БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Сентябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30            

ПСИХОТЕРАПИЯ. ЧТО ОНА МОЖЕТ ДАТЬ?

ПСИХОТЕРАПИЯ. ЧТО ОНА МОЖЕТ ВАМ ДАТЬ?


Возможно, вы еще только собираетесь посвятить какое-то количество времени психотерапии и еще не знаете подойдет она вам или нет. Или вы уже были у психолога и попробовали преимущества этого способа.
В таком случае, что именно даст вам длительный курс психотерапии?

Самопознание.
В кабинете психолога вы один на один со своими чувствами, потребностями, голос психотерапевта лишь мягко направляет и поддерживает. Это позволяет лучше прислушаться к себе, ощутить себя, побыть собой, прислушаться к своему внутреннему голосу, а также к своему телу, к его состоянию на текущий момент – прямо здесь и сейчас ощутить свое тело, узнать его ближе, почувствовать как вы дышите, как ускоряется и замедляется ваше дыхание, с чем связаны изменения в дыхании, что вы в этот момент думали, чувствовали.
Вы сможете понять, чего ИМЕЕНО ВАМ хочется, в каком темпе вам хочется двигаться.

Целостность
В кабинете психолога вы сможете научиться не просто чувствовать себя, быть собой, а переживать себя целостно – и свои мысли и свои чувства, и свое тело. Это даст вам возможность полнее присутствовать в своей жизни. Также вы откроете для себя новые чувства, а  значит новые грани себя и новые возможности.

Уверенность
Психотерапия – это налаживание диалога с собой целостным, что помогает человеку стать более устойчивым и,  в конечном итоге, отказаться от «посредников»,  от «костылей». Человек в процессе терапии учится все больше опираться на себя, то есть чувствовать опору внутри себя, а не снаружи. Это придает веры в свои силы,  а значит уверенности в себе.

Осознанность
Осознавание – это всегда поиск, это исследование себя, выработка привычки к метапозиции , укрепление которой  неизбежно ведет к большей стабильности, большей выносливости, к расширению возможностей, потому что такое наблюдение помогает определить свои сильные и слабые стороны и научиться  извлекать пользу для себя и из того,  и из другого.

Знание основ
Двигаясь по жизни,  мы используем основной способ решения повседневных задач - это перенос предыдущего опыта. По мере изучения своего опыта, вы учитесь понимать свои реакции на жизненные ситуации. Это дает вам возможность использовать эти знания и решать задачи, которые ставит перед вами жизнь, все более виртуозно. Это дает вам преимущество выбора.

Личная практика
Занимаясь психотерапией, вы приобретаете уникальную возможность использовать полученные знания и навыки и продолжать меняться  в нужном вам русле, потому что все, что для этого нужно вы уже освоили и это останется с вами навсегда. Вы можете заниматься психотерапией, где угодно и когда угодно. Вас ничего не ограничивает. Главное, что для этого нужно – вы сами.

И это далеко не все преимущества психотерапевтической ситуации по сравнению с главным  психотерапевтом  – жизнью.,
Как говорят:
"Самый хороший учитель в жизни опыт. Берет, правда, дорого, но объясняет доходчиво! "
Главное, что вы выигрываете, прибегнув к помощи психотерапевта - время, потому что психотерапевт уже имеет ответы на многие ваши вопросы, и зачастую, терапевт  уже прошел через тот опыт, который получаете вы, ну и ,конечно, разнообразные техники психотерапии. И все это дает возможность за год-два пройти то, на что в жизни могут уйти десятки лет и то нет никакой гарантии, потому что нет главного механизма изменений - саморефлексии, анализа ситуаций.
Можно и по кругу ходить все десять лет. Или переходить из полюса в полюс, минуя искомую середину, потому что опыт того, как должно быть, как правильно, тоже отсутствует. Чего-то не хватает, но чего именно не понятно. Почему-то плохо, почему именно не понятно.

Самый частый вариант ответа - мне плохо, потому что они такие "плохие"  И годы уходят на борьбу с "плохими", силы растрачиваются в попытках этих "плохих" изменить, а время уходит, течет сквозь пальцы жизнь, вместо того, чтобы нести вас широкой, полноводной рекой.

Возможности психотерапии разнообразны и неповторимы в каждом, отдельно взятом, случае!



apple-blossoms-1368195__180.jpg

www.psyshans.ru

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва,  психолог консультация психолога, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация. Психоаналитический психотерапевт, практикующий психолог, клинический психолог.

МУЖЧИНЫ С МАРСА, ЖЕНЩИНЫ С ВЕНЕРЫ

Прекрасная книга Джона Грея " Мужчины с Марса, женщины с Венеры" является бестселлером, выпущенным и проданным в количестве 60 миллионов экземпляров по всему миру.
Это классика современности.

Эта книга учит гармоничным взаимоотношениям между полами. Она помогает понять насколько разными являются мужчины и женщины в своем эмоциональном проявлении, в своем поведении в целом, что, зачастую, становится тем непреодолимым препятствием, которое мешает им договориться и жить в любви и согласии.
Джон Грей, как признанный эксперт, дает конкретные советы, как научиться отношениям или сохранить их там, где, кажется, все потеряно безвозвратно и невозможно снова вернуть интимность, страсть и взаимопонимание.
Я приглашаю всех к прочтению этой замечательной книги.
И хочу сопроводить ее небольшим замечанием психотерапевта.
Если вы прочли книгу, но чувствуете, что почему-то не можете воспользоваться всей той глубокой информацией, которую она предлагает и всеми теми мудрыми советами, которыми книга изобилует, не отчаивайтесь, у этого могут быть причины.

Первая причина может заключаться в том, что у вас не получается принять тот факт, что мужчины и женщины такие разные. Сама эта мысль тревожит вас и травмирует. Это значит, говоря языком психологии, что вы можете находиться только в слиянии с объектом. В противном случае уровень тревоги резко поднимается. Тогда вы не можете пережить истинных отношений любви, вы стараетесь контролировать человека или манипулировать им, так как страх потерять его слишком велик. В этом случае  выход из слияния(обнаружение объекта, как другого, отличного от вас) автоматически означает его утрату. ДРУГОГО ПОПРОСТУ НЕТ В ПСИХИКЕ ЧЕЛОВЕКА, ПОЭТОМУ ОН НИКАК НЕ МОЖЕТ ОСОЗНАТЬ И ПРИНЯТЬ РАЗЛИЧИЯ.

Вторая причина такова, что книга эта про любовь. Про сострадание, сочувствие, приятие,одобрение, уважение, доброжелательность.
Но иногда личная история человека такова, что он не пережил всех этих прекрасных и правильных вещей в отношении себя. Проще говоря - у него нет такого опыта, к нему никто, никогда так не относился. Человек может даже не осознавать этого факта и считать(защитные механизмы именно для этого и существуют), что с ним все в порядке, то отношение, которое он получил в детстве и есть любовь. Зачем я это говорю? Затем, что, если человек не получил чего-то, он не может этого дать. Прежде, чем построить отношения любви с кем-то, он должен понимать, что именно это означает, что именно нужно строить, то есть он ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ОПЫТ ТАКОГО ОТНОШЕНИЯ К НЕМУ САМОМУ.

Наша психика так устроена, что все наши отношения являются переносом. То есть мы автоматически переносим на все, и в том числе на партнера, тот опыт, который пережили в детстве. Это означает, что, если человек обижен на родителя противоположного пола (или на обоих), то с помощью простого совета, он не сможет вдруг отбросить обиду.
Да, можно начать с "любовных" писем родителям - высказать им свой гнев и свое недовольство, но, довольно часто, этого оказывается недостаточно, чтобы выстроить гармоничные отношения с партнером по двум причинам, которые я указала выше.  Этим людям сначала нужно пройти курс психотерапии.

Джон Грей пишет:"Мы взрослели, овладевая неэффективными навыками общения.Поскольку мы не имеем достаточных знаний для выражения наших чувств, то, находясь в плену негативных эмоций,общаться в доброжелательной,достойной манере представляется для нас сложной и порой, даже непреодолимой задачей."
На мой взгляд автор очень упрощает проблему, ориентируясь на себя, на относительное психическое здоровье. Тогда да, я соглашусь, что дело в отсутствии навыков эффективного общения. В психотерапии человек и этому учится тоже. Но эта книга не может быть альтернативой терапии. Совместно они могут дать прекрасный результат, но не ранее того момента, когда оба партнера на собственном опыте переживут  уважение, приятие, одобрение, доброжелательность в атмосфере психотерапии. Иначе оба партнера могут всю жизнь просидеть в "окопах", периодически совершая "вылазки" на территорию  врага. Какая уж тут любовь? Как тут открыться и довериться?

Мы любим тех, кто нас не любит,
Мы губим тех, кто в нас влюблен,
Мы ненавидим, но целуем,
Мы не стремимся, но живем.
Мы позволяем, не желая,
Мы проклинаем, но берем,
Мы говорим... но забываем,
О том, что любим, вечно лжем.
Мы безразлично созерцаем,
На искры глаз не отвечаем,
Мы грубо чувствами играем,
И не жалеем ни о чем.
Мечтаем быть с любимым рядом,
Но забываем лишь о том,
Что любим тех, кто нас не любит,
Но губим тех, кто в нас влюблен.

Ирина Ситникова - психолог, психотерапевт, семейный психолог.


korotkie_lyubovnye_romany_chitat_onlayn_besplatno_seriya_pan_441_100.jpg

www.psyshans.ru


Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва,  психолог консультация психолога, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация. Психоаналитический психотерапевт, практикующий психолог, клинический психолог.

СИМПТОМ КАК ФЕНОМЕН ПСИХОТЕРАПИИ

СИМПТОМ, КАК ФЕНОМЕН ПСИХОТЕРАПИИ
Автор Геннадий Малейчук
Язык используется далеко не во всех коммуникациях
Джойс Макдугалл
Страдать легче, чем решать
Берт Хеллингер
В статье речь пойдет о ситуации, когда в качестве проблемы клиент «приносит» терапевту свой симптом. В целом это довольно таки распространенная для терапии практика.

Когда клиент сам приходит к психотерапевту/психологу с симптоматическим запросом, он уже, как правило, подозревает, что его симптом связан с его психологическими особенностями и готов работать в психологической парадигме формирования симптома.

В данной статье симптом рассматривается в широком значении – как любой феномен, который доставляет самому клиенту или его близкому окружению неудобство, напряжение, боль. В этом случае под симптомом можно понимать не только симптомы соматические, психосоматические, психические, но также и симптомы поведенческие. (Представление о симптоме как о сложном системном феномене см. более подробно )

Психолог/психотерапевт в силу своей профессиональной компетенции имеет дело с психосоматическими, психическими и поведенческими симптомами. Соматические же симптомы – область профессиональной компетенции врача.

Соматические и психосоматические симптомы схожи по клинической картине, они проявляются жалобами клиента на боли в различных телесных органах и системах. Различие же их в том, что психосоматические симптомы психогенны по своей природе (психологически обусловлены), хоть и проявляются телесно. В связи с этим, психосоматические симптомы попадают в поле профессионального интереса как психологов, так и медиков.

Психические симптомы чаще связаны с теми неудобствами, которые они причиняют. Примеры: фобии, навязчивости, тревога, апатия, вина.

Поведенческие симптомы проявляются различными отклонениями в поведении клиента и в большей степени мешают не самому клиенту, а другим людям. По этой же причине, чаще всего к специалисту обращаются не сам клиент, а его близкие с просьбой «Сделать с ним что-нибудь…».

Примеры такого рода симптомов – агрессия, гиперактивность, девиантность. Поведенческие симптомы в силу их «антисоциальной» направленности предъявляют большие требования к профессиональной и личностной позиции терапевта, «бросают вызов» его ресурсам понимания и принятия клиента. (Смотри об этом)

Симптомы не всегда связаны с болевыми ощущениями. Иногда они даже приятны, например, навязчивая мастурбация. Однако, сознательное отношение к ним самого клиента и (или) его ближайшего окружения всегда негативно.

Симптом характеризуется следующим:
  • сравнительно сильным влиянием на других;
  • он непроизволен и не поддается контролю со стороны клиента;
  • симптом закрепляется окружением, клиент приобретает благодаря симптому вторичную выгоду;
  • симптоматическое поведение может быть выгодно другим членам семьи.
Работая с симптомом, нужно помнить ряд правил. Эти правила – результат моей психотерапевтической практики с клиентами, обращающимися с симптоматическими запросами.

Вот они:

Симптом является системным феноменомЧасто в работе с клиентами возникает соблазн рассматривать симптом как нечто автономное, лишенное какой-либо смысловой связи с системой (организмом, семейной системой).

Тем не менее, симптом всегда необходимо рассматривать не как отдельный феномен, а как элемент более широкой системы. Симптом никогда не возникает автономно, он «вплетен» в ткань системы. Симптом нужен и важен системе в данный период ее существования. Посредством его она решает какую-то важную для себя функцию.

Система обладает витальной мудростью и «выбирает» наименее опасный на данном этапе функционирования для ее жизни симптом. Психотерапевтической ошибкой будет рассматривать симптом как отдельный, автономный феномен и пытаться от него избавиться, не осознав его значение для системы.



Симптом ни в коем случае не должен атаковаться терапевтом напрямую. Такое устранение симптома часто приводит к психотической дезинтеграции клиента, отнятие симптома лишает его жизненно важного защитного механизма (смотри подробнее Г. Аммон. Психосоматическая терапия).

Симптом – это фигура, растущая в поле отношенийСимптом не возникает в «бесчеловеческом» пространстве. Он всегда является «пограничным» феноменом. Симптом возникает на «границе отношений», маркирует напряжение контакта со значимым Другим. Нельзя не согласиться с Гарри Салливаном, который утверждал, что вся психопатология интерперсональна. И психотерапия симптома, следовательно, интерперсональна и в своих целях, и в своих средствах.

Когда мы предпринимаем работу по раскрытию сути симптома, необходимо в первую очередь актуализировать суть его влияния на окружающих людей: Как он ощущается? К кому обращен? Как он затрагивает Другого? Каково его послание, что он хочет «сказать» Другому? Как он мобилизует ответные действия? Как он структурирует поле значимых  отношений?

За каждым симптомом стоит тень значимого человекаТаким Другим для клиента является близкий ему человек. Именно к близким людям у нас больше всего потребностей и соответственно претензий в случае их фрустраций. Именно с близкими людьми у нас наибольший накал чувств.

Посторонний, незначимый человек не вызывает эмоций, претензий, их сила возрастает по мере приближения к человеку. Именно к близкому человеку направлен симптом как способ обратить внимание на какую-то важную неудовлетворенную нужду в нем.

Симптом – это феномен неудавшейся встречи с ДругимНаши потребности обращены в поле (среду) и большинство из них социальны. Следовательно, поле потребностей  является часто полем отношений. Симптом маркирует фрустрированную потребность, которая, как уже отмечалось выше, направлена к значимому человеку. Посредством симптома можно удовлетворить какую-то свою потребность, которую почему-то не удается удовлетворить в отношениях с близкими людьми напрямую.

За симптомом всегда скрывается какая-то потребность. И хоть симптом и является непрямым, окольным способом удовлетворения этой потребности, тем не менее, такой способ часто является единственно возможным способом удовлетворения потребности в сложившейся для человека ситуации. Именно невозможность встречи с Другим, в которой возможно было бы удовлетворить важную для клиента потребность, приводит его к непрямому, симптоматическому способу ее удовлетворения.

Симптом – это не патология психики, а патология контактаЭта мысль ярче всего представлена в гештальт-терапии, ориентированной не на структуру личности клиента, а на процесс его функционирования.

В гештальт-терапии симптом – это не некое инородное образование, от которого нужно избавиться, – это способ контакта со значимым для клиента человеком.

Всякий симптом исторически – это то, что некогда было творческим приспособлением, а затем превратилось в консервативное, ригидное. Это устаревшая, неадекватная на данный момент форма приспособления к действительности. Ситуация,  спровоцировавшая симптом, давно уже поменялась, а застывшая форма реагирования осталась, воплотилась в симптом.

Симптом – это способ коммуникации«Для меня стало важным открытием, когда я обнаружила у своих пациентов бессознательную потребность сохранять их заболевания» – пишет Джойс Макдугалл  в своей книге «Театры тела».

Вышеописанная функция удовлетворения важных межличностных потребностей через симптом была открыта еще Зигмундом Фрейдом и получила название вторичной выгоды от болезни. Человек прибегает к ней тогда, когда по каким-то причинам (стыд оказаться оцененным, страх быть отвергнутым, непонятым и т.д.) пытается сообщить что-либо другому человеку не словами, а посредством симптома или болезни.

Чтобы разобраться в проблеме вторичных выгод болезни, в терапии необходимо решить две основные задачи:
  • определение потребностей, которые удовлетворяются благодаря симптоматическому способу;
  • поиск путей удовлетворения этих потребностей иным образом (без участия симптома).
Любой симптом:
  • «дает разрешение» клиенту уйти от неприятной ситуации или от решения сложной проблемы;
  • предоставляет ему возможность получить заботу, любовь, внимание окружающих, не прося напрямую их об этом;
  • «дарит» ему условия для того, чтобы переориентировать необходимую для разрешения проблемы психическую энергию или пересмотреть свое понимание ситуации;
  • предоставляет клиенту стимул для переоценки себя как личности или изменения привычных стереотипов поведения;
  • «убирает» необходимость соответствовать тем требованиям, которые предъявляют к клиенту окружающие и он сам.
Симптом – это текст, который невозможно произнестиСимптом можно рассматривать как коммуникацию, когда один человек пытается сообщить что-либо другому не словами, а болезнью. Например, нет возможности отказаться от чего-либо (неприлично), но если заболел, то все поймут. Таким образом, человек снимает с себя ответственность за то, что сообщает другому, и ему практически невозможно отказать.

Симптом – это фантом, за которым прячется некоторая реальность, и  одновременно – часть этой реальности, ее маркер. Симптом – это послание, которое одновременно маскирует что-то другое, что в настоящий момент для человека невозможно осознать и пережить. Симптом чудесным образом организует поведение членов всей системы, по-новому ее структурирует.

Таким образом, симптом это достаточно сильный способ манипулирования Другим, который, однако, в близких отношениях не приносит удовлетворения. Никогда не узнаешь, на самом деле партнер остается с тобой или с симптомом, то есть он любит тебя или останется с тобой из чувства вины, долга или страха? Кроме того, со временем окружающие вскоре привыкают к такому способу контакта и уже не реагируют с такой готовностью удовлетворять таким образом организованную потребность, либо «вычисляют» его манипулятивную суть.

Симптом – это невербальное послание бессознательного сознаниюКлиент всегда говорит на двух языках – вербальном и соматическом.  Клиенты, прибегающие к симптоматическому способу контакта, избирают для общения невербальный способ коммуникации. Чаще всего этим способом контакта является язык тела.

Такой способ является онтогенетически более ранним, детским. Он является ведущим в  довербальный период развития ребенка. В случае определенных проблем в контакте между матерью и ребенком (смотри подробнее об  этом у Дж. Макдугалл  в книге «Театры тела»)  у последнего может сформироваться психосоматическая организация личности.

Общеизвестным феноменом психосоматически организованой личности является алекситимия, как неспособность посредством слов описать свои эмоциональные состояния.  Те же клиенты, которые не являются психосоматически организованными, прибегая к симптоматическому способу решения конфликта, как правило,  регрессируют на стадию довербального общения.

Симптом – это гонец с неприятной новостью. Убивая его, мы выбираем для себя путь избегания реальностиСимптом – это всегда послание, это знак для окружающих и для самого клиента. То, что в нас рождается, – это наш ответ на воздействие внешнего мира, попытка восстановить баланс. Так как в каждом симптоме есть проблема и есть решение этой проблемы, то важно не игнорировать эти послания, а принять их и осознать их значение в контексте личной истории клиента.

Фрейд и Брейр обнаружили, что симптомы их пациентов теряли свою иррациональность и непонятность, когда удавалось связать их функцию с биографией и жизненной ситуацией клиента.

Симптом, как уже говорилось выше, выполняет важную защитную функцию. Клиент, прибегающий к симптоматическому способу функционирования не напрямую (но все же) удовлетворяет какую-то значимую для себя потребность.

Поэтому ни в коем случае нельзя избавляться от симптома, не осознав, стоящую за ним фрустрированную потребность и не предложив клиенту в психотерапии другой способ удовлетворения этой потребности.

Терапия не освобождает больного (понимаемого просто как носитель симптома) от этого симптома путем ампутации посредством хирургического или фармакологического вмешательства врача. Терапия становится анализом переживаний и поведения клиента с целью помочь ему осознать не осознаваемые им конфликты и непроизвольные повторения поведения, определяющие его симптоматику.

Как пишет Г. Аммон, простое устранение симптомов ничего не может дать и не может из непрожитой жизни сделать прожитую.

Симптом не дает человеку жить, но позволяет выживатьСимптом связан с неприятными, часто болезненными ощущениями, дискомфортом, напряжением, тревогой. Практически любой симптом спасает от острой тревоги, но взамен делает её хронической. Симптом спасает от острой боли, делая ее терпимой, выносимой. Симптом лишает человека радости в жизни, делая жизнь наполненной страданием.

Симптом – это своеобразный способ жизнедеятельности, позволяющий человеку частично разрешать конфликт, не решая самой проблемы и ничего не меняя в своей жизни.

Симптом – это плата за возможность что-то не менять в своей жизни Используя симптоматический способ функционирования, клиент избегает важных переживаний в своей жизни, смещает их в область переживаний по поводу своего симптома. Вместо вопроса «Кто Я?» связанного для клиента с экзистенциальным страхом, выступает вопрос «Что со мной?», на который он постоянно ищет ответ. Как пишет Густав Аммон в своей книге «Психосоматическая терапия», вопрос о собственной идентичности подменяется клиентом вопросом о его симптоме.


www.psyshans.ru

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва,  психолог консультация психолога, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация. Психоаналитический психотерапевт, практикующий психолог, клинический психолог.

УМЕЕТЕ ЛИ ВЫ ЗАВЕРШАТЬ ОТНОШЕНИЯ?

УМЕЕТЕ ЛИ ВЫ ЗАВЕРШАТЬ ОТНОШЕНИЯ?



Если у Вас не получается экологично завершать отношения:
-если Вы разрываете отношения до того, как Вас оставят
-если Вы чувствуете себя брошенным, покинутым при расставании
-если Вы чувствуете, что с Вами расстаются, потому что Вы не интересны, не ценны
-если Вы заболеваете, когда Вам предстоит расставание со значимым человеком( даже, если он(она) просто уезжает в отпуск и умом Вы это прекрасно понимаете)
- если перед расставанием(перед поездкой куда-то, например, в отпуск), Вы заболеваете и начинаете беготню по больницам
-если Вы обесцениваете того, с кем предстоит расстаться
-если Вы начинаете ненавидеть того, кого еще вчера любили, потому что он "не хочет быть с вами"(например, уезжает в командировку)
.....
значит у Вас проблемы с расставанием.

Если человек не умеет или не может правильно расставаться, он становится социопатом(страх социума, страх отношений), потому что завязать отношения гораздо проще, чем закончить или прервать их.
Но любые отношения прерываются и когда-то заканчиваются, поэтому очень важно быть способным(ой) эмоционально ( а не в действиях) проживать этот этап экологично для себя и партнера.
Это определяет способность снова вступать в отношения, искать новый объект привязанности, при утрате прежнего .
Человек может сетовать на то, что он не умеет вступать в отношения или находиться в них достаточно долго , но совершенно не понимать, что причина в другом - в неумении правильно расставаться, без разрушения объекта привязанности и самой привязанности.
Когда мы умеем правильно расставаться, человек, которого мы любили просто перемещается из внешней реальности, в которой мы его теряем. во внутреннюю( в сердце, как еще принято говорить) и в этом смысле мы не теряем его насовсем, не утрачиваем окончательно, он всегда с нами и это изменяет процесс расставания - он перестает переживаться, как нечто окончательное, опустошающее, убивающее часть нас самих( так как человек стал и остается частью нашей жизни).
Я научилась правильно расставаться и моя жизнь изменилась.
Ваша жизнь тоже изменится.
С ув.Ирина Ситникова - психолог, психотерапевт, семейный психолог.

hiker-1607078_960_720.jpg

Специалист по правильному завершению отношений.
Звоните - 8 916 542 01 40
www.psyshans.ru

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва,  психолог консультация психолога, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация. Психоаналитический психотерапевт, практикующий психолог, клинический психолог.

РАБОТА С ТРАВМАМИ И ПТСР (ПОСТТРАВМАТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ)

РАБОТА С ТРАВМАМИ И ПТСР В ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОДХОДЕ
Работа с травмой как работа с ЭСС и ИСС.

В теории травмы, если рассматривать ее с точки зрения процессуального подхода, такие явления, сопровождающие ПТСР, как диссоциация, гипервозбуждение, разнообразные Измененные (ИСС), экстремальные состояния сознания (ЭСС) проявляющиеся через панические атаки, дереализацию, деперсонализацию и т. д., говорят о том, что первичная идентичность личности захватывается травматическим опытом, теряется контакт с метакоммуникатором. Через травматические переживания человек подвергается воздействию экстремальных состояний, что может приводить к потере контроля, беспомощности, интенсивному страху, угрозе уничтожения.

Хотя диссоциативные изменения в сознании могут быть адаптивными в момент тотальной беспомощности, они становятся малоадапативными, когда опасность миновала, потому что эти измененные состояния в дальнейшем удерживают травматический опыт, ограждая его стеной от обычного сознания, предотвращая интеграцию, необходимую для исцеления.

Т.к. замороженная в организме энергия воспринимается нашим неокортексом как небезопасная, то естественный импульс к интеграции прерывается и процесс замораживается. Об этом говорит соматический подход Питера Левина.
Замораживания и разнообразные формы диссоциации, а так же захваченность энергиями, вплоть до панических атак, — это то, что происходит при травмах на границе между первичным и вторичным процессами. Чем раньше произошло травматическое событие и чем более хрупкая идентичность, тем более жестким будет край, и тем труднее интеграция травматического события.

Особенности работы с травмой (как с ИСС, так и ЭСС)

Теория процессуальной работы говорит, что если мы медленно, очень медленно работаем с процессом замораживания, возвращаясь к последнему моменту энергии, тщательно исследуя то, что происходит, то края могут быть перемещены. В замедлении процесса мы можем получить шанс найти недостающую информацию, что приводит к осознаванию того, что происходит и постепенному выходу из диссоциации.

Работая с травмами, мы имеем дело с очень ригидными краевыми фигурами. Системы защиты, которые здесь включаются, возникли как защитные механизмы при травматическом опыте, который наша психика и рептилийная система воспринимали как угрозу жизни.

При травматическом опыте происходит как бы застревание в ситуации травмы, т. к. психика и организм даже после завершения травматического опыта продолжают переживать травматические события, как будто они все еще продолжаются. И здесь краевые фигуры, во многом, автоматически на физиологическом уровне реагируют даже на малейшие стимулы и воздействие как на что-то, что угрожает жизни." При травме нервная система и системы организма могут принимать только ограниченный уровень стимуляции и одновременно сохранять осознанность и контроль."

Т. е., если использовать процессуальную карту, мы можем сказать, что при травмах, при захваченности психики энергией вторичного процесса теряется контакт с метапозицией и метакоммуникатором.
Нет возможности посмотреть на то, что переживается, со стороны и не быть захваченным сильными чувствами.
Таким образом, одной из задач при работе с травматичеким опытом будет задача — не быть захваченным недифференцированными энергиями и переживаниями.

При травмах поднимается огромное количество недифференцированной энергии, за которой может стоять краевая фигура, которая таким способом хочет защитить нас.

Вот что пишет Калшед в работе "Внутренний мир травмы": "Психика травмированных людей не в состоянии вынести риска повторной травматизации той части "Я", которая репрезентирует чувства уязвимости и незащищенности. По-видимому, такое "убийство" и произошло в первоначальной травматической ситуации, и теперь при риске возникновения ситуации, подобной исходной, психике любой ценой необходимо избежать унизительного чувства стыда.
... В этой ситуации поведение системы самосохранения кажется безумием. Функционируя подобно иммунной системе организма, система самосохранения активно атакует объекты, которые опознаются как "чужеродные" или "опасные". Части переживания, содержащие чувства уязвимости и незащищенности, рассматриваются как "опасные" элементы и, соответственно, подвергаются атаке".

Т. к. психика и НС находятся все время в состоянии гипервозбуждения, то жизнь в этом состоянии в течение продолжительного времени может привести людей к потере энергии и упадку сил. Такие нейрофизиологические явления были исследованы, среди прочих, Peter Levine, основателем соматического переживания.
В результате исследований были сделаны важные выводы, которые очень полезны в работе с травмой и расширяют наше понимание процессов и способов, которыми организм реагирует при травмах.

Титрование — капля за каплей.

Питер Левин искал способы, чтобы люди могли вернуть гибкость и эластичность их нервной системы, способы научиться доверять и полагаться на эти функции снова.
"Эластичность нервной системы становится доступной снова в том случае, если появилась возможность довести до конца незавершенные реакции, такие как бегство и агрессия, что поможет организму выйти из состояния иммобилизации."

Для того, чтобы нервная система не попала снова в состояние гипервозбуждения, Левин рекомендует двигаться медленно и с максимальной осознанностью, как возможно, чтобы участки мозга, участвующие в процессе, могли интегрировать и обрабатывать все чувства.

Прямое обращение к травме может быть опасным, но она может быть «растворена» с использованием подхода "капля за каплей". Используя пример из химии, если соляную кислоту (HCl) быстро смешать с каустической содой, то может произойти взрыв, однако, если добавлять кислоту в соду капля за каплей, то они хорошо смешиваются. Этот процесс называют титрованием. Соответственно, и при работе с травмой можно обращаться к ней шаг за шагом так, чтобы тело не "взорвалось". Когда происходит травма, слишком многое происходит слишком быстро и со слишком большой интенсивностью.

Поэтому замедление, перерывы и неспешность — важные терапевтические средства для безопасной обработки травмы, они позволяют интегрировать травматический опыт с другим — позитивным опытом в жизни клиента, и при этом в текущем моменте также создается безопасный контекст (в групповой или индивидуальной работе).

Ресурсы

Соматическое переживание (Peter Levine) говорит о том, что работа с травмой будет возможна только до той степени, пока соответствующие ресурсы доступны.
Работа с состояниями возбуждения, как правило, означает, что важно пройти настолько далеко, наколько клиент и его нервная система может справиться с напряжением. В этой связи важно, чтобы у него было достаточно ресурсов, к которым он может обратиться, чтобы не произошло ретравматизации.
Для этого необходимо в работе соблюдать баланс между травмой и ресурсами.
"Когда на одном полюсе присутствуют угроза и превосходящая возможности сила, а на другом — безопасность и ресурсы, создаваемые в процессе титрования, тогда начинают происходить естественные движения от одной стороны к другой, которые называют колебаниями. Терапевт внимательно наблюдает за этими движениями, которые могут быть совсем небольшими, они дают информацию о смене направления, и терапевт поддерживает эти естественные колебания."

Сессия по работе с травмой обычно начинается с установления ресурсного, позитивного состояния, прежде чем происходит бережное обращение к следующему уровню травматического опыта. После того, как клиент установит взаимосвязь с тяжелыми событиями или чувствами, терапевт следит, чтобы он соприкасался только с тем количеством материала, которое может освоить, и, при этом, терапевт поддерживает естественные колебания организма, как только они начинают происходить в теле. Это позволяет клиенту медленно освобождаться от "замороженной" энергии, что часто сопровождается такими физическими проявлениями, как легкая дрожь, перепады от жара к холоду; это показывает терапевту, что травма начинает исцеляться

Клиенту нужно время, чтобы вернуться к настоящему и установить позитивный контакт со "здесь-и-сейчас", прежде чем сделать новое движение к травматическому опыту. Когда это естественное движение происходит, терапевт поддерживает клиента при его вхождении в травматическое состояние — на этот раз более глубоко, чем ранее. Требуется некоторое количество колебаний, чтобы полностью получить доступ к травматическому опыту, и это количество зависит от интенсивности первоначального переживания, а также от того, насколько глубоко оно проникло в тело.

Исцеление травмы происходит во многом на физическом уровне.
Поскольку травматический шок создает "замороженные" энергии, которые сохраняются в теле как скованность, высвобождение этих энергий и восстановление их естественного течения требуют от терапевта внимательности в отношении сигналов тела. Высвобождение всегда происходит физически, и легкие неосознанные движения тела показывают терапевту, каким образом тело движется к освобождению.
Чаще всего мы наблюдаем поведение "бороться или бежать". Первое инстинктивное движение в ответ на сильную угрозу обычно «бежать»: клиент может начать делать легкие движения ногами, когда мы касаемся угрожающего травматического материала.

Как только он почувствует себя относительно безопасно, следующей реакцией может быть неконтролируемая агрессия.
Фокус на ресурсах является важным компонентом при работе с травмой.
Для того, чтобы выжить, нам нужны были очень большие ресурсы, и необходимо признавать важность опыта этого существования.

Травматический опыт затягивает в гипноз, в ужас, потерю связи с метапозицией и метакоммуникатором, в травматическую воронку, о работе с которой более подробно я буду говорить дальше. Поэтому необходимо учить людей фокусироваться на ресурсах, на опыте удовольствия и защиты, что во многом является при работе с травмой вторичным процессом. Повышение устойчивости через обращение к ресурсам.

В телесно ориентированных подходах (Бодинамическом подходе (Лизбет Марчелл) и соматическом подходе Питера Левина) термин “устойчивость” используется для обозначения внутренней силы, чтобы выдержать трудный жизненный опыт, который позволяет людям жить энергичной и сравнительно мало травматизированной жизнью, несмотря на травматические переживания.

Эти направления говорят нам о том, что у людей с большим количеством внутренних и внешних ресурсов, если они могут использовать и применять их, есть хороший шанс выжить в трудных ситуациях неповрежденными.
Такими ресурсами могут быть Эго-навыки: центрирование, заземление, границы , контейнирование.

При работе с ресурсами в Процессуальном подходе также важно помочь клиенту соединиться с теми ресурсами внутри и, м. б., снаружи, которые помогли ему выжить и пройти через травму, используя работу на всех трех уровнях (консенсусном, сновидческом и сущностном).Контейнирование (совладание).

Мы проходим через подобные процессы, когда испытываем эмоции. Ключевое слово здесь — совладание. Когда эмоции переполняют нас — неважно, это гнев, боль или блаженство — мы не можем удержать их и ищем пути совладания с ними. Регрессия, катарсис или реагирование действием — явные индикаторы эмоций, с которыми не удалось совладать. Так же, как с неосознанными телесными движениями, в эмоции нужно входить шаг за шагом постепенно, и справляться с ними, придавая им все больше и больше осознанности. Если, например, клиент быстро и без осознанного понимания бьет по столу кулаком, терапевт может попросить его повторить движение три или четыре раза очень медленно. Клиент начинает чувствовать агрессию, содержащуюся в этом движении, и просто ощущаег, как оно ведет к облегчению и как он может присваивать тебе свою силу , ощущая ее в теле .

Осознанность. Метапозиция. Метакомуникатор.
При шоковой травме, когда мы подходим к работе с ядром травмы, клиенты попадают в сильную захваченность состоянием, часто это может сопровождаться экстремальными состояниями сознания, гипервозбуждением, диссоциацией, паническими атаками, деперсонализацией, дереализацией. Их ЭГО захвачено невыносимыми эмоциями (страхом, агрессией и т. д.), теряется связь с другими людьми и миром. Необходимо внутреннее пространство и место, не захваченное процессом и Критиком, из которого можно наблюдать за внутренними переживаниями, осознавать их взаимоотношения и поддерживать процесс интеграции.

Таким образом, одним из важных направлений работы будет возвращение и развитие метапозиции и метакоммуникатора.


Контакт терапевта с клиентом, его обратная связь клиенту, его реакции на клиента и способы взаимодействия с ним, все это должно поддерживать развитие Метапозиции в клиенте.
В работе с травмами является абсолютно необходимым полное удерживание осознанности и метапозиции – той части нас, которая способна сочувственно и беспристрастно наблюдать происходящее, не будучи им захваченным и не вовлекаясь в него эмоционально, интеллектуально, энергетически и физически.

Осознанность подразумевает целостность, то есть, интеграцию телесных, эмоциональных процессов и мышления. Для осознанного человека нет плохих или неправильных переживаний, поскольку каждое из них несет информацию о себе и о мире, и главное — жизнь.

Метакоммуникатор помогает клиенту налаживать отношения и вести переговоры между разными частями, не отождествляясь ни с кем. Роль метакоммуникатора так же может пересекаться с ролью свидетеля, который во многом является фигурой Вторичного процесса.

Навык осознанности предполагает внимание к процессам, происходящим на всех уровнях сознания, и полное присутствие в своих переживаниях, что бы это ни было: к нашим мыслям, образам, воспоминаниям, дыханию, ощущениям в теле, звукам и запахам, вкусу, настроениям и чувствам, а также качествам опыта переживаний в целом.
Наблюдение и понимание движений тела также требуют осознанности. Многие наши телесные реакции стали бессознательными, и нам требуется сфокусироваться и не торопиться, чтобы заметить их. Нам может потребоваться повторить движение несколько раз, сознательно отслеживая его, прежде чем мы поймем, что именно выражает это движение. Например, рассказывая что-то, клиент делает легкие отстраняющие движения рукой, не осознавая их. Терапевт, работающий с травмой, сосредотачивается на движении, просит клиента замедлить движение, повторить его, и найти наиболее полное выражение этого движения или его значение. Этот процесс может освободить энергии, которые были заморожены, и сделать их снова доступными.

Т к при травмах есть склонность фиксировать свое внимание постоянно на негативных переживаниях, ощущениях и событиях, то во многом хорошие позитивные ощущения являются вторичным процессом. Таким образом, работа с тем, что может помочь клиенту просто осознавать хорошие и приятные ощущения в теле, замечать позитивные стороны отношений и в жизни, поможет клиенту осваивать вторичный процесс, связанный с радостью и удовольствием от жизни.

www.psyshans.ru

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва,  психолог консультация психолога, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация. Психоаналитический психотерапевт, практикующий психолог, клинический психолог, травма, исцеление.
Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru