БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Декабрь 2018   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
              1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30
    31            

СИЛА УЯЗВИМОСТИ

Сила уязвимости

Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru c 10-00 до 22 00 - Ирина

Захотелось написать этот материал после прочтения книги Брене Браун “Дары несовершенства”. Психолог и исследователь — Брене Браун — узнаёт секреты людей, живущих полноценной и счастливой жизнью, и приходит в своей книге к выводу, что признание и принятие собственной уязвимости — один из них.

Я много об этом думаю, думала и до прочтения книги. Потому что для меня признавать и демонстрировать свою уязвимость — шаг, требующий огромных усилий и смелости. Это не всегда получается. Чаще не получается совсем.

Но я пробую, потому что уверена, что уязвимость — это ключ к самости и индивидуальности, а ещё — во многом залог настоящих близких отношений.

Я хочу поговорить об этом, но чтобы не потеряться в собственных рассуждениях и не породить бесплодных дискуссий, начну со скучных, но необходимых для понимания всего текста определений.

Перелопатив весь интернет, нашла определения Ожегова и Ефремовой слову «уязвимый», но не нашла «уязвимость». И «уязвимый» оба словаря определяют через синонимы «ранимый» и «слабый», что мне кажется, упрощает суть, и не раскрывает её.

А вот определение Википедии мне показалось очень точным.

«Уязвимость — параметр, характеризующий возможность нанесения описываемой системе повреждений любой природы теми или иными внешними средствами или факторами. Уязвимость неразрывно связана с характеристикой «живучесть».»

Живучесть же, в свою очередь, определяется как «способность технического устройства, сооружения, средства или системы выполнять основные свои функции, несмотря на полученные повреждения».

Мне понравились эти определения, потому что вместе они отражают глубинную суть уязвимости.

Это не слабость, не чувствительность и даже не ранимость. Уязвимость — это неотъемлемая часть, сущность человеческого организма, жизненность. Уязвимость означает, что этот организм живой и ему разными внешними средствами могут быть нанесены повреждения. Но другой неотъемлемой частью человеческого организма (и это очень важно!) является живучесть — способность восстанавливаться, жить, выполнять основные функции несмотря на полученные повреждения.

Очень часто можно встретить использование слов «слабость», «чувствительность», «ранимость», «незащищенность», «открытость» как синонимов уязвимости, но терминологически в контексте этого материала это неверно. Человек может не обладать ни одним из перечисленных качеств в их обыденном понимании, но он останется уязвимым, дело лишь в качестве и количестве наносимых ему повреждений.

Помните прекрасную древнегреческую легенду об Ахиллесе, которого его мать — морская богиня Фетида — купала в водах священной реки, чтобы таким образом сделать его неуязвимым и бессмертным. И только пятка, за которую она держала младенца, окуная его в воду, не получила волшебной защиты. Так и у каждого из нас есть «ахиллесова пята», и не одна — места, в которые как тщательно мы бы их не защищали, нас можно ранить и даже убить.

Мне кажется, ни у кого не должно остаться сомнений, что человек уязвим, как и любое живое существо. Только человек уязвим еще сильнее, потому что кроме потери своей физической полноценности и силы, ему есть ещё чем рисковать — чувствами, эмоциями, рассудком.

Однако каждый уживается со своей уязвимостью по своему — один не признает её, другой тщательно скрывает и защищается от уязвимости, третий учится демонстрировать её в безопасном пространстве.

Я бы сказала, что уязвимость живёт на трёх уровнях.

Первый уровень — это полное её отрицание. Знаете таких людей, которые верят в то, что держат всё под контролем? В зону контроля попадают не только сторонние люди, предметы и обстоятельства, но и сам человек с его эмоциями и чувствами.

Второй уровень — признание своей уязвимости, но наличие внешнего контроля. То есть человек понимает, что он уязвим, знает свои слабости и несовершенства, но не готов открывать и демонстрировать их окружающему миру.

Так живем почти все мы, даже те, кто отлично продвинулся в самопознании. Мы понимаем, кто мы, но когда речь идёт о том, чтобы демонстрировать это окружающим, нас что-то останавливает. Страх боли, риск не понравиться и не полюбиться столь привычному миру, боязнь одиночества.

Демонстрировать окружающим — близким и чужим людям — свои больные точки, тонкие места, свою «ахиллесову пяту» — это огромный риск. Это требует смелости, искренности, базовой уверенности в себе. Для меня это почти недостижимый третий уровень бытия уязвимости.

На этом уровне мы чаще всего подходим очень избирательно к тому, что демонстрировать, кому и когда. Близкие люди получают чуть большую порцию нас настоящих. Коллеги по работе — маленькие кусочки. Друзья в Facebook почти ничего, ну если только вы не начинающий блогер, цель которого покорить свой виртуальный мир своей искренностью и человечностью. Я утрирую, конечно.

Я убеждена, что жизнь на полной мощности эмоций и чувств счастливая полноценная настоящая жизнь возможна только на третьем уровне.

Как сильно открываться и кому — это уже решать вам. Но признавать свою уязвимость и демонстрировать её окружающему миру просто необходимо, для того, чтобы любить, для того, чтобы быть собой, для того, чтобы выжить.

Мой призыв к демонстрации уязвимости был бы однобоким, если бы я не взялась за смелость написать про «золотые слитки», которые дают признание и демонстрация своей уязвимости. Но я сразу оговорюсь, что не претендую на научность и на исследовательский характер своих выводов. Во многом я опираюсь на книгу “Дары несовершенства”, но не скопировала из неё ни строчки, правда. Я пишу как человек, который делает свои шаги к полноценной жизни, человек со своей историей отношений с уязвимостью, человек, который учится быть собой и который знает о том, как важен и одновременно труден этот путь.

Признавать и демонстрировать свою уязвимость — единственный способ оставаться собой, обрести самость и индивидуальность.

Мы живем в мире хорошо придуманных и разыгранных масок. С телевизора нас поражают мужчины и женщины своим умом, красноречием, исключительной моложавостью и красотой.

Социальные сети демонстрируют нам профили успешных ,высокоэффективных, востребованных ,ведущих здоровый образ жизни исключительных людей.

Нам хочется соответствовать. Причем соответствовать даже за закрытой дверью в туалете, где нас никто не видит и не слышит. Нам хочется быть особенными, сильными, интересными людьми без слабостей и всяких там заморочек.

И так мы живем, надев на себя маску приличного симпатичного во всех отношениях человека, или повернувшись к миру всего одной своей лучшей, по нашему мнению, стороной.

Я не стану писать о том, как все мы прекрасны, и как здорово и важно демонстрировать каждую частичку себя. Есть качества, которые я в себе считаю неприемлемыми, и ничто на свете не убедит меня в том, что они заслуживают публичности и открытости.

Но очень часто мы знаем недостаточно о себе и окружающих нас людях, демонстрируя им ошибочно выбранный образ.

Мы утрачиваем себя, свою индивидуальность, яркость, характер, исключительность, пытаясь нравиться этому миру не такими, какие мы на самом деле есть.

И только демонстрируя свою уязвимость, свои недостатки, тонкие места своей операционной системы, которой, увы, можно навредить, мы становимся собой. Мы даём возможность миру прикоснуться к нам настоящим. И только так мы можем не потерять яркость и не слиться с тусклой массой «неуязвимых», только так можем завязывать и создавать настоящую дружбу и эмоционально близкие отношения.

Признание и демонстрация своей уязвимости обязательны в близких отношениях.

Настоящие эмоционально-близкие отношения

Близость сама по себе предполагает, что мы подпускаем к себе другого человека настолько близко, что не боимся открыть и показать ему самые болезненные наши места.

Я уже не говорю о том, что любовь может жить только там, где люди могут оставаться собой, предъявляя друг другу себя настоящего.

Эмоционально обнажаться всегда страшно, не менее страшно делать это перед близкими людьми. Не знаю, как вам, но мне самые страшные и жестокие раны наносили близкие люди. Но это не отменяет того, что создавая близкие отношения, невозможно снова не не идти на риск

Признавать и демонстрировать свою уязвимость — единственный способ создать близость, почувствовать, услышать, понять друг друга.

Уязвимость — ключ к понимаю людей, состраданию и сопереживанию.

Непринятие собственной уязвимости делает нас требовательными и не чувствительными не только к себе, но и к другим людям. Сопереживать потерю другого человека, оплакивать с ним горе, почувствовать опустошенность и боль, можно только обнажившись самому. Если мы всецело заняты тем, чтобы ретушировать свои раны, нам сложно будет услышать плач другого человека..

Наконец, мы не можем быть достаточно терпимы и чутки к другим людям, если нам не хватает мудрости разглядеть свои собственные недостатки и принять их.

Признание и демонстрация своей уязвимости — единственный способ ставить перед собой высокие и сложнодостижимые цели.

Боязнь совершить ошибку и быть публично распятым за неё еще никого не сделала сильнее и храбрее ни в постановке, ни в достижении цели.

Анализируя себя, я вдруг осознала, что мой перфекционизм — желание всегда оставаться на высоте и достигать во всем совершенства — никогда не помогал мне достигать целей. Он всего лишь заставлял меня выбирать самые реалистичные и самые лёгкие цели, не достичь которых у меня не было шанса. Я обнаружила, что всё, чем я предпочитаю заниматься по жизни, почти не связано с риском ошибиться и упасть…

Сколько всего я могла бы сделать, если бы так сильно не боялась совершить ошибку, продемонстрировав миру свою неспособность добиваться целей. Какие бы грандиозные и смелые планы я рисовала бы себе, если бы так сильно не зависела от окружающего мнения.

Если мы перестанем бояться демонстрировать миру свои ошибки, свою недостаточность и неспособность добиться чего-то желаемого, мы можем стать по-настоящему смелыми в своих планах и ожиданиях от жизни. Мы можем научиться ставить желанные сложнодостижимые большие цели и не бояться рисковать.

Принятие и демонстрация своей уязвимости — единственный способ жить эмоционально полной жизнью.

Попытка избежать уязвимости приводит к онемению чувств и эмоциональной сферы человека. К сожалению, психика человека не умеет быть избирательной — блокировать негативные переживания, и проживать яркие и счастливые. Онемение чувств означает, что мы перестаем проживать любые эмоции  — и радостные, и горькие.

Для того, чтобы прочувствовать всю красоту вселенной, радоваться наступающему дню, улыбаться играющим детям, чувствовать жизнь, счастье и тепло — просто необходимо проживать и испытывать негативные эмоции  — боль, разочарование, страх.

Если мы не боимся уязвимости, а признаем и демонстрируем её, нам не нужна спецзащита от боли и разочарования. Мы готовы испытывать разные чувства, мы знаем, что нас могут ранить и обидеть. Но это только делает нас более чувствительными ко всему диапазону предлагаемых вселенной переживаний. Теперь мы можем по-настоящему улыбаться тому хорошему, что она нам несёт.

***

Когда мне было 18 лет, я знала, какой хочу стать. Я рисовала себе образ успешной оптимистичной общительной решительной женщины, которой когда-нибудь научусь быть. Годы ушли на то, чтобы создать этот лакомый образ. Что-то въелось в кожу так сильно, что не оттереть даже с мылом. Я верила, что тогда-то я заживу настоящей счастливой жизнью. Теперь, после 35, я думаю, что всё не так. Настоящая жизнь — это возможность быть собой, не врать себе, не надевать образ, отчистить всю шелуху и танцевать голышом.

Чтобы не проделывать этот огромный сложный путь обратно, не заблуждайтесь. Не бойтесь быть собой и демонстрировать миру себя. Не прячьтесь от уязвимости, это то, что делает вас особенными, настоящими, живыми. Читайте умные книжки не после 35, а до. И слушайте своё сердце.

Мария Никонова

Источник

WWW.PSYSHANS.RU


Теги: зрелость, личный опыт, подавление чувств и эмоций , развитие, смешивание чувств, стыд, уязвимость,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

НАУКА ОБ ЭМОЦИЯХ - МОДЕЛЬ ГОРДОНА НЬЮТОНА

Еще раз хочу напомнить моим читателям, почему я выкладываю эту серию прекрасных статей про детей, их развитие и воспитание, хотя я  взрослый психолог. Потому что все проблемы, с которыми обращаются ко мне клиенты, находятся там и  мы используем эту информацию в лечении пациентов и консультировании клиентов. И сами пациенты начинают лучше понимать, где и какого рода у них проблемы, то есть начинают понимать смысл терапии.
Ирина Ситникова - психотерапевт с большим стажем частной практики.
Записаться на консультацию можно по тлф- 8 916 542 01 40






Наука об эмоциях -модель развития Гордона Ньюфельда.




Главная задача эмоций – «помочь ребёнку вырасти».

Один из основополагающих принципов модели развития на основе привязанности Гордона Ньюфелда заключается в том, что здоровый эмоциональный баланс появляется в результате выражения эмоций, логика или понимание на уровне ума здесь не помогут.

Он советует воздержаться от таких слов в адрес детей? как: «Успокойся!», «Прекрати это!», «Будь смелым!» – и других подобных сообщений, которые подавляют выражение эмоций у ребёнка. Если препятствовать их выражению, они всё равно найдут выход, только в другой форме (в том числе и в агрессии), возможно аффективное уплощение (депрессия) и неспособность адаптироваться к жизненным обстоятельствам.

Гордон Ньюфелд рассказывает о том, почему разделение является самым большим источником тревоги и фрустрации у детей, а самая серьёзная проблема для эмоционального мозга – разделение с теми, к кому ребенок привязан. Он  советует избегать или хотя бы сокращать разделение, в котором нет необходимости, чтобы снять нагрузку с лимбической системы, и вместе с этим придумать способы, как сохранить близость, находясь друг от друга на расстоянии, и как «перекрывать то, что может разделять».

Как это обычно и бывает, мой ум был занят сравнением новой информации с моими собственными убеждениями. Большинство идей Гордона Ньюфелда были мне хорошо знакомы, однако его язык был другим, непривычным, поэтому мне приходилось переводить всё на свой, в свою систему координат. По мне, перекрывание разделения означает важность поддержания постоянной связи со своим ребёнком в потоке привычных проблем, например: состыковка противоречащих друг другу желаний и потребностей родителя и ребёнка, очень разное ощущение времени, улаживание дисциплинарных моментов, физическое и эмоциональное разделение. Как родитель может дать ребёнку понять, что отношения важнее поведения, что он по-прежнему любим, окружён заботой и остаётся для нас хорошим, несмотря ни на что? Гордон Ньюфелд советует говорить ребёнку: «Я с нетерпением жду вечера, когда мы сможем вместе поужинать» или «вместе позавтракать», и конечно не забывать улыбаться глазами, это способно растопить любое сердце – «завладевать взглядом». Он рекомендует родителям выражать своё сожаление по поводу эмоциональных разрывов в отношениях, однако при этом не следует вымаливать у ребёнка прощение, потому что таким образом мы перекладываем груз ответственности за налаживание отношений на хрупкие плечи ребёнка.

Мне было очень приятно, что так много из того, что он говорил, совпадало с моими собственными глубокими убеждениями и тем, что я вижу в своей семейной жизни и в работе с родителями. Многое из того, чем поделился Гордон Ньюфелд, перекликается с другими тренингами и курсами, например: «Осознанное родительство» Алеты Солтер (Aletha Solter’s Aware Parenting), психосинтез, обучающий тренинг Робина Грилла «От сердца к сердцу» (Heart to Heart Instructor Training with Robin Grille) и мои знания по теории привязанности в целом. Сейчас просто потрясающее время – когда основные положения различных обучающих курсов говорят об одном и том же, подтверждая, что сила и теплота связи между родителем и ребёнком, отсутствие разделения, вызванного наказаниями, создают наиболее плодородную почву для роста и развития детей.

Назначение системы оповещения об опасности – сделать ребёнка осторожным.

Гордон Ньюфелд говорит о том, как способность детей чувствовать и выражать свои эмоции (когда родитель понимает важность этого и способствует их выражению) позволяет им сохранять и задействовать свои здоровые природные инстинкты. Например, в игре, когда ребёнок сталкивается с чем-то тревожащим, эмоции побуждают его быть осторожным. Ребёнок, который чувствует и может выразить свою тревогу и страх, в большей степени способен принять необходимые меры для обеспечения собственной безопасности. Гордон Ньюфелд приводит пример с трёхлетним ребёнком, который пытался вскарабкаться на всё вокруг, в какой-то момент он взобрался на один камень, посмотрел вниз, испугался и сказал своему дедушке, что боится, поэтому слез и нашел другую высоту, которую можно покорить, но где соотношение риска и безопасности было оптимальным.

Понимание малолетних преступников. Гордон Ньюфелд поделился своим пониманием трудных подростков, с которыми он работал в тюрьмах, и которые были сильно защищены от уязвимых чувств, не могли выразить свой страх, тревогу или грусть и, как это ни печально, «потеряли свои слёзы». Они никогда не знали слов для описания своих эмоций, но «познали боли больше, чем могли вынести». Снимки мозга показывают, что префронтальная кора у таких молодых людей того же размера, что и у четырёхлетних детей, а это говорит о задержке в эмоциональном развитии. Но наказания или объяснения не помогут, здесь нужны эмоционально безопасные отношения с надёжной привязанностью, опираясь на которые, любой ребёнок, подросток или взрослый научится не бояться чувствовать и выражать свои наиболее уязвимые чувства. Булли, который снова начнет искренне плакать, больше не будет булли.

Когда ребёнок не чувствует страха.

Гордон Ньюфелд описывает, как родители, слишком часто пугая ребёнка, могут «перегрузить систему оповещения об опасности». Все родители повышают голос, желая предупредить ребенка о том, что он в опасности, однако многие повышают голос слишком часто, что приводит к перегрузке системы тревоги (особенно это касается высокочувствительных детей). Система тревоги работает без участия сознания и может воздвигнуть защиты, что приведёт к ее отключению, внешне же это будет выглядеть, как непослушание.

Подобное также может случиться, если ребёнок сталкивается с насилием настолько часто (на экране или в реальной жизни), что не способен с этим справиться. Ребёнок может потерять связь с чувством осторожности, которое обеспечивает его безопасность. Когда это случается, страхи и тревоги ребёнка переходят в разряд скрытых и часто проявляются как иррациональные страхи, маниакальное чрезмерно-контролирующее поведение,е или же рискованное поведение с адреналиновой зависимостью. Отключение системы тревоги может вылиться в неспособность считывать сигналы об опасности или отсутствие приглашения со стороны других людей. Если же система тревоги работает исправно, ребёнок лучше подготовлен к возможным опасностям в школе или другом месте и будет избегать людей и мест, являющихся источниками повышенной опасности. Когда у родителей не получается пробудить в ребёнке осторожность, они обычно начинают кричать ещё громче, тем самым усугубляя проблему, вместо того чтобы в первую очередь установить контакт, «завладеть взглядом», а потом уже начинать общение.

Слезы тщетности.

Гордон Ньюфелд особо отмечает то, какую важную роль в развитии эмоциональной адаптации ребёнка играют слёзы тщетности. Способность к эмоциональной адаптации вызревает с возрастом и постепенно, по мере того как происходит созревание префронтальной  коры головного мозга и правое и левое полушария начинают работать сообща. Это развитие можно поддержать или задержать, в зависимости от того, сможет ли родитель позволить ребёнку выражать весь спектр эмоций, помочь научиться распознавать и называть эти чувства, а также выплакивать слёзы тщетности, когда ребёнок сталкивается с разочарованиями и трудностями жизни, будь то запрет на шоколад или потеря близкого человека. Так как префронтальная кора мозга растёт и созревает, эмоциональная адаптация тоже улучшается, и к 5-7 годам ребёнок уже лучше справляется с противоречивыми эмоциями (у высокочувствительных детей это происходит позже).

Умение сдержаться, когда хочется ударить и дать выход своей фрустрации, и помнить, что это может причинить боль другому человеку, даёт контроль над импульсами. Осознание того, что стесняешься или нервничаешь, но вместе с тем очень сильно хочешь рискнуть, ведёт к мужеству. Желание получить удовольствие прямо сейчас вкупе с пониманием, что родители всё равно заботятся, даже когда отвечают «нет», рождает терпение.

Игра – самое первое и базовое решение проблемы эмоций.


Мне было очень приятно слышать, как Гордон Ньюфелд с большим энтузиазмом говорил о роли игры в развитии ребёнка, в особенности свободной игры, с участием воображения, игры ради самой игры. Он объяснял, почему игра находится в авангарде развития, где на первом месте стоят процессы психологического созревания. По его словам, в игре создаются условия, наиболее благоприятные для истинного обучения, в ней легче всего проявляется творчество, в её безопасной среде могут раскрыться зачатки своего собственного «я», а в мозгу создаются нейронные связи, отвечающие за умение находить решения проблем. Эта тема пришлась мне очень по душе.

Один из моих любимых мастер-классов – это терапевтическая игра, и мне особенно нравится работать с учителями детей младшего возраста. Я часто прошу их представить, что они маленькие дети, и пусть каждый выберет, каким ребёнком он хочет быть, с какими способностями и возможностями. Они представляют, что находятся в обычной для детей среде, и мы играем в игру, в которой есть интрига и нужно суметь прочесть знаки и постараться выяснить, кому в их окружении можно доверять, а кому нет. Эта простая игра даёт глубокое понимание всей сложности социальных взаимодействий у детей и показывает важность игры для безопасного выражения эмоций, когда дети кричат, смеются, бегают, переживают потерю контакта и его восстановление, ощущают тревогу и последующее облегчение. Я состою в комитете и являюсь одним из спикеров конференции по естественному обучению для учителей детей младшего возраста, которая проводится каждые полгода под открытым небом в Фангареи (прим.ред. – Новая Зеландия).

Слова Гордона Ньюфелда о том, что детям необходимо иметь возможность играть и что цифровые устройства вытесняют истинную игру, сильно перекликаются с призывами некоторых лидеров движений по возвращению детей в лоно природы и обучению, основанному на игре, выступающих на конференции уже не один год, например, это Ричард Лоув, автор книги «Последний ребёнок в лесу».

В моём детстве было много такого, что скорее навредило моему эмоциональному и психологическому здоровью, чем укрепило его. Однако, моим спасением было время, проведённое в играх с моими братьями и сёстрами, особенно в свободных играх на природе – это помогло сохранить мой разум и дух сильными. Я была сильно привязана к полям и деревьям на нашей ферме в 180 акров, я помню волнение, с которым я в очередной раз бежала к пруду на ближайшем поле, чтобы стать свидетелем превращения головастика в лягушку, а также рождения детёнышей животных. В каждом сезоне была своя прелесть: собирать смородину вдоль канала, ставить в маленькие вазы принесённые домой нарциссы и примулу, навещать старую миссис Дойл, нашу соседку, и приносить воду из её колодца или ревень из ее огорода, чтобы мама испекла пирог с ревенем. Я обожала мои любимые деревья в лесу, запах камней в прохладной реке, мягкость мха, игры в сенном сарае – как много счастливых воспоминаний моего детства связано с игрой.

Дети, как растения, тянутся к свету. Множество приятных воспоминаний, связанных с играми и исследованием природы, в том числе вместе с моими восемью братьями и сестрами, поднимаются во мне, словно лотосы из болота моего по большей части мрачного и тусклого детства. Эти воспоминания –  ценное напоминание о том, что ребёнок рождается с мощными инстинктами самозащиты и исцеления.

Женевьева Симперингэм (Genevieve Simperingham), основательница Института Спокойных Родителей, Новая Зеландия, международный спикер, фасилитатор, сертифицированный консультант, работающий по методу психосинтеза, преподаватель, автор.

перевод Динары Урдашевой и Юлии Твердохлебовой

Теги: важность эмоций, игра, подавление чувств и эмоций, преступники, свободная игра, система тревоги, слезы тщетности, тревога, эмоции,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

Источник

www.psyshans.ru

МАМЕ НУЖНО ПОПЛАКАТЬ

Маме нужно поплакать




Личный опыт,

Предлагаем вашему вниманию фрагмент из цикла онлайн-лекций Ольги «Встать на крыло. Как создать для детей надёжный тыл».



Дети пробуждают в нас различные чувства, и нам нужно их принимать. Например, принять, что хочется накричать на всех, хлопнуть дверью, уйти и забиться в угол, чтобы никто не трогал. Это не значит, что нужно и впрямь накричать. Что нам нужно, так это позволить себе чувствовать негативные эмоции.

Иначе мы сталкиваемся с проблемами родительской агрессии, основная причина которой в том, что родитель не даёт себе возможности и не позволяет себе чувствовать негативные эмоции по отношению к ребенку. Это, в свою очередь, приводит ко взрыву в самый неподходящий момент.

Итак, эмоция есть внутри нас, но пока мы не прочувствовали и не осознали её, сделать с ней ничего не получится. Она есть внутри и от какого-то лёгкого триггера может взорваться в любом месте, в любой момент и с такой силой, которая нас самих напугает.

Как быть? Для начала полезно подойти к зеркалу и сказать себе: «Оля, так ты, оказывается, злишься на своего ребенка. Так ты, оказывается, можешь испытывать фрустрацию по отношению к нему. Оказывается, тебе хочется спать больше четырёх часов в сутки».

Надо хотя бы себе признаться: да, я испытываю эти эмоции.

Дальше необходимо их выразить. Эмоция стремится к выражению. Если же её не показать, не открыть ей канал, то она все равно где-нибудь выстрелит. Теперь вопрос: как выразить эмоцию и в то же время не навредить?

Нужно позаботиться о том, чтобы ребенок не воспринял это, как угрозу отношениям и не посчитал бы, что мама «разваливается на части». Если ребенок более-менее стабильный, можно спокойно сказать, что маме надо поплакать. Плач — это лучший выход для любой эмоции.

Если тянет поплакать, и вы давно не плакали, ставьте ребенку мультик и говорите: «Я приду через 10 минут, маме нужно поплакать». Этим мы даем себе разрешение быть такими, какими являемся.

А также мы отгораживаем пространство , внутри которого будем выражать свою эмоцию, и показываем ребенку, что не разваливаемся на части, что мы переживём это, что жизнь продолжается и всё под контролем.

Ольга Писарик

Редакция Елены Фурдак

Теги:быть родителем,подавление чувств и эмоций, родительская агрессия,слезы тщетности, эмоции, эмоциональное выгорание , нужен психолог, ищу хорошего психолога, частный психолог, личный психолог, практикующий психолог, психолог со стажем, психолог цена, психолог стоимость, психотерапевт цена, психотерапевт стоимость, мне нужен психолог, психолог отзывы, психотерапевт отзывы, консультация психолога отзывы, совет психолога, ответ психолога, помогите найти хорошего психолога, психолог лечение зависимости, психолог лечение психосоматика, гештальттерапевт

www.psyshans.ru

Котакты психолога

Обо мне

,

ТРЕВОГА И ЗАСТРЯВШИЕ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ДЕТИ

"Вы, как родитель, видите такую картину: лицо как бы немного каменеет, глаза смотрят в одну точку. Нет этого замечательного испуганного выражения лица, которое бы сказало вам о том, что вы достигли своей цели. Здесь же, наоборот, у них такой взгляд, будто никакого воздействия не было, все ваши угрозы как об стенку горох. А когда вы видите, что это не сработало, что вы делаете? Вы инстинктивно усиливаете тревогу: повышаете голос, придумываете новые угрозы.

И усиливаете, и усиливаете до тех пор, пока тон вашего голоса не разобьёт ваши отношения. Это уже слишком. Теперь под угрозой уже ваши отношения. И в конце концов ребёнок может разрыдаться слезами. Но это не будут слезы тщетности и облегчения. Это будут слёзы фрустрации, расстройства. И вот тут уже это вопрос ваших отношений, но своей цели вы так и не добились.

Гордон Ньюфелд




Вот эта часть статьи мне кажется особенно важной. В психотерапии очень важно оплакивание. Но только слезы тщетности, принятия означают исцеление. Только в этом случае узел - эмоциональный, мышечный, в отношениях развязывается, тк человек понимает, что ничего сделать нельзя и смиряется - принимает ситуацию, родителей , жизнь и расслабляется, сохраняет отношения с неидеальным объектом.

Часто, когда клиент плачет , молодые терапевты принимают эти слезы за слезы тщетности, горевания, отпускания и не спрашивают клиента- о чем он плачет. А, если задать этот вопрос , то можно услышать ответ - от разочарования(в неидеальности) , от отчаяния, от фрустрации, от злости, от обиды . И все эти эмоции служат только одному - не расставаться с надеждой на исполнение желания, не расставаться с детским принципом жизни, удовольствия, удовлетворения всех желаний, желательно немедленно. Это очень вредно для ребенка. Это оставляет его в его иллюзорном мире мечтаний, фантазий, далеких от реальности, а , значит, оставляет его в постоянном напряжении борьбы и недовольства, в неприятии жизни. Это оставляет человека вне человечества, вне человечности, тк основные признаки человеческого сообщества - это принятие своей уязвимости, слабости, зависимости. Именно это позволяет каждому человеку чувствовать себя, как "рыба в воде" в человеческом сообществе, чувствовать свою принадлежность, а не инаковость и исключенность. Это же дает и ощущение удовольствия от жизни, ибо мы получаем от чего-то удовольствие, только, если принимаем, а не боремся и фрустрируемся. Поэтому так важно, чтобы дети в своих требованиях того, что нельзя, вредно(например спать в одной постели с родителями, свободно заходить в их спальню...) от слез злости и разочарования обязательно доходили до принятия тщетности своих требований, что позволит им сохранить хорошие отношения с родителями, а клиентам отпустить свое прошлое, улучшить отношения с родителями и , благодаря этому отпустить их и направить свое либидо на свою жизнь и поиск своего партнера. В результате психотерапии со взрослым человеком он "размораживается" и ,наконец, начинает чувствовать тревогу и страх , а затем  тревога и фрустрация тоже уходят , восстанавливается нормальное отношение к своей уязвимости , вот , наконец-то, алилуйя, когда-то утраченное стремление к любви, привязанности, контакту с  себе подобными  восстанавливается, как птица Феникс человек возрождается из пепла и вместе с ним возрождается  стремление к контакту с людьми.

Ирина Ситникова - гештальттерапевт, психолог-консультант, системный семейный психолог, психоаналитический терапевт, коуч по отношениям( с разными подходами когнитивный, бихевиоральный, экзистенциальный...)






Тревога и застрявшие в психологическом развитии дети.


Из лекции Г.Ньюфелда.

Теперь давайте поговорим о тревоге. Это ведь основной способ взаимодействия с детьми, когда взрослым нужно заставить их что-то делать: вызвать у них тревогу, страх. Почему? Потому что тревога – это очень сильная эмоция, под воздействием которой ребёнок способен на многое. Тревога – одна из трех базовых эмоций (две другие – это фрустрация и стремление к контакту и близости). Эти три базовые или первичные эмоции присутствуют у любого млекопитающего.

Так вот, тревога предназначена для того, чтобы пробудить в нас осторожность. И как родители мы инстинктивно знаем это – когда мы видим, что дети могут попасть в беду, что они действуют безответственно, включается наш инстинкт вызвать у них тревогу. Чтобы они были осторожней.

С этой целью мы повышаем голос. У ребёнка в глазах появляется тревога, они сканируют вас и пространство и спрашивают: «Что не так?» – «Я же говорил тебе, не делай так! Ты попадёшь в беду!» Кроме того, мы угрожаем, ставим ультиматумы.

Но вот в чём проблема. Если ребёнок  застрял  в психологическом развитии, то он защищён от уязвимости. Он никогда не говорит: «Я волнуюсь, я боюсь», он не рассказывает вам о своих страхах.  Это означает, что его мозг защищает его от чувства тревоги. А если это так, то когда вы повышаете голос, что с ним происходит? Мозг ребёнка возводит защиты. Именно так. Вы ставите ультиматум, мозг регистрирует угрозу и защищает от чувства тревоги, ребёнок не ощущает опасности и не в состоянии начать вести себя осторожнее.

Вы, как родитель, видите такую картину: лицо как бы немного каменеет, глаза смотрят в одну точку. Нет этого замечательного испуганного выражения лица, которое бы сказало вам о том, что вы достигли своей цели. Здесь же, наоборот, у них такой взгляд, будто никакого воздействия не было, все ваши угрозы как об стенку горох. А когда вы видите, что это не сработало, что вы делаете? Вы инстинктивно усиливаете тревогу: повышаете голос, придумываете новые угрозы.

И усиливаете, и усиливаете до тех пор, пока тон вашего голоса не разобьёт ваши отношения. Это уже слишком. Теперь под угрозой уже ваши отношения. И в конце концов ребёнок может разрыдаться слезами. Но это не будут слезытщетности и облегчения. Это будут слёзы фрустрации, расстройства. И вот тут уже это вопрос ваших отношений, но своей цели вы так и не добились.

И это тот инструмент, который мы первым делом должны убрать из своего арсенала, когда работаем с застрявшими детьми. Конечно, не все дети защищены на том уровне, где они не испытывают страха. Здесь я говорю именно о таких детях. И для них это только усугубляет всю ситуацию и совершенно не работает.

Гордон Ньюфелд

Перевод Юлии Твердохлебовой

www.psyshans.ru

Теги: адаптация, быть родителем, зрелость, незрелость,развитие, страх, тревожность, уязвимость, подавление чувств и эмоций, принятие, проблемное поведение

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, гештальттерапевт

Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru