БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Сентябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30            

КАК ПРЕОДОЛЕТЬ ДЕСТРУКТИВНОСТЬ

«Ненависть и контейнирование»: Патрик Кейсмент о преодолении деструктивности

18161_700x467.jpg

Коротко о монстрах, которые живут внутри нас: член Британского психоаналитического общества Патрик Кейсмент о том, как рождается детская ненависть, какие потребности стоят за этим чувством и каким образом неумение «контейнировать» детские деструктивные эмоции может привести к формированию тирана.

Все мы в разные моменты своей жизни испытываем гнев, ненависть и ярость. Но впервые мы открываем свою деструктивность ещё в детстве, когда внезапно на нас обрушивается вспышка бешенства и мы начинаем ненавидеть того, кто мешает нам получить желаемое.

Во многом эта ситуация оказывается решающей, потому что от её исхода и реакции матери зависит многое: сможем ли мы справиться с чудовищем, которое внезапно открыли в себе, поможет ли нам взрослый в этом нелёгком деле или пойдёт на уступки, тем самым дав нам понять, что он бессилен против того внутреннего монстра, что вырвался наружу, и нам необходимо остаться с ним один на один, в конце концов, к чему приведет наша бессмысленная победа?

Как отмечают исследователи, в этой ситуации предельно важна способность матери или другого значимого взрослого «контейнировать» чувства ребёнка, то есть «переваривать» их, пропускать через себя и возвращать ему в приемлемом для него виде, тем самым помогая ему справиться с неконтролируемыми страстями.

Неумение контейнировать может привести к самым печальным последствиям — от банального воровства со стороны ребенка до формирования бесконтрольного тирана, который без поддержки взрослых не сумел победить чудовище в себе и выпустил его наружу.

Что чувствует ребенок, открывший в себе ненависть, как можно ему помочь и к чему может привести бессмысленное потакательство и неумение устанавливать пределы допустимого, рассказывает известный психоаналитик и супервизор Патрик Кейсмент в своей лекции «Ненависть и контейнирование».

Смысл контейнирования в том, когда другой принимает ваши чувства, не отвечая вам на них напрямую из своих эмоций, а так как сам он обладает (как предполагается) способностью контейнировать свои, то может помочь вам разобраться и в ваших.

В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем. К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно.

Ненависть и контейнирование

Ненависть

Обычно ненавистью называют некую интенсивную неприязнь. Ненависть может быть по большей части рациональной, например, когда мы ненавидим незнакомца, вторгшегося в семейный дом и его развалившего.

Она может быть полностью иррациональной, когда ребенок ненавидит шпинат за его цвет.

Она может быть довольно сложной, когда нас подводит кто-то, кому мы доверяли — тогда мы можем ненавидеть также себя за то, что позволили себя одурачить тому, кто не заслуживал доверия.

Мы все способны ненавидеть. И длительность этой ненависти может разниться от коротких вспышек до продолжительных периодов, которые могут тянуться всю жизнь, и даже в течение жизни нескольких поколений.

Мгновенную вспышку ненависти испытывает, например, ребенок, которому не удалось добиться своего.

Длительную ненависть человек может испытывать к сопернику, который воспринимается как угроза для значимых отношений.

И существует та постоянная и обычно иррациональная ненависть, которую некоторые люди испытывают к определенным группам людей, или к определенной нации или расе.

Мы можем ненавидеть некоторых людей за то, что они слишком похожи на нас, поскольку они отвлекают от нас внимание, когда мы хотим, чтобы нас считали уникальными.

Точно так же мы можем ненавидеть других людей за то, что они непохожи на нас, а их манеры или обычаи кажутся нам странными — противоречат нашему пониманию того, как следует жить или вести себя. И в частности мы можем ненавидеть некоторых людей, потому что усматриваем в них то, что не хотим усматривать в себе самих.

Контейнирование

В детском возрасте нам необходимо обнаружить, что есть значимые другие, особенно родители, которые способны справиться с тем, с чем мы в себе пока еще справиться не можем.

К числу таких вещей относятся наш гнев, наша деструктивность и наша ненависть. Если наши родители не в состоянии обеспечить такое контейнирование, мы, вероятно, будем стараться найти его у других. Но если мы не найдем нужного нам контейнирования и у других, скорее всего, мы вырастем с убеждением, что в нас есть нечто такое, чего чересчур много для кого угодно.

Если ребенку не удалось найти у других адекватного и надежного контейнирования, его развитие может пойти по одному из следующих двух путей.

Один состоит в том, что ребенок начинает выходить из-под контроля, и становится все труднее с ним справляться. Это бессознательный поиск прочного контейнирования, которое еще не было найдено, контейнирования, которого было бы наконец достаточно и которое смогло бы справиться с тем в ребенке, с чем пока никто, по-видимому, справиться не смог. Его, это контейнирование, все еще ищут у других. Винникотт считает, что такой ребенок все еще бессознательно надеется, что найдет то, что ему нужно.

Другие последствия наблюдаются, когда ребенок начинает развивать ложную Самость, поскольку у него возникло чувство, что он один должен нести ответственность за контейнирование того, с чем остальные, по-видимому, справиться не в состоянии.

«Ложная Самость» в данном случае — маска для окружающих, которую иногда развивает неуверенный в себе ребенок и под которой он становится способным скрывать свои самые истинные мысли и чувства. При естественном ходе вещей его поведение бы ухудшилось, но он становится покладистым, стремится угодить, так что оказывается неестественно хорошим. Дети такого типа, по-видимому, потеряли надежду найти у других то, в чем они испытывают самую глубокую потребность. Такой ребенок может начать бояться, что родители не выживут, если не защищать их постоянно от того в нем самом, что, по его ощущениям, будет для них чересчур. Тогда ребенок в своей душе «заботится» о родителях, которые только внешне будто-то бы заботятся о нем.

Ненависть и её связь с контейнированием

Мы все способны ненавидеть. Дети тоже способны ненавидеть, и зачастую их ненависть гораздо более безусловна и конкретна, чем у большинства взрослых. Дети склонны к колебаниям между абсолютной любовью и абсолютной ненавистью. Мы, взрослые, можем спокойно называть это «амбивалентностью». Но ребенок никак не может спокойно к этому относиться. Часто маленький ребенок чувствует необходимость удерживать эти состояния души обособленно друг от друга, поскольку просто не может справится с конфликтом столь противоположных чувств в отношении одного и того же человека.

Многое зависит от того, как понимается и как воспринимается ненависть ребенка.

Для матери один из самых трудных моментов — обнаружить, что ребенок ее ненавидит, относится к ней так, будто она — плохая мать, тогда как на самом деле она изо всех сил старается быть хорошей матерью. Например, когда ребенок настаивает на своем, ему необходимо найти родителя, знающего, когда сказать «нет». Но ребенок, который не получил требуемого, часто впадает в «бешенство», пытаясь сломить твердое сопротивление родителя. Родитель может не выдержать криков и воплей и уступить, и ребенок получит то, на чем настаивает.

Обычная проблема с такими вспышками «бешенства» заключается в том, что зачастую ребенок специально пытается вызвать ими смятение у родителя, чтобы увеличить шансы на получение желаемого.

В такие моменты от матери может потребоваться вся ее уверенность, чтобы сохранить любовь к ребенку, особенно когда у нее вызывает чувство, что отрицательный ответ означает отсутствие любви. Стоит отметить, что искушение матери уступить вспышкам раздражения ребенка зачастую обусловлено ее желанием показать и ощутить свою любовь, поскольку глубоко внутри ею может двигать бессознательное желание заглушить ощущение ненависти — в себе или в ребенке.

Когда родители или воспитатели слишком легко уступают бешенству ребенка, для него это «бессмысленная победа». Такие дети в результате могут вновь и вновь прибегать к настоянию на своем чтобы получить «доказательство» любви.

Но это доказательство ничего не значит, поскольку не может заменить ощущение действительно глубокой любви, любви родителя, способного вынести направленную на него ненависть.

Зачастую на отыскание именно этой твердости и контейнирования, в способности родителя установить пределы допустимого, и направлены бессознательно приступы раздражения ребенка и другие формы плохого поведения.

К сожалению, не находя необходимого контейнирования, ребенок может развить растущее чувство того, что в его поведении, по-видимому, есть нечто, с чем родитель не в состоянии справиться.

Вместо того, чтобы принять и помочь контейнировать то, что может начать ощущаться как неконтролируемое «чудовище» в ребенке, родитель иногда как будто пытается «откупиться», уступая требованиям ребенка. Такой ребенок в результате оказывается лишенным чувства более глубокой родительской любви, а также того чувства безопасности, которое обеспечивается прочным, но заботливым контейнированием. Тогда ребенок может ощутить, что внутри него как будто действительно есть что-то плохое, как в его гневе или ненависти, чего оказывается чересчур даже для родителя, который не способен с этим справиться.

Теория

<…>Винникотт отмечал, что ребенок, лишенный чего-то важного для ощущения безопасности и роста, и лишенный этого слишком надолго, может стремиться к получению недостающего компонента символически, путем воровства — если еще надеется на его обретение.

Самое важное в этих различных формах чреватого правонарушениями поведения — чтобы нашелся кто-то, кто мог бы распознать в них бессознательный поиск; кто бы мог соответствовать тому, что Винникотт называет «моментом надежды». Он подразумевает тем самым, что ребенку требуется найти кого-то, кто бы мог распознать бессознательный поиск, выражающийся в его плохом поведении, бессознательную надежду на то, что это поведение будет понято и найдется кто-то, способный соответствовать выражающейся в нем потребности.

Если момент надежды находит отклик, будет уделено внимание потребности, выражаемой в плохом, и даже злобном поведении, и оно постепенно может стать ненужным. Происходит это потому, что ребенок начинает находить то контейнирование, которого не хватало и которое он бессознательно искал.

Однако если момент надежды не находит отклика, можно ожидать, что плохое (предделинквентное) поведение усилится и будет вызывать все больше проблем. Бессознательный поиск выйдет за рамки семьи и охватит других людей. Однако может случиться так, что ребенок в предделинквентном состоянии начнет наказывать мир вне дома и семьи за глухоту к его потребности.

Винникотт напоминает нам, что растущий ребенок, и особенно подросток, нуждается в поиске конфронтации с родителями или другими взрослыми: «Конфронтация является частью контейнирования без оттенков кары и возмездия, но обладающего собственной силой». Он также предупреждает нас, что если родители пасуют перед этими нуждами растущего ребенка, он или она может обрести ложную зрелость. Подросток на этом пути скорее всего станет не зрелым взрослым, а тираном, ожидающим, что все будут ему уступать.

Винникотт описывает, как ребенок, фантазируя, может «разрушать» объект в своей психике. Его потребностью в этом случае является способность внешнего объекта (то есть реальных родителей или реального аналитика) пережить такое разрушение без разрушения или отмщения. Тогда обнаружится, что внешний объект (то есть родитель или аналитик) обладает собственной силой, а не только той, которая, путем фантазирования, была ему «дана» ребенком или пациентом, защищающим его от всего того, что для него чересчур, и что он, предположительно, не мог бы вынести.

Бион говорит об ощущении ребенком того, что он умирает. Ребенку настоятельно необходимо сообщить этот страх матери, и под влиянием такого дистресса у матери может возникнуть чувство чего-то неуправляемого.

Однако если мать способна вынести этот удар и понять, что ей сообщается и почему, возникнет возможность того, что ребенок получит свое состояние испуга назад, но оно уже будет управляемым благодаря способности матери справится с ним в себе самой. Бион описывая неудачу контейнирования говорит:

«Если проекция не принимается матерью, ребенок чувствует, что его ощущение того, что он умирает, лишается своего смысла. Тогда ребенок реинтроецирует, но не страх умирания, ставший переносимым, а безымянный ужас» <…>.

Клинический пример

<…> У девочки Джой было два брата, старший и младший, и не было сестер. К моменту первой встречи ей исполнилось 7 лет. Я узнал от направившего ее аналитика, что ее матери было очень трудно смириться с тем, что у нее родилась дочь, она открыто обожала своих сыновей, но по отношению к Джой вела себя холодно и отчужденно. Я также услышал, что мать не могла выдержать, когда Джой заставляла ее чувствовать ненависть к себе, выказывая свою ненависть по отношению к ней. Поэтому она, вместо того, чтобы устанавливать пределы допустимого и выдерживать приступы ярости, следующие за ее попыткой сказать дочери «нет», попустительствовала Джой. В результате Джой позволялось делать все, что она хотела, и получать все, что она хотела. Поэтому Джой стала по-настоящему «испорченным ребенком».

Неудивительно, что в ходе моей работы с ней Джой подвергла меня весьма суровым испытаниям и стала со мной очень требовательной. Когда же я говорил «Нет», она сердилась. Она сердилась иногда настолько сильно, что начинала пинать меня или пыталась укусить меня или оцарапать.

К счастью, её мать разрешила мне вести себя с Джой строго, поэтому она была готова услышать вопли Джой, иногда доносившиеся из моего кабинета. Затем было несколько случаев, когда я вынужден был держать беснующуюся Джой, пока она не успокаивалась.

Я обнаружил, что могу держать Джой таким образом, что она не может пнуть, оцарапать или укусить меня. В такие моменты она начинала кричать: «Отпусти, отпусти!». Каждый раз я спокойно отвечал на это: «Не думаю, что ты уже готова сдерживаться сама, поэтому я собираюсь держать тебя, пока ты не будешь готова сдерживаться самостоятельно».

В этих случаях, а их было несколько в ходе первых месяцев моих занятий с ней, Джой всякий раз кричала «Отпусти, отпусти», но от раза к разу все менее решительно. Тогда я стал говорить ей: «Думаю, ты уже, наверное, готова сдерживаться сама, но если нет, я снова буду тебя держать».

После этого Джой успокаивалась, и всякий раз, когда это случалось, она затем шла на сотрудничество и начинала заниматься каким-нибудь творчеством. Это повторилось несколько раз, и Джой продемонстрировала, что начала обретать со мной безопасность нового типа. Что бы не казалось ей в себе неподвластным контролю «чудовищем», с которым не могла справиться ее мать, она чувствовала, что я могу справиться с этим. Таким образом она оказалась способной перенимать что-то от моего сдерживания, что помогало ей сдерживать себя. Ее взгляд на себя стал меняться, и вместе с этим изменилось ее поведение.

Источник Моноклер

www.psyshans.ru

Теги: дети, родители, воспитание, ненависть, злость, агрессия, злость, монстр, чудовище, контейнирование, тиран, деструктивность

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация,

6 СОВЕТОВ ГАРВАРДСКИХ ПСИХОЛОГОВ, КОТОРЫЕ ПОМОГУТ ВОСПИТАТЬ УВЕРЕННОГО В СЕБЕ РЕБЕНКА

6 советов гарвардских психологов, которые помогут воспитать уверенного в себе ребенка

Многие родители уже устали слушать о том, что современные технологии портят их детей. Со всех сайтов на них льются потоки информации о новейших методах и стратегиях по воспитанию в цифровой век. Однако, как далеко ни зашел бы прогресс, есть несколько проверенных временем простых истин, которые помогут вырастить полноценного, доброго, уверенного в себе и психически здорового ребенка.

AdMe.ru делится с вами 6 мудрыми и такими простыми советами гарвардских ученых по воспитанию детей.

1. Проводите время со своими детьми


 

Это основа всего. Регулярно проводить время с детьми, интересоваться их делами и проблемами, а главное — внимательно слушать их ответы. Вы не только узнаете об индивидуальных особенностях вашего ребенка, но и покажете ему, как нужно проявлять заботу о другом человеке.

2. Всегда говорите ребенку, что он значит для вас


Согласно исследованиям психологов многие дети не знают, что они самое главное, что есть в жизни родителей. Им просто нужно услышать эти слова. Поэтому не забывайте почаще говорить их детям — так они будут чувствовать себя увереннее.

3. Покажите, как решать проблемы, а не убегать от них


Например, если ребенок решил бросить футбол, попросите его объяснить, почему конкретно он хочет это сделать и какие обязательства у него есть перед командой (совместный матч, общие тренировки и прочее). Затем, если он все же примет решение уйти, помогите ему с этим вопросом.

4. Ежедневно приучайте помогать и самому быть благодарным за помощь


 

Исследование показало, что люди, которые привыкли выражать благодарность, более склонны к состраданию, легче прощают, они щедры и любят помогать.

Поэтому важно придумать для ребенка ежедневный список домашних дел, за которые его необходимо благодарить в течение всего дня.

Психологи также рекомендуют родителям награждать детей только за исключительные проявления доброты и усердия.

5. Помогите ребенку справиться с негативными эмоциями

 

Психологи утверждают, что способность заботиться подавляется такими негативными эмоциями, как гнев, злость, стыд и зависть. Помогая детям распознать и эти чувства, родители подталкивают их к разрешению внутреннего конфликта. С подобного самоанализа начнется их долгий путь к тому, чтобы стать небезразличными, заботливыми людьми. Это также важно для установления разумных рамок их психологической безопасности.

6. Покажите им, что мир намного больше, чем кажется


 

Согласно исследованиям психологов почти всем детям интересен лишь узкий круг их семьи и друзей.

Важно, чтобы они также интересовались людьми за пределами этого круга, которые отличаются от них социально, культурно и даже географически.

Вы можете помочь им в этом: научить быть хорошим слушателем, который умеет поставить себя на место другого человека и может чувствовать эмпатию через трогательные фильмы, фотографии и новости.

В заключение психологи уверяют нас: «Воспитание вежливого, заботливого и высоконравственного ребенка — тяжелый труд. Но это именно то, что может сделать каждый из нас. И ни одна работа в мире не сравнится с этой по важности и бесценности награды».

http://www.psyshans.ru/

www.psyshans.ru

Теги: уверенность в себе, заботливость, вежливость, ребенок, воспитание, родители, дети, советы,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.


РАСТИТЬ — РОДИТЕЛЬСКАЯ СВОБОДА И РАДОСТЬ. ВОСПИТЫВАТЬ — РОДИТЕЛЬСКАЯ ТЮРЬМА

girl-1641215__340.jpg

Дима Зицер:
«Растить — родительская свобода и радость. Воспитывать — родительская тюрьма»

Об ошибках родителей и безошибочности детей

О воспитании
Есть огромная разница между понятиями «воспитывать ребенка» и «растить ребенка». Почему? Потому что «растить» — это значит помогать, создавать условия для роста, наблюдать за процессом роста. А воспитывать? Это значит формировать, менять, вдалбливать и стремиться привести маленького человека к какой-то определенной модели, которая ему не нравится и не нужна. Потому что у него есть своя модель, свое видение, свое право на жизнь, поступки и ошибки.
Но родители упорствуют и даже не замечают, что процессом воспитания они полностью заменяют процесс общения. Забывают, что радость приносит именно общение и доверительные, теплые отношения с любимым человеком, а не наличие хороших оценок в дневнике или того факта, что ребенок надел шапку.
Вы думаете, что когда он вырастет, то поймет, поблагодарит? Серьезно? Ответьте себе на вопрос: вам сейчас сильно нравится заниматься тем, что вам вдалбливали в детстве ваши родители? Да, иногда в компании друзей вы можете сыграть на пианино. Ну и сколько вас, играющих, отзовитесь! А многие учились играть ценой отношений, вопреки желанию и интересу, вместо действительно важного и волшебного, что проносилось мимо? Да, есть и такие, кто научился и играет до сих пор. Однако вопрос цены у большинства до сих пор не закрыт. И вот эту же самую модель вы навязываете своим детям.
Растить — значит не отказывать себе в огромном удовольствии наблюдать за процессом. Видеть то, что подарено судьбой только родителям — когда кто-то, кто совершенно точно создан тобой в любви и счастье, меняется, растет, познает мир. Я уверен: растить — родительская свобода и радость. Воспитывать — родительская тюрьма.

Об обмане
Почему ребенок не носит шапку, ведь на улице холодно? Почему он не доел суп, сказав, что сыт, но набросился на конфеты? Потому что вы все время его обманывали. По чуть-чуть, но обманывали. Трехлетний ребенок хорошо различает, что такое «жарко» и что такое «холодно». И вот он попадает в такую ситуацию: его укутывают по самую макушку, ему жарко, но тут всезнающая мама говорит, что шапочку снять нельзя, потому что на улице холодно. Она-то знает! Ребенок ей должен верить. Но ему в этот момент жарко. И вот он в замешательстве – он чувствует одно, а убеждают его в другом. Точно так же и в истории с супом – ребенок наелся, но ему говорят, что он голоден и нужно же доесть все, что на тарелке. Но он чувствует сытость!
Вот так все время мы обманываем наших детей, навязывая свое видение. И потом они нам просто-напросто не верят. Не верят, когда мы говорим, что книжка интереснее компьютерных игр, не верят, что учеба – это полезное занятие, а не каторга, не верят, что прогулка лучше лежания на диване.
Так что же делать родителям? Дать ребенку почувствовать холод – и он сам наденет шапку. Дать возможность не доесть суп – и он сам его съест через полчаса (и уберите конфеты из его поля зрения – только и всего). Показать на своем примере, как увлекательно гулять, рыбачить, читать – и он не будет целыми днями сидеть дома, уставившись в свой гаджет.

О рамках и компромиссах
Когда родители «дают указания», в первую очередь страдают они сами, потому что дети их не выполняют, потому что жалеют себя любимых, потому что не умеют правильно сформулировать мысль, потому что не могут справиться с ситуацией. Оправдывается весь этот перманентный кошмар тем, что иначе ваш родительский долг не будет выполнен. Вы искренне полагаете, что если ребенок тут же не бросится выполнять ваши указания, то он не станет достойным человеком, обидит бабушку, расстроит учителя и т.д. И получается в итоге, что вы сами себя загоняете в рамки, пытаясь в эти же рамки втиснуть и свое чадо!
В порыве гнева родители считают, что ребенок делает им назло, что он глупый или вредный. И вот мы, родители, становимся заложниками созданной нами самими необходимости постоянно воспитывать. О какой радости общения тут может идти речь? Ребенок превращается в объект ваших проблем. И вы говорите: «Какие же неблагодарные – эти дети!» или «Я посвятил тебе жизнь, а ты!..». И слышим в ответ вполне резонное: «А я тебя не просил».
Из этой тюрьмы вырваться очень непросто, но возможно. Как? Договаривайтесь При чем не в приказном тоне, типа: «10 минут поиграй — и спать. Договорились?». Это не договор. Это ультиматум. Договор – это путь к компромиссу. Ты – мне, я – тебе. Научитесь делать детям выгодное для них предложение.

О понимании
Большинство событий в жизни человека происходят не благодаря, а вопреки так называемому воспитанию. Наши дети делают маленькие открытия, пробуя этот мир на вкус, на ощупь. Они меняют свое мнение, влюбляются, интересуются самыми разными вещами под воздействием целого ряда факторов. Они открыты, откровенны и умеют быть собой. Да, они такие. Не такие, как мы, а другие. Но это и есть самое прекрасное в них! И как жаль пропустить самое интересное в их жизни вследствие навязанного нам и нами же желания постоянно управлять.
Мимо нас проходит столько, что мы вынуждены играть роль воспитателя вместо того, чтобы просто любить. Именно вынуждены, поскольку довлеющая над нами модель отношений часто, помимо нашего желания, вталкивает нас в одну из самых неестественных позиций, где принятие любимого человека заменено на его жестокое переделывание.
Поэтому важно остановиться и задуматься: люблю ли я своего ребенка? Да? Да! Тогда почему я так жесткок к нему? Это от того, что он меня не понимает или я его? Конечно, он! Но не стоит его в этом винить, ведь он — ребенок и еще не знает, каково это «быть взрослым». Так разве в этом его вина? У него нет еще такого опыта, как у вас, и это вполне естественно, что он вас не понимает. Значит, ваша задача — поговорить и объяснить.

Об обязанностях

Он не моет посуду. Она не убирает в доме. Какое горе! Сделайте так, чтобы ребенок понял, что проблему посуды решить очень легко: можно купить посудомоечную машину, можно найти людей, которые помоют посуду за вас, можно помыть посуду вместе, чтобы было веселее и быстрее, да хоть одноразовой посудой пользуйтесь!
Поймите, это не такая уж жизненно важная вещь – мытье посуды, уборка в доме, хорошие оценки в табеле. Важно, как он относится к вам и другим людям, как он воспринимает мир, как ему в этом мире живется. Вот что важно.
Ведь весь окружающий мир настроен против ребенка – учителя в школе требуют, одноклассники могут обидеть, друзья – не понять, и тут еще вы со своей посудой. Подумайте, каково в этот момент дочке или сыну. Ему и так плохо. И без вас. Так что прекратите делать жизнь своего ребенка еще хуже. Ваша задача – защищать и быть на его стороне. Всегда, даже если он не прав.


www.psyshans.ru

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

Уверенность в себе, стабильная самооценка

Уверенность в себе, стабильная самооценка.



Уверенность в себе, стабильная самооценка закладывается в детстве и обязательно  включает в себя простые и ясные словесные послания.
Ребенок открыт для того, что исходит от родителей, поэтому ребенок - это то, что мы ему, в том числе, говорим. Это внушение.

Но в каждом взрослом также живет этот ребенок. Поэтому важно продолжать самовнушение, которое работает, даже, если наша самооценка пошатнулась, а она, в той или иной степени, неустойчива в течение жизни.  Мы можем даже  в течение одного дня сомневаться в себе или же,наоборот, чувствовать себя на "вершине мира".

Поэтому важно продолжать говорить себе, особенно в минуты сомнений, такие простые слова:
- я люблю тебя
- я горжусь тобой
- я прощаю тебя
- это твоя ответственность
- ты справишься с этим, ты сможешь, у тебя все получится
- я в тебя верю
- даже, если у тебя это не получится, я все равно буду тебя любить.

Ребенку важно также говорить:
- я тебя прощаю. Каждый проступок, за который ребенка наказали, отчитали, должен быть прощен. Не стесняйтесь говорить - я тебя прощаю за то, что ты сегодня забыл вынести мусор.Это очень важно, чтобы инициатива, в будущем,не стопорилась. Раньше эту функцию выполняна церковь и это не просто так. Родители для детей тоже Боги и важно, чтобы дети чувствовали себя прощенными, чтобы дети могли дальше свободно проявлять инициативу.
- извини меня. Если мы что-то сделали не правильно по отношению к ребенку, мы должны извиниться. Это станет примером для ребенка - я могу действовать, потому что я извинюсь, если нанесу ущерб и я буду прощен.
- ты наш любимый ребенок
- мы хотели именно такого ребенка
- хорошо, что ты у нас есть. Эти слова важны, чтобы ребенок понимал, что его любят просто так, что он может нравиться таким, какой он есть. Любовь константа, она не может быть условием. Это дает стабильное принятие себя, адекватную самооценку.
- я горжусь тобой.

Важно никогда не отворачиваться от Вашего ребенка, не покидать его в трудную минуту, а поддержать и успокоить.
Иногда мы злимся на себя,когда  ошибаемся, иногда стыдимся и в этот момент хочется отстраниться , бессознательно избавиться от "неудачника",которым мы себя чувствуем.Мы забываем, что "добить себя" в этот момент - это самый худший вариант отношения к себе.
Можно в этот момент представить себя маленьким, двухлетним малышом и представить, что вы ругаете его. Ваше сердце смягчится и вы легче найдете слова утешения или просто прижмете его к себе или найдете того, кто вас обнимет в этот момент.
Если злость не пройдет - это подскажет вам, что у вас есть более глубокие проблемы.
Как-то видела по телевизору передачу, в которой выступали те, кто справился с раком. И там была одна модель, которая сказала, что после выздоровления она дала себе слово никогда больше не отворачиваться от себя и быть особенно доброжелательной  и поддерживающей по отношению к себе в трудные жизненные моменты.
Когда взрослые заботятся о детях не так, как они ожидают, дети переживают это, как предательство. Злиться, но продолжать заботиться, оставаться, по возможности доброжелательным, не предавать ребенка, если он что-то сделал не так, помнить, что, если бы он мог, он не сделал бы этого, он все сделал бы правильно, потому что дети очень стараются, просто у них не всегда получается.
Наш внутренний ребенок рассчитывает, что мы будем ему заботливыми, любящими, принимающими родителями, это наша ответственность перед самими собой - не быть себе "мачехой", не покидать и не предавать.

Иногда люди увлекаются "кнутом" и настолько забывают про "пряник", что взаимодействие с собой превращается у них  в насилие, которое выражается в сильном давлении на себя, в принуждении, в постоянном долженствовании.
И к психологу они приходят за тем, чтобы научиться еще эффективнее на себя давить и эксплуатировать.
И то, что я рассказываю, например, про всемирно-известного психолога, который ездит по миру с семинарами, и который запросто, когда ему плохо или страшно, может попросить кого-то его обнять, становится открытием для человека, который был уверен, что психолог как раз тот человек, который овладел искусством самоизнасилования и получает от этого удовольствие.
Я объясняю, что человек, успешно самореализовавшийся в жизни, не тот, кто все знает и не совершает ошибок, а тот, кто не критикует себя за ошибки, умеет простить и поддержать себя.

На самом деле людей страшит не чужая критика, а своя собственная. От человека, который "добивает" в случае неудачи такими, например словами - а я говорила, я тебя предупреждала...- можно уйти, но нельзя сбежать от внутреннего преследователя, который, рано или поздно загонит в угол, лишит желания что-то делать, действовать, лишит удовольствия от достижений своим вечным недовольством и бурчанием - ты мог бы и лучше; вот, если бы ты не спал прошлой ночью,тогда; зря ты вчера ходил в кино, надо было..
В конечном счете именно это брюзжание выматывает, лишает инициативы, сил и мотивации двигаться, чего-то достигать.

Даже, если что-то получилось не так, как хотелось бы, вернее так - особенно, если что-то не удалось - нужно сказать себе, как вы собой гордитесь; что вот это у вас получилось; что здорово, что вы рискнули; что в следующий раз все пройдет лучше; что сейчас вы очень довольны, а над ошибками вы поработаете потом, завтра.  

С уважением Ирина Ситникова.

Источник

www.psyshans.ru

Авторские статьи Ирины Ситниковой со схожей тематикой можно найти здесь

Консультация психолога
 

Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru