панические атаки, дереализацию, деперсонализацию и т. д., говорят о том, что первичная идентичность личности захватывается травматическим опытом, теряется контакт с метакоммуникатором. Через травматические переживания человек подвергается воздействию экстремальных состояний, что может приводить к потере контроля, беспомощности, интенсивному страху, угрозе уничтожения.

Хотя диссоциативные изменения в сознании могут быть адаптивными в момент тотальной беспомощности, они становятся малоадапативными, когда опасность миновала, потому что эти измененные состояния в дальнейшем удерживают травматический опыт, ограждая его стеной от обычного сознания, предотвращая интеграцию, необходимую для исцеления.

Т.к. замороженная в организме энергия воспринимается нашим неокортексом как небезопасная, то естественный импульс к интеграции прерывается и процесс замораживается. Об этом говорит соматический подход Питера Левина.
Замораживания и разнообразные формы диссоциации, а так же захваченность энергиями, вплоть до панических атак, — это то, что происходит при травмах на границе между первичным и вторичным процессами. Чем раньше произошло травматическое событие и чем более хрупкая идентичность, тем более жестким будет край, и тем труднее интеграция травматического события.

Особенности работы с травмой (как с ИСС, так и ЭСС)

Теория процессуальной работы говорит, что если мы медленно, очень медленно работаем с процессом замораживания, возвращаясь к последнему моменту энергии, тщательно исследуя то, что происходит, то края могут быть перемещены. В замедлении процесса мы можем получить шанс найти недостающую информацию, что приводит к осознаванию того, что происходит и постепенному выходу из диссоциации.

Работая с травмами, мы имеем дело с очень ригидными краевыми фигурами. Системы защиты, которые здесь включаются, возникли как защитные механизмы при травматическом опыте, который наша психика и рептилийная система воспринимали как угрозу жизни.

При травматическом опыте происходит как бы застревание в ситуации травмы, т. к. психика и организм даже после завершения травматического опыта продолжают переживать травматические события, как будто они все еще продолжаются. И здесь краевые фигуры, во многом, автоматически на физиологическом уровне реагируют даже на малейшие стимулы и воздействие как на что-то, что угрожает жизни." При травме нервная система и системы организма могут принимать только ограниченный уровень стимуляции и одновременно сохранять осознанность и контроль."

Т. е., если использовать процессуальную карту, мы можем сказать, что при травмах, при захваченности психики энергией вторичного процесса теряется контакт с метапозицией и метакоммуникатором.
Нет возможности посмотреть на то, что переживается, со стороны и не быть захваченным сильными чувствами.
Таким образом, одной из задач при работе с травматичеким опытом будет задача — не быть захваченным недифференцированными энергиями и переживаниями.

При травмах поднимается огромное количество недифференцированной энергии, за которой может стоять краевая фигура, которая таким способом хочет защитить нас.

Вот что пишет Калшед в работе "Внутренний мир травмы": "Психика травмированных людей не в состоянии вынести риска повторной травматизации той части "Я", которая репрезентирует чувства уязвимости и незащищенности. По-видимому, такое "убийство" и произошло в первоначальной травматической ситуации, и теперь при риске возникновения ситуации, подобной исходной, психике любой ценой необходимо избежать унизительного чувства стыда.
... В этой ситуации поведение системы самосохранения кажется безумием. Функционируя подобно иммунной системе организма, система самосохранения активно атакует объекты, которые опознаются как "чужеродные" или "опасные". Части переживания, содержащие чувства уязвимости и незащищенности, рассматриваются как "опасные" элементы и, соответственно, подвергаются атаке".

Т. к. психика и НС находятся все время в состоянии гипервозбуждения, то жизнь в этом состоянии в течение продолжительного времени может привести людей к потере энергии и упадку сил. Такие нейрофизиологические явления были исследованы, среди прочих, Peter Levine, основателем соматического переживания.
В результате исследований были сделаны важные выводы, которые очень полезны в работе с травмой и расширяют наше понимание процессов и способов, которыми организм реагирует при травмах.

Титрование — капля за каплей.

Питер Левин искал способы, чтобы люди могли вернуть гибкость и эластичность их нервной системы, способы научиться доверять и полагаться на эти функции снова.
"Эластичность нервной системы становится доступной снова в том случае, если появилась возможность довести до конца незавершенные реакции, такие как бегство и агрессия, что поможет организму выйти из состояния иммобилизации."

Для того, чтобы нервная система не попала снова в состояние гипервозбуждения, Левин рекомендует двигаться медленно и с максимальной осознанностью, как возможно, чтобы участки мозга, участвующие в процессе, могли интегрировать и обрабатывать все чувства.

Прямое обращение к травме может быть опасным, но она может быть «растворена» с использованием подхода "капля за каплей". Используя пример из химии, если соляную кислоту (HCl) быстро смешать с каустической содой, то может произойти взрыв, однако, если добавлять кислоту в соду капля за каплей, то они хорошо смешиваются. Этот процесс называют титрованием. Соответственно, и при работе с травмой можно обращаться к ней шаг за шагом так, чтобы тело не "взорвалось". Когда происходит травма, слишком многое происходит слишком быстро и со слишком большой интенсивностью.

Поэтому замедление, перерывы и неспешность — важные терапевтические средства для безопасной обработки травмы, они позволяют интегрировать травматический опыт с другим — позитивным опытом в жизни клиента, и при этом в текущем моменте также создается безопасный контекст (в групповой или индивидуальной работе).

Ресурсы

Соматическое переживание (Peter Levine) говорит о том, что работа с травмой будет возможна только до той степени, пока соответствующие ресурсы доступны.
Работа с состояниями возбуждения, как правило, означает, что важно пройти настолько далеко, наколько клиент и его нервная система может справиться с напряжением. В этой связи важно, чтобы у него было достаточно ресурсов, к которым он может обратиться, чтобы не произошло ретравматизации.
Для этого необходимо в работе соблюдать баланс между травмой и ресурсами.
"Когда на одном полюсе присутствуют угроза и превосходящая возможности сила, а на другом — безопасность и ресурсы, создаваемые в процессе титрования, тогда начинают происходить естественные движения от одной стороны к другой, которые называют колебаниями. Терапевт внимательно наблюдает за этими движениями, которые могут быть совсем небольшими, они дают информацию о смене направления, и терапевт поддерживает эти естественные колебания."

Сессия по работе с травмой обычно начинается с установления ресурсного, позитивного состояния, прежде чем происходит бережное обращение к следующему уровню травматического опыта. После того, как клиент установит взаимосвязь с тяжелыми событиями или чувствами, терапевт следит, чтобы он соприкасался только с тем количеством материала, которое может освоить, и, при этом, терапевт поддерживает естественные колебания организма, как только они начинают происходить в теле. Это позволяет клиенту медленно освобождаться от "замороженной" энергии, что часто сопровождается такими физическими проявлениями, как легкая дрожь, перепады от жара к холоду; это показывает терапевту, что травма начинает исцеляться

Клиенту нужно время, чтобы вернуться к настоящему и установить позитивный контакт со "здесь-и-сейчас", прежде чем сделать новое движение к травматическому опыту. Когда это естественное движение происходит, терапевт поддерживает клиента при его вхождении в травматическое состояние — на этот раз более глубоко, чем ранее. Требуется некоторое количество колебаний, чтобы полностью получить доступ к травматическому опыту, и это количество зависит от интенсивности первоначального переживания, а также от того, насколько глубоко оно проникло в тело.

Исцеление травмы происходит во многом на физическом уровне.
Поскольку травматический шок создает "замороженные" энергии, которые сохраняются в теле как скованность, высвобождение этих энергий и восстановление их естественного течения требуют от терапевта внимательности в отношении сигналов тела. Высвобождение всегда происходит физически, и легкие неосознанные движения тела показывают терапевту, каким образом тело движется к освобождению.
Чаще всего мы наблюдаем поведение "бороться или бежать". Первое инстинктивное движение в ответ на сильную угрозу обычно «бежать»: клиент может начать делать легкие движения ногами, когда мы касаемся угрожающего травматического материала.

Как только он почувствует себя относительно безопасно, следующей реакцией может быть неконтролируемая агрессия.
Фокус на ресурсах является важным компонентом при работе с травмой.
Для того, чтобы выжить, нам нужны были очень большие ресурсы, и необходимо признавать важность опыта этого существования.

Травматический опыт затягивает в гипноз, в ужас, потерю связи с метапозицией и метакоммуникатором, в травматическую воронку, о работе с которой более подробно я буду говорить дальше. Поэтому необходимо учить людей фокусироваться на ресурсах, на опыте удовольствия и защиты, что во многом является при работе с травмой вторичным процессом. Повышение устойчивости через обращение к ресурсам.

В телесно ориентированных подходах (Бодинамическом подходе (Лизбет Марчелл) и соматическом подходе Питера Левина) термин “устойчивость” используется для обозначения внутренней силы, чтобы выдержать трудный жизненный опыт, который позволяет людям жить энергичной и сравнительно мало травматизированной жизнью, несмотря на травматические переживания.

Эти направления говорят нам о том, что у людей с большим количеством внутренних и внешних ресурсов, если они могут использовать и применять их, есть хороший шанс выжить в трудных ситуациях неповрежденными.
Такими ресурсами могут быть Эго-навыки: центрирование, заземление, границы , контейнирование.

При работе с ресурсами в Процессуальном подходе также важно помочь клиенту соединиться с теми ресурсами внутри и, м. б., снаружи, которые помогли ему выжить и пройти через травму, используя работу на всех трех уровнях (консенсусном, сновидческом и сущностном).Контейнирование (совладание).

Мы проходим через подобные процессы, когда испытываем эмоции. Ключевое слово здесь — совладание. Когда эмоции переполняют нас — неважно, это гнев, боль или блаженство — мы не можем удержать их и ищем пути совладания с ними. Регрессия, катарсис или реагирование действием — явные индикаторы эмоций, с которыми не удалось совладать. Так же, как с неосознанными телесными движениями, в эмоции нужно входить шаг за шагом постепенно, и справляться с ними, придавая им все больше и больше осознанности. Если, например, клиент быстро и без осознанного понимания бьет по столу кулаком, терапевт может попросить его повторить движение три или четыре раза очень медленно. Клиент начинает чувствовать агрессию, содержащуюся в этом движении, и просто ощущаег, как оно ведет к облегчению и как он может присваивать тебе свою силу , ощущая ее в теле .

Осознанность. Метапозиция. Метакомуникатор.
При шоковой травме, когда мы подходим к работе с ядром травмы, клиенты попадают в сильную захваченность состоянием, часто это может сопровождаться экстремальными состояниями сознания, гипервозбуждением, диссоциацией, паническими атаками, деперсонализацией, дереализацией. Их ЭГО захвачено невыносимыми эмоциями (страхом, агрессией и т. д.), теряется связь с другими людьми и миром. Необходимо внутреннее пространство и место, не захваченное процессом и Критиком, из которого можно наблюдать за внутренними переживаниями, осознавать их взаимоотношения и поддерживать процесс интеграции.

Таким образом, одним из важных направлений работы будет возвращение и развитие метапозиции и метакоммуникатора.


Контакт терапевта с клиентом, его обратная связь клиенту, его реакции на клиента и способы взаимодействия с ним, все это должно поддерживать развитие Метапозиции в клиенте.
В работе с травмами является абсолютно необходимым полное удерживание осознанности и метапозиции – той части нас, которая способна сочувственно и беспристрастно наблюдать происходящее, не будучи им захваченным и не вовлекаясь в него эмоционально, интеллектуально, энергетически и физически.

Осознанность подразумевает целостность, то есть, интеграцию телесных, эмоциональных процессов и мышления. Для осознанного человека нет плохих или неправильных переживаний, поскольку каждое из них несет информацию о себе и о мире, и главное — жизнь.

Метакоммуникатор помогает клиенту налаживать отношения и вести переговоры между разными частями, не отождествляясь ни с кем. Роль метакоммуникатора так же может пересекаться с ролью свидетеля, который во многом является фигурой Вторичного процесса.

Навык осознанности предполагает внимание к процессам, происходящим на всех уровнях сознания, и полное присутствие в своих переживаниях, что бы это ни было: к нашим мыслям, образам, воспоминаниям, дыханию, ощущениям в теле, звукам и запахам, вкусу, настроениям и чувствам, а также качествам опыта переживаний в целом.
Наблюдение и понимание движений тела также требуют осознанности. Многие наши телесные реакции стали бессознательными, и нам требуется сфокусироваться и не торопиться, чтобы заметить их. Нам может потребоваться повторить движение несколько раз, сознательно отслеживая его, прежде чем мы поймем, что именно выражает это движение. Например, рассказывая что-то, клиент делает легкие отстраняющие движения рукой, не осознавая их. Терапевт, работающий с травмой, сосредотачивается на движении, просит клиента замедлить движение, повторить его, и найти наиболее полное выражение этого движения или его значение. Этот процесс может освободить энергии, которые были заморожены, и сделать их снова доступными.

Т к при травмах есть склонность фиксировать свое внимание постоянно на негативных переживаниях, ощущениях и событиях, то во многом хорошие позитивные ощущения являются вторичным процессом. Таким образом, работа с тем, что может помочь клиенту просто осознавать хорошие и приятные ощущения в теле, замечать позитивные стороны отношений и в жизни, поможет клиенту осваивать вторичный процесс, связанный с радостью и удовольствием от жизни.

www.psyshans.ru

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва,  психолог консультация психолога, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация. Психоаналитический психотерапевт, практикующий психолог, клинический психолог, травма, исцеление.

Отцовство и материнство с точки зрения гештальттерапии




Взрослые и дети

Отцовство и материнство в гештальт подходе.

Тему отношения детей и родителей в психологии начал психоанализ. В литературе это началось гораздо раньше — у Эсхила, Шекспира, Гюго, Достоевского-Толстого-Тургенева. Там все больше про отцовство было до 20 века, потом и про материнство стали писать и исследовать.

И вот, если верить психоанализу, то новые отношения детей и родителей начались с двух первых табу: с договоренности, что выросшие дети не будут убивать и съедать ослабевших родителей, будут всю жизнь воспринимать их как родителей.

А родители не будут соблазнять детей и заниматься с ними сексом, про убийство и съедение детей ничего не говорилось. И эти договоренности цивилизация старается сохранять: все убийства и инцесты держатся в тайне или облекаются в приличную форму. Но тем не менее сомнения в том, что эти договоренности будут выполняться заставляют тревожится и детей и родителей и с беспокойством друг к другу приглядываться: не съест ли? Не меня, так мое время? Мои силы? Мои деньги? Не использует ли? Не сексуально, так еще как-то.

В первой половине 20 века основной фигурой исследования родительствования была фигура отца, которая воплощала требования и ожидания социума в обмен на ресурсы выживания. После того как отец дискредитировал себя в мировых войнах, не сохранив свои семьи, основной фигурой для исследования родительствования стала мать, которая лучше могла обеспечить выживание ребенка. И во второй половине 20 века родительствование свелось к материнству, до невозможности идеализированному, но затем приближённому к реальности Винникотом благодаря понятию «достаточно хорошей матери».

Гештальт-терапия рассматривает отношения в перспективе контакта, творческого приспособления и (добавлю от себя) — со-настройки, со-гласования, со-творчества. То есть отцовство и материнство — это складывающиеся я-ты отношения между ребенком с его нуждами и возбуждениями и взрослым с его нуждами и тевозбуждениями. И эти я-ты отношения разворачиваются в определенном культурно-историческом поле и поддерживается биологическими программами.

Мы можем выразить эти отношения через некоторые «я-ты послания». На учебных семинарах по детской и семейной специализациях мы отобрали по 4 таких высказывания, которые описывают основную суть и основные различия отцовства и материнства. Вот эти фразы. Они содержат в себе обнаружение и признание другого, ожидания и собственную ответственность.

Мы выделили такие общие качества родительствования — ответственность за выживание и готовность делиться ресурсами (временем, силами и пр), что задается биологическими законами, и отношения взаимной принадлежности (ты — мой ребенок, я твой родитель, мы имеем права друг на друга), что задается в большей степени социально-культурным полем — на что именно мы можем претендовать и где проходит граница между семейным и личным.



Достаточно хорошая мать реализуется в таких «я-ты посланиях» , которые описывают, как ребенок присутствует в мире каждого родителя.


Хорошо, что ты у меня есть. ( я замечаю тебя, признаю, радуюсь тебе, улыбаюсь, твое присутствие важно для меня, ты вызываешь доброжелательное внимание)
Мне важно, чтобы у тебя все было хорошо (я внимательна к твоему состоянию, беру ответственность за твой комфорт)
Когда ты в чем-то нуждаешься, обратись ко мне и я постараюсь понять тебя и помочь ( я буду внимательна к твоим сигналам и желаниям, я буду доступна для твоих обращений ко мне).
Я буду рядом, даже если ты не чувствуешь меня ( я беру ответственность за свое присутствие в твоей жизни).

Достаточно хороший отец реализуется в таких «я-ты посланиях»:

Хорошо, что ты мой. (я признаю наше родство, готов делить ответственность за
Мне важно, чтобы ты вырос достойным компетентными человеком. (Мне важны твои достижения и компетенции, я беру на себя ответственность за твое будущее).
Если ты будешь делать что-то толковое, я буду поддерживать тебя.
( Я внимателен к твоим достижениям, я отвечаю за социальную оценку твоих усилий.
Иногда я буду рядом, а иногда я буду заниматься своими делами. (Я отвечаю не только за тебя, но и за другие события в мире. Ты — только часть этого мира).

Когда ребенок воспринимает, узнает эти послания, он переживает свою узнанность в своих состояниях данного момента и узнанность в своей интенции к контакту и к росту. Он получает опыт любви и уважения. В его ситуации развития достаточно ресурсов поддержки для риска и встречи с неопределенностью.
Хорошо, что ты есть — дает энергию и силу жить, ребенок узнает себя в своих возбуждениях и контактах, узнает другого в его любви.
Хорошо, что ты мой — дает чувство принадлежности и защищенности, ребенок узнает себя своей ценности.

Этот опыт — прививка от токсического стыда.

Эти послания вместе создают сбалансированную временную систему координат, того, что происходит в данный момент времени, и того, что будет происходить в будущем, задавая вектор роста для ребенка: ты — тот кто ты есть и ты — тот, кем ты будешь.
Так же это задает «пространственное равновесие: ты — сам и ты — в отношениях с другими. Эти «послания» адресованы ребенку и проявляются в непосредственным поведении родителей при взаимодействии с ребенком, в способе присутствия в отношениях, в организации его жизненного пространства. Ребенок может воспринять и интегрировать обе позиции (я есть и я связан с другими, я важен для мира сам по себе и я должен делать что-то нужное) без внутренних противоречий, если родители уважают и принимают различия в своих отношениях и ответственностях.

Разные аспекты отцовства или материнства могут быть не проявлены или не восприняты в контакте и не доступны для переживания и ассимиляции ребенком.

Когда мы делаем эти упражнения на занятиях, люди всегда оказываются сильно затронуты ими, но по-разному. Встреча с материнской позицией вызывает у людей много волнения и тепла, а так же разных эмоций от нежности и радости до обид и грусти.
Отцовская же позиция вызывает много раздражения, возмущения, злости и стыда. Похоже, что отцовская позиция имеет сильную негативную окраску и отвергается семьями, а у материнской — много власти. Многие «узнают» эти послания, хотя никогда не слышали их в словах своих родителей и сами не проговаривали их буквально. Такое упражнение позволяет сделать присутствие и отсутствие более осознанным.

Автор: Наталья Кедрова

Семейный психолог Ирина Ситникова


 

Конфликт разума и чувств из области интиматики Но не только…

Ё-маё, или Запах любви
автор Владимир Леви

К теме «контропатия». Конфликт разума и чувств из области интиматики Но не только…

--------------------…

ВЛ, здравствуйте.
Мой муж – очень хороший человек. У нас есть сын, осенью будет второй. Моя проблема в том, что муж мне физически не особо приятен с начала наших отношений (не нравится его запах, прикосновения и пр.). Я могу абстрагироваться и тогда сексуальные контакты проходят хорошо…
Секс не мучителен, но при условии, если я внутренне настраиваюсь (это не моё неотъемлемое качество, с некоторыми другими мужчинами никакой сознательной настройки не требовалось). Живем вместе семь лет и хочу прожить ещё, по возможности, долго. Может быть, Вы подскажете, как мне поработать с подсознанием, чтобы появилось приятие на физическом уровне?

Анна

---------------------------

Как гадкое сделать для себя сладким? Как вонь превратить в аромат или хотя бы не замечать? Как неуклюжее, грубое вторжение принимать за тонкую ласку, за проникновенную заботу, за страстную нежность? Как (…нужное вставить…)
Если рассмотреть подобный запрос в рамках трехэтажного строения психики по Фрейду, где подсознание = Оно, а сознание = Я и Сверх-Я, – расклад получается примерно такой.

Сверх-Я – Эй, Оно, слушай сюда. Ну-ка, живо – получай удовольствие. Наслаждайся!

Оно – Нимагу. Нихачунимагу.

Сверх-Я – Как это ¬– не могу?! Как это – не хочу?! Это что – бунт?.. Секс происходит – ты что, не врубаешься? Надо получать удовольствие. Надо стонать от наслаждения. Входить в экстазы и трансы. Испытывать оргазмы. А ну – живо!

Оно – Нимагунихачунибуду.

Сверх-Я – Да как ты смеешь! Эгоистичное слепое животное! Чего тебе еще надо, какого рожна? Разрушаешь отношения, ломаешь семью!

Оно – Пофигу атнашения, накласть на симью. Падавай МАЁ, ё-маё.

Сверх-Я – Тебе и дают твое. Дают секс.

Оно – Ни тот секс. Ни маё. Ни жжот миня ат такова.

Сверх-Я – Никакого сладу с этой зверюгой. Эй, Я, где ты, Я, мой верный агент и менеджер? Алло, Я?!

Я – Я на проводе, Босс, внимательно слушаю вас.

Сверх-Я – Немедленно призвать к порядку Оно. Срочно проманипулировать. Оперативно заставить получать удовольствие.

Я – Уже пробовало, Босс, в разных жанрах, вариантах и алгоритмах.

Сверх-Я. – Результаты?

Я – Непосредственнопосредственные, Босс.
Крутоклевосомнительные. Маловысокообнадеживающие.
Сверх-Я – Что-то мудреное ты плетешь. Я тебя спрашиваю, каков уровень позитивности. Процент эффективности. Коэффициент перспективности.

Я – Уровень позитивности, он же процент эффективности поднимается на несколько градусов выше абсолютного нуля при условии абстрагирования с подключением фантазирования, то есть с виртуальной подменой действующего субъекта и переводом его в класс объекта.

Сверх-Я – Ты хочешь сказать, что в это самое время, когда происходит… представляется кто-то или что другое?...

Я – Да, представления берутся отчасти из опыта, из памяти пережитого, отчасти из воображения. Это и подразумевается под «абстрагированием» и «настраиванием»… Что же касается коэффициента перспективности дальнейшего увеличения уровня позитивности, то таковой при данном способе автоманипуляции, к сожалению, стремится к нулю, по причине чего с вашей стороны поступил запрос на дополнительные автоманипулятивные средства, что и побудило обратиться к психологу.

То ли Сверх-Я, то ли Оно. – Ну и заумный же ты зануда.

Я – Весьма сожалею, но таков неотъемлемый симптомокомплекс квалифицированных аналитиков. Примитивно выражаясь, пытаюсь обманывать это тупое Оно, водить за нос, но удается фигово.

Сверх-Я – И что предлагаешь?

Я – Провести самоисследование на предмет наличия Высшей Душевной Соединяющей Силы, под действием которой наглые нереальные требования Оно сами собой укрощаются, и тем самым внутренние противоречия между ним и вами сведутся к исчезающе малой величине. Что сделает излишним и мое функционирование в качестве посредника-менеджера. Останусь практически безработным – зато все трое сольемся в нерасторжимую целостность, и будет испытываться не то, что нужно, а то, что МОЖНО, и будет нам хорошо и счастливо.

Сверх-Я – Как же называется эта Высшая Соединяющая Душевная Сила?

Я – Любовь.

О том же и у стихиатра всея Руси Ивана Халявина:
Девчата, знайте: нет такого клея,
чтоб с нелюбимым склеиться в постели.
Зато амбре любимого милее,
чем самый нежный аромат «Шанели».

Из письма Анны видно, что мужа она ценит, дорожит им, настроена на супружество положительно, скоро второй раз родит. Муж, очевидно, любит ее и старается всячески угодить, хотя, может быть, неумело. Степень любовной просвещенности мужа, уровень его эротической одаренности и умелости, встречные дарования и усилия супруги в этом направлении, разные сопутствующие данности и обстоятельства – отдельный вопрос, тема для консультативной беседы, лучше не на письме.

Самый же главный вопрос вот: просвечивает ли любовь со стороны Анны? Этого за ее письмом не видать – самой Анне, быть может, виднее… Проблема и здесь не решается на уровне проблемы. Решается Выше.

www.psyshans.ru

: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога,
психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт
Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация
психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог,
психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, клинический психолог, практикующий психолог,
гештальттерапевт, психоаналитический психотерапевт
Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru