БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Декабрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
                1
    2 3 4 5 6 7 8
    9 10 11 12 13 14 15
    16 17 18 19 20 21 22
    23 24 25 26 27 28 29
    30 31          

ПРАВДА ЛИ, ЧТО ВСЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗ ДЕТСТВА?

Правда ли, что все проблемы из детства?


Не знаю, знакомо ли это бездетным людям, а современным родителям уже все уши прожужжали, что вырастить ребенка без душевной травмы никак не получится. Не одним, так другим своим родительским поступком, или поведением, или, наоборот, бездействием в какой-то очень важный момент мы травмируем своих детей. И жить им потом с этой травмой всю жизнь и мучиться, пока до хорошего психолога не дойдут.

Насчет того, что психологические травмы – обычное дело, пожалуй, соглашусь. И кроются они за самыми разными событиями: кого-то отдали в сад, куда он не хотел ходить, а другого – наоборот, оставили дома, и теперь этим фактом человек объясняет свое неумение общаться; кому-то не купили пианино, а другому – купили и заставили против его желания заниматься в музыкальной школе; кого-то держали в строгости, а другому всё разрешали, и теперь он мягкотелый и безвольный человек. И список этот бесконечен и охватывает крайности от одной оконечности шкалы до другой.

Но с тем, что это – непреодолимая безысходность, соглашаться не стану.

Задача родителей не в том, чтобы уберечь своих детей от душевных ран. Вовсе нет. Задача родителей в том, чтобы дети, столкнувшись с травмирующим событием, научились адаптироваться и жить дальше. Становясь все более жизнестойкими и непотопляемыми.

Это как занозу из ранки вытащить. Память о ней останется, но боли она уже доставлять не будет. Или как перенести болезнь. Организм выздоровеет, но укрепится иммунитет.

Сейчас задачей психологов, работающих с родителями и пишущих статьи для них, становится вопрос смещения фокуса внимания.

Не к идеальному образу матери надо стремиться. И не избегать детских душевных травм любой ценой. Хотя, конечно, учитывать возраст детей надо обязательно. Если у четырёхлетнего малыша котенок погиб, попав под машину, не нужно рассказывать ребёнку обо всех деталях этого происшествия.

Надо подсказать родителям, куда смотреть, на что обращать внимание. Как быть чуткими и восприимчивыми. Как суметь понять, когда и какое событие травмирует ребёнка, и помочь ему пережить это сразу, не загоняя травму вглубь психики.

Это, наверное, и есть самая сложная для родителя задача – проявлять чуткость, эмпатию. Видеть в ребёнке незрелого человека, хрупкого и ранимого.

Когда мы сами в глухой защите, нам сложнее рассмотреть из-за забрала нежную душу другого. Наше собственное детство громыхает за нами броней непрочувствованных травм, не пережитых, не оплаканных. И сердце очерствело.

Чтобы смягчить своё сердце, из которого не все ещё «занозы» извлечены, взрослым также жизненно необходим процесс адаптации. Вспомнить, что мама была постоянно занята то днём на работе, то вечером по хозяйству; что не читала книжек вслух; не обнимала, даже улыбалась редко. Что самым страшным моментом за день был звук поворачивающегося ключа в двери, потому что сейчас начнёт ругать, а за что – всегда найдется. Отгоревать эту невосполнимую утрату ,выплакать свои слёзы тщетности до дна и взглянуть на своих собственных детей другими глазами.

И теперь, когда вы услышите, что «все проблемы из детства, потому что мои родители….», вы сможете подставить универсальный для всех вариант: «Потому что я до сих пор пока ещё не адаптировался».

Татьяна Лёлимузен

www.psyshans.ru

Взрослый психолог,психотерапевт Ирина Ситниковаhttps://www.psyshans.ru/personal/, опыт 16 лет,

отзывы


Теги: взрослая психология, адаптация, быть родителем, личностный потенциал, слезы тщетности, травма психологическая, воспитание детей, детство, проблемы,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.


ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ К ТЩЕТНОСТИ

Препятствия на пути к тщетности

Надеюсь, что в вашем понимании уже связаны два понятия – агрессия и тщетность. Уравновесить высокий уровень агрессии можно переживанием чувства тщетности, то есть невозможности осуществления желаемого. Но проще сказать, чем сделать.

Попробую структурировать для вас практический опыт моих клиентов, опыт встреч с тщетностью, и описать, что помогает на этом пути, а что мешает.

Узнав о полезности переживания чувства тщетности, нам начинает казаться, что стоит только немного поднатужиться и можно будет прикоснуться к тщетности и жить дальше спокойно и счастливо. Однако эмоциональный процесс – хитрая штука, невозможно заставить себя чувствовать что-то конкретное. Чувства не вызываются по мановению нашей внутренней разумной волшебной палочки, поэтому приходится приближаться к тщетности через другие состояния.

Итак, если тщетность – это невозможность, то нам необходимо уметь отличать возможное от невозможного. Мы научаемся такому различию в своём детстве, когда родительская поддержка помогает нам попробовать то, что мы можем, и аккуратно знакомит с нашими ограничениями – с тем, что мы пока ещё не можем. Вот как выглядит такая поддержка:

Однако многим из нас говорили: «Ты просто недостаточно старался», «Соберись и делай», «Делай что надо, а не что хочется». Не хватало нам поддержки в детстве, увы. И тогда вместо внутренней поддерживающей самого себя установки – «есть то, что я могу, и есть то, что я пока не могу» — внутри нас формируются две фигуры – узнаете их на рисунке? – Обвинитель и Критик.

Когда мы вырастаем, обвиняющая и критикующая фигуры гонят нас в сторону непрекращающихся попыток что-то изменить и не пускают пройти в двери тщетности, мешают нам признать невозможность – «Ты ещё не всё попробовала», «Надо было раньше думать», «У всех получается, только ты не можешь», «Как это не могу?! Давай делай!». У каждого из нас эти фразы разной степени жёсткости, я привела тут не самые грубые и жестокие.

Получается, чтобы прикоснуться к чувству тщетности, нам необходимо быть в поддерживающей позиции по отношению к самому себе. Иначе ничего, кроме обвинений и критики в свой адрес, не выйдет.

Помимо шкалы самоподдержка – обвинение/критика, есть ещё одна очень важная шкала, приближающая или отдаляющая нас от тщетности. Это шкала сочувствие-решение – невозможность-беспомощность.

Если я отношусь к себе с сочувствием – «Как жаль, что ты попробовала пять раз и так и не смогла донести до него свою точку зрения». Тогда я могу принять решение больше не пробовать. «Наверное, это невозможно, объяснить ему свою позицию, и я решаю больше не пытаться». Своё решение очень важно, оно ставит меня в точку ответственности за происходящее. Оно позволяет делать мне то, что я считаю нужным, может быть, я окажусь не права – но в этом случае мне поможет моя самоподдерживающая позиция?

Однако, если я привычнее становлюсь в позицию «У меня не получается, потому что никогда ничего не получится у такой неумехи», я отношусь к себе с позиции беспомощности и недоверия. В этой точке хочется воскликнуть «Пусть кто-нибудь сделает хоть что-нибудь!». И тогда я сажусь перед дверью тщетности, и мне совершенно не хватает сил и решимости сделать шаг в сторону неё: как на рисунке ниже.

И кажется: вот она тщетность, только руку протянуть, но как же до неё далеко – целый шаг.


Получается, чтобы войти в переживание тщетности, нам необходимо опереться на сочувствие к себе и принять собственное решение об отказе от попыток изменить ситуацию из-за невозможности это сделать. Иначе мы остаёмся на месте и не можем сделать в беспомощности ни одного шага, ожидая действий от кого-то другого

Анна Корниенко

Редакция Ольги Лебедевой

Теги: агрессия, адаптация, быть родителем, критика, личностный потенциал, личный опыт, обвинение, принятие, родительская агрессия, слезы тщетности,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

www.psyshans.ru

Другие статьи в блоге

ЧТО ДЕЛАЕТ НАС СЧАСТЛИВЫМИ

Что делает нас счастливыми


Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина




Дэн Гилберт (Dan Gilbert) и его коллеги проводили очень интересные эксперименты.https://www.ted.com/talks/lang/ru/dan_gilbert_asks_why_are_we_happy.html

В университете они открыли курс фотографии, набрали студентов, дали им в руки камеры и задание сделать 12 фотографий, которые бы напоминали о студенческих годах. Из 12 снимков просили выбрать два лучших, учили их обрабатывать, печатали и на выходе студенты получали две роскошных, размером метр на метр, фотографии значимых для них вещей.

Студентов делили на две группы и одной сообщали, что вот “прямо сейчас” им придётся расстаться навсегда с одной из фотографий. Фотография отправится в Англию в качестве подтверждения прохождения курса и студент уже больше никогда её не увидит: “Поэтому, выбирайте тщательно.”

Студентов из второй группы тоже просили отдать одну фотографию, но условия выбора были другими. Студентам сообщали, что фотографии будут находиться в офисе ещё четыре дня, и они в любой момент могут одну поменять на другую.

Внимание, вопрос: Студентам из какой группы оставленная у них фотография будет нравиться больше? Тем, кто принял необратимое решение, или тем, кому дали возможность своё решение менять?

«Как сразу перед обменом, так и через пять дней люди, у которых уже не было возможности изменить собственный выбор, были просто влюблены в ту фотографию, что осталась у них. А те, у кого выбор был (“может, мне вернуть эту?”, “выбрал ли я самую лучшую?”, “может, эта не такая хорошая?”, “может, хорошую я отдал?”), просто истерзали себя. От фотографии их уже тошнило, и даже после того, как возможность поменяться обратно миновала, они все еще недолюбливали оставшуюся фотографию.”

Дэн Гилберт выдвигает теорию о том, что человеческий мозг способен синтезировать счастье. Он говорит о “естественном счастье”, когда мы счастливы от того, что получили, что хотели, и “синтезированном счастье”, когда мы счастливы тем, что получили, ибо иных вариантов не предвидится.

“Психоиммунная система работает лучше всего тогда, когда мы в тупике, когда мы загнаны в угол. Взять, к примеру, разницу между свиданиями и браком. В смысле, идете вы на свидание с парнем, а он ковыряется в носу. Больше вы с ним на свидание не пойдете. А что если ваш муж ковыряется в носу? Ну конечно, сердце у него золотое, не трогай милого. Вы всегда найдете способ быть счастливым с тем, что имеете.”

В теории Гилберта слишком много костылей, и он сам это чувствует. Он говорит о естественном счастье, и тут же приводит статистические данные, опровергающие утверждение, что свобода выбора коррелирует с уровнем испытываемого счастья. Вернее, корреляция есть, но прямо противоположная: чем больше свобода выбора, тем, в среднем, несчастнее в итоге чувствует себя человек. Ограничение выбора тоже не всегда ведёт к увеличению счастья, чтобы это понимать, не обязательно быть психологом из Гарварда. Так что отбросим его теорию.

Зато предлагаю обратить внимание на золотые слова: психоиммунная система работает лучше всего тогда, когда мы в тупике, когда мы загнаны в угол, но позволю себе их дополнить: и когда/если мы видим, что мы в тупике, когда мы всем нутром ощущаем, что из этого угла выхода нет и не будет.

Понимаете, о чём это? О столкновении с тщетностью и о слезах тщетности. “Синтезированное счастье” Гилберта – это процесс адаптации, когда мы меняемся там, где не в состоянии изменить ситуацию. Мы перестаём хотеть недоступное и находим счастье в том, что имеем. Не просто смиряемся, опуская голову, а искренне наслаждаемся и радуемся жизни.

Процесс адаптации – это удивительный механизм, который позволяет человеческим существам восстанавливаться после тяжёлых потерь, получать пользу от столкновения с трудностями, учиться на своих ошибках, принимать ограничения и оставаться свободным в рамках этих ограничений.

Ольга Писарик

Теги: принятие, слезы тщетности, созревание,психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация.

психолог Москва, психолог в Москве, консультация
психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог,
психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация,
психолог консультация психолога, психологическая помощь  

ПОДЕЛИТЬСЯ МЫСЛЯМИ

Здравствуйте! Я - взрослый психолог!
Поэтому детьми не занимаюсь.
Просто выкладываю серию статей про то, что может приводить к проблемам во взрослом состоянии, чтобы взрослые, нуждающиеся в психологической помощи, могли лучше понять, как возникли их проблемы и как должно было быть , чтобы проблем не было.
Это , как я надеюсь, может облегчить моим клиентам "изобретение велосипеда", то есть поможет быстрее создать новую модель мира, с новым отношением к себе.

Записаться на консультацию можно по тлф - 8 916 542 01 40
скайп -psyshans
irapalna@mail.ru
c 10-00 до 22 00 - Ирина





Поделиться мыслями.

«Чем меньше плачет ребёнок, тем больше слёз проливает его родитель»
Из лекций Ньюфелда о процессе адаптации

Ниже приводится замечательный рассказ мамы о принятии собственной неидеальности, о том, как переживание мамой собственной тщетности смогло помочь ей укрепить узы привязанности с дочкой. Если у ребенка есть трудности с процессом адаптации, нарушена привязанность, то родителю приходится выплакивать намного больше слёз по поводу того, что он не способен предоставить ребёнку возможность пережить тщетность своих устремлений. И этот рассказ совсем не о том, как в первую очередь позаботиться о себе, и не о возможности неконтролируемого извержения собственного гнева на ребёнка, он о способности прислушаться к себе, принять свои эмоции и научиться экологично выражать их в отношениях.

Последние два месяца хожу на терапию к психологу, и, раскапывая причины проблемы, с которой я пришла, мы проговорили очень многие аспекты моей жизни. И первый месяц мы почти всё время обсуждали мои отношения с дочкой, потому что эта проблема была настолько насущная, что я не могла ни о чём другом говорить.

Дочке 3,2 года, она непростая девочка – смотрю на детей друзей и вижу, что большинство гораздо спокойнее, уравновешеннее, послушнее. Мне всегда было с дочкой трудно, поэтому я и пришла к альфа-родительству, когда ей было около полутора. К двум с небольшим мы пришли к очень гармоничному существованию, потом родился младший ребенок, и следующие 9 месяцев я жила просто на пределе морального напряжения. Я очень старалась быть хорошей мамой обоим детям, уделять каждому время качественно, не общаться с ними механически, быть контейнером для негатива.(о дочке речь в первую очередь, конечно, а она ещё и в кризисе трёх лет, и в кризисе отношений с папой, и со склонностью к истерическим реакциям). И мне каждый день казалось, что я таскаю камни, как бы я ни старалась, но почти каждый день я срывалась и кричала, или ругала дочку, или, совсем не зная, как добиться желаемого поведения, угрожала ей какими-то наказаниями (не пойдём гулять, не будет сладкого), а иногда совсем не по-альфовски отводила в другую комнату и запрещала выходить пару минут, потому что уже так злилась, что боялась по попе отлупить. И каждый вечер я себя корила, ругала, грызла и ненавидела за то, что вот, спит мой маленький ангел, такая тонкая, чуткая, такая нуждающаяся в любви и принятии, и вот её мать-мегера, которая не может справиться со своим дурным характером и своими желанными двумя детьми.

Психолог привела меня к очень простой мысли, которая никогда не приходила мне в голову: пытаясь быть контейнером для плохих эмоций дочери, принять её со всеми недостатками, я никогда не была этим контейнером для самой себя, не принимала свои недостатки. И чувство вины, которое, как пружина, закручивалось с каждой ошибкой, только усугубляло это. И я попробовала отпустить ситуацию. Я решила “сбросить настройки” и не придерживаться никаких теорий воспитания и разрешить себе действовать не в рамках теорий, а естественно. Первые две недели были довольно бурными и громкими, но, хотя я кричала и ругалась, внутри уже не поднималась такая волна эмоций, не хотелось отшлепать и наказать, просто хотелось выпустить пар. И дочка чувствовала это и реагировала на мой крик гораздо спокойнее, чем раньше. А пару недель спустя я вдруг поняла, что я почти перестала кричать, что дочка стала гораздо лучше слушаться при меньших усилиях, что я больше не считаю часы до отбоя, у меня появились силы: и моральные, и физические. А главное, я наконец почувствовала дочь, с сыном это пришло сразу с рождения, а с ней всегда было через голову. И отпустив это “я должна вести себя так, а вот так ни в коем случае”, которое, оказывается, меня очень тяготило, выпустив напряжение, я вдруг оказалась гораздо ближе к той самой заветной “альфе”.

Я так часто встречаю и  в постах и комментариях слова о чувстве вины, об усталости, о том, как трудно бывает следовать теории, и я это отлично понимаю. Наверное то, что я написала, со стороны очевидно, и никакой Америки я не открываю, но мне столько месяцев отравляло это жизнь и мучило и, если бы не взгляд со стороны, мучило бы и сейчас. Поэтому я решила поделиться этим опытом, вдруг кому-то это окажется полезным.

Алина Шур,  

Теги: быть родителем, важность эмоций,личный опыт, принятие, родительская агрессия,слезы тщетности, укрепление привязанности,

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

www.psyshans.ru

ЗРЕЛОСТЬ - ЭТО ГОТОВНОСТЬ СЛЫШАТЬ "НЕТ"

Зрелость - это готовность слышать "нет"

В последнее время я наталкиваюсь на информацию о том, что это значит – быть зрелой личностью, в каких психологических чертах проявляется эмоциональная зрелость, а что значит быть ребёнком. При обсуждении этой темы подчеркивают возможность строить отношения и достигать успеха в работе, реализовать свой творческий потенциал. Я бы добавила, что важной характеристикой зрелой личности является умение переживать отказ.


Одной из задач развития является умение говорить «нет» другим, отстаивать свои интересы, отказываться от того, что не приносит радости или противоречит интересам. Умению говорить «нет» посвящены многие тренинги, ведь порой, людям требуется время, чтобы научиться отказывать другим и не чувствовать себя при этом плохими и неудобными.

Но такой же важной задачей развития зрелой личности является готовность быть по другую сторону, то есть слышать «нет» на свои ожидания и просьбы. «Нет» нам говорят люди, «Нет» нам говорит сама жизнь.

Расскажу одну замечательную притчу об этом.

«Маленький Мартин мечтал о велосипеде и в канун Рождества решил обратиться к Богу, чтобы он сделал ему такой подарок. Мать Мартина услышала его молитву и огорчилась, зная, что у их семьи нет денег на такой подарок. В Рождество, когда мальчик не получил то, что хотел, мать с сочувствием спросила у него:

– Наверное, ты очень обижен на Бога, ведь он не ответил на твою молитву?

– Нет, я не обижен. Потому что он ответил на мою молитву. Он сказал мне «нет».

В ситуациях, когда «нет» воспринимается как наказание, происходит блокирование сил и жизненной энергии, человек отказывается воспринимать неудачи как естественную часть жизни, и начинает ходить по кругу всевозможных «почему?» и «за что?»

«Нет» присутствует в каждом мгновении жизни: мы слышим отказ в любовных, дружеских отношениях, в своих мечтах и целях, которые ставим перед собой.

Есть несколько типов реакции человека на отказ в удовлетворении его потребностей:

Я плох и потому мне отказали, а значит, я не буду спрашивать больше ни у кого.

– Я не заслужил то, что хочу, мне нужно искупить мою вину и может быть тогда всё получится.

– Мир плох и в нём нет того, в чем я нуждаюсь, поэтому искать бессмысленно.

– Я буду искать дальше во что бы то ни стало и всё равно добьюсь своего.

Последний пункт кажется самым приятным, но в нём так же может скрываться незрелый способ поведения. Хорошо, когда человек способен быть целеустремленным и достигать целей, не травмируясь при неудачах, но плохо, когда желание добиться своего превращается в навязчивое повторение «дай», как у ребёнка, требующего игрушку. Если невозможность услышать «нет» превращается в навязчивую попытку войти в одну и ту же закрытую дверь – стоит задуматься о своём умении принимать реальность.

Разговаривая с людьми в моём кабинете или за его пределами, я часто ловлю себя на мысли, что жизнь была бы намного проще, если бы люди приняли, что  не все в этом мире доступно. И это ни плохо и ни хорошо, это просто факт.


Навык слышать отказ формируется в детстве, когда мы слышим  первые "нет" и "нельзя". Это совершенно неизбежная часть процесса развития и постижения ребёнком внешних норм, правил, границ дозволенного и возможного. Вначале мы слышим отказ в своей семье и ближайшем окружении, потом в садике, в школе. Это то время, когда нас призывают слушаться и принимать «Нельзя» безоговорочно. Это период детства, пока ответственность за нас несут взрослые. И если ребёнок растет в поддерживающей обстановке, то в его жизни «Да» и «Можно» вполне компенсируют огорчения. В этом случае ребёнок постигает внешнее ограничения как рамки, границы территории дозволенного в данной ситуации, а не как обиду, наказание или сообщение о том, что его отвергают. И, оказавшись во взрослой жизни, он будет вполне успешно справляться со своими чувствами в ситуации отказа.

И здесь поднимается вопрос о том, что значит «успешно справляться». Это не означает, что неприятные чувства полностью отсутствуют. Это означает, что они не блокируют жизненные силы человека, не загоняют его в депрессивное состояние и не устраивают обвал собственного достоинства. Отказ хоть и вызывает негативные чувства, но должен существовать в контексте «жизнь – продолжается!». А вот утрата этого ощущения действительно является психологической проблемой, которую надо решать.

Если говорить о способности зрелым способом принимать «Нет», то более подходящим является понятие «Устойчивость» или «Укорененность», как внутренняя опора. Безусловно, существуют ситуации особой важности для каждого человека, отказ в которых будет восприниматься как сильнейший стресс. Это, в основном происходит тогда, когда человек сужает свою жизнь до одного единственного «хочу». Если же ситуация, в которой получен отказ, является частью многогранной жизни человека, то, даже если его и зашатает, как дерево в ураган, корни помогут выстоять.

Мы не рождаемся с договором в руках о том, что получим всё, чего хотим.

Никто не обещает, что жизнь будет безоблачной.

Единственная гарантия, которая у нас есть при рождении, – это сама жизнь. В принципе, ничто кроме бьющегося сердца и возможности увидеть мир нам не обещано.

Инфантильная позиция – это смотреть на мир как на большую грудь, в которой всегда должно быть достаточно молока.

В то время как жизнь – это неизвестная дорога, по которой можно путешествовать.

«Нет» – это всегда ответ. Ответ, от которого можно отталкиваться и принимать решения о дальнейшем направлении.

Черняева Виктория Борисовна

www.psyshans.ru

Теги: адаптация, вина, зрелость, общение, помехи на пути к зрелости,развитие потенциала, слезы тщетности, стыд,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

НАУКА ОБ ЭМОЦИЯХ - МОДЕЛЬ ГОРДОНА НЬЮТОНА

Еще раз хочу напомнить моим читателям, почему я выкладываю эту серию прекрасных статей про детей, их развитие и воспитание, хотя я  взрослый психолог. Потому что все проблемы, с которыми обращаются ко мне клиенты, находятся там и  мы используем эту информацию в лечении пациентов и консультировании клиентов. И сами пациенты начинают лучше понимать, где и какого рода у них проблемы, то есть начинают понимать смысл терапии.
Ирина Ситникова - психотерапевт с большим стажем частной практики.
Записаться на консультацию можно по тлф- 8 916 542 01 40






Наука об эмоциях -модель развития Гордона Ньюфельда.




Главная задача эмоций – «помочь ребёнку вырасти».

Один из основополагающих принципов модели развития на основе привязанности Гордона Ньюфелда заключается в том, что здоровый эмоциональный баланс появляется в результате выражения эмоций, логика или понимание на уровне ума здесь не помогут.

Он советует воздержаться от таких слов в адрес детей? как: «Успокойся!», «Прекрати это!», «Будь смелым!» – и других подобных сообщений, которые подавляют выражение эмоций у ребёнка. Если препятствовать их выражению, они всё равно найдут выход, только в другой форме (в том числе и в агрессии), возможно аффективное уплощение (депрессия) и неспособность адаптироваться к жизненным обстоятельствам.

Гордон Ньюфелд рассказывает о том, почему разделение является самым большим источником тревоги и фрустрации у детей, а самая серьёзная проблема для эмоционального мозга – разделение с теми, к кому ребенок привязан. Он  советует избегать или хотя бы сокращать разделение, в котором нет необходимости, чтобы снять нагрузку с лимбической системы, и вместе с этим придумать способы, как сохранить близость, находясь друг от друга на расстоянии, и как «перекрывать то, что может разделять».

Как это обычно и бывает, мой ум был занят сравнением новой информации с моими собственными убеждениями. Большинство идей Гордона Ньюфелда были мне хорошо знакомы, однако его язык был другим, непривычным, поэтому мне приходилось переводить всё на свой, в свою систему координат. По мне, перекрывание разделения означает важность поддержания постоянной связи со своим ребёнком в потоке привычных проблем, например: состыковка противоречащих друг другу желаний и потребностей родителя и ребёнка, очень разное ощущение времени, улаживание дисциплинарных моментов, физическое и эмоциональное разделение. Как родитель может дать ребёнку понять, что отношения важнее поведения, что он по-прежнему любим, окружён заботой и остаётся для нас хорошим, несмотря ни на что? Гордон Ньюфелд советует говорить ребёнку: «Я с нетерпением жду вечера, когда мы сможем вместе поужинать» или «вместе позавтракать», и конечно не забывать улыбаться глазами, это способно растопить любое сердце – «завладевать взглядом». Он рекомендует родителям выражать своё сожаление по поводу эмоциональных разрывов в отношениях, однако при этом не следует вымаливать у ребёнка прощение, потому что таким образом мы перекладываем груз ответственности за налаживание отношений на хрупкие плечи ребёнка.

Мне было очень приятно, что так много из того, что он говорил, совпадало с моими собственными глубокими убеждениями и тем, что я вижу в своей семейной жизни и в работе с родителями. Многое из того, чем поделился Гордон Ньюфелд, перекликается с другими тренингами и курсами, например: «Осознанное родительство» Алеты Солтер (Aletha Solter’s Aware Parenting), психосинтез, обучающий тренинг Робина Грилла «От сердца к сердцу» (Heart to Heart Instructor Training with Robin Grille) и мои знания по теории привязанности в целом. Сейчас просто потрясающее время – когда основные положения различных обучающих курсов говорят об одном и том же, подтверждая, что сила и теплота связи между родителем и ребёнком, отсутствие разделения, вызванного наказаниями, создают наиболее плодородную почву для роста и развития детей.

Назначение системы оповещения об опасности – сделать ребёнка осторожным.

Гордон Ньюфелд говорит о том, как способность детей чувствовать и выражать свои эмоции (когда родитель понимает важность этого и способствует их выражению) позволяет им сохранять и задействовать свои здоровые природные инстинкты. Например, в игре, когда ребёнок сталкивается с чем-то тревожащим, эмоции побуждают его быть осторожным. Ребёнок, который чувствует и может выразить свою тревогу и страх, в большей степени способен принять необходимые меры для обеспечения собственной безопасности. Гордон Ньюфелд приводит пример с трёхлетним ребёнком, который пытался вскарабкаться на всё вокруг, в какой-то момент он взобрался на один камень, посмотрел вниз, испугался и сказал своему дедушке, что боится, поэтому слез и нашел другую высоту, которую можно покорить, но где соотношение риска и безопасности было оптимальным.

Понимание малолетних преступников. Гордон Ньюфелд поделился своим пониманием трудных подростков, с которыми он работал в тюрьмах, и которые были сильно защищены от уязвимых чувств, не могли выразить свой страх, тревогу или грусть и, как это ни печально, «потеряли свои слёзы». Они никогда не знали слов для описания своих эмоций, но «познали боли больше, чем могли вынести». Снимки мозга показывают, что префронтальная кора у таких молодых людей того же размера, что и у четырёхлетних детей, а это говорит о задержке в эмоциональном развитии. Но наказания или объяснения не помогут, здесь нужны эмоционально безопасные отношения с надёжной привязанностью, опираясь на которые, любой ребёнок, подросток или взрослый научится не бояться чувствовать и выражать свои наиболее уязвимые чувства. Булли, который снова начнет искренне плакать, больше не будет булли.

Когда ребёнок не чувствует страха.

Гордон Ньюфелд описывает, как родители, слишком часто пугая ребёнка, могут «перегрузить систему оповещения об опасности». Все родители повышают голос, желая предупредить ребенка о том, что он в опасности, однако многие повышают голос слишком часто, что приводит к перегрузке системы тревоги (особенно это касается высокочувствительных детей). Система тревоги работает без участия сознания и может воздвигнуть защиты, что приведёт к ее отключению, внешне же это будет выглядеть, как непослушание.

Подобное также может случиться, если ребёнок сталкивается с насилием настолько часто (на экране или в реальной жизни), что не способен с этим справиться. Ребёнок может потерять связь с чувством осторожности, которое обеспечивает его безопасность. Когда это случается, страхи и тревоги ребёнка переходят в разряд скрытых и часто проявляются как иррациональные страхи, маниакальное чрезмерно-контролирующее поведение,е или же рискованное поведение с адреналиновой зависимостью. Отключение системы тревоги может вылиться в неспособность считывать сигналы об опасности или отсутствие приглашения со стороны других людей. Если же система тревоги работает исправно, ребёнок лучше подготовлен к возможным опасностям в школе или другом месте и будет избегать людей и мест, являющихся источниками повышенной опасности. Когда у родителей не получается пробудить в ребёнке осторожность, они обычно начинают кричать ещё громче, тем самым усугубляя проблему, вместо того чтобы в первую очередь установить контакт, «завладеть взглядом», а потом уже начинать общение.

Слезы тщетности.

Гордон Ньюфелд особо отмечает то, какую важную роль в развитии эмоциональной адаптации ребёнка играют слёзы тщетности. Способность к эмоциональной адаптации вызревает с возрастом и постепенно, по мере того как происходит созревание префронтальной  коры головного мозга и правое и левое полушария начинают работать сообща. Это развитие можно поддержать или задержать, в зависимости от того, сможет ли родитель позволить ребёнку выражать весь спектр эмоций, помочь научиться распознавать и называть эти чувства, а также выплакивать слёзы тщетности, когда ребёнок сталкивается с разочарованиями и трудностями жизни, будь то запрет на шоколад или потеря близкого человека. Так как префронтальная кора мозга растёт и созревает, эмоциональная адаптация тоже улучшается, и к 5-7 годам ребёнок уже лучше справляется с противоречивыми эмоциями (у высокочувствительных детей это происходит позже).

Умение сдержаться, когда хочется ударить и дать выход своей фрустрации, и помнить, что это может причинить боль другому человеку, даёт контроль над импульсами. Осознание того, что стесняешься или нервничаешь, но вместе с тем очень сильно хочешь рискнуть, ведёт к мужеству. Желание получить удовольствие прямо сейчас вкупе с пониманием, что родители всё равно заботятся, даже когда отвечают «нет», рождает терпение.

Игра – самое первое и базовое решение проблемы эмоций.

Мне было очень приятно слышать, как Гордон Ньюфелд с большим энтузиазмом говорил о роли игры в развитии ребёнка, в особенности свободной игры, с участием воображения, игры ради самой игры. Он объяснял, почему игра находится в авангарде развития, где на первом месте стоят процессы психологического созревания. По его словам, в игре создаются условия, наиболее благоприятные для истинного обучения, в ней легче всего проявляется творчество, в её безопасной среде могут раскрыться зачатки своего собственного «я», а в мозгу создаются нейронные связи, отвечающие за умение находить решения проблем. Эта тема пришлась мне очень по душе.

Один из моих любимых мастер-классов – это терапевтическая игра, и мне особенно нравится работать с учителями детей младшего возраста. Я часто прошу их представить, что они маленькие дети, и пусть каждый выберет, каким ребёнком он хочет быть, с какими способностями и возможностями. Они представляют, что находятся в обычной для детей среде, и мы играем в игру, в которой есть интрига и нужно суметь прочесть знаки и постараться выяснить, кому в их окружении можно доверять, а кому нет. Эта простая игра даёт глубокое понимание всей сложности социальных взаимодействий у детей и показывает важность игры для безопасного выражения эмоций, когда дети кричат, смеются, бегают, переживают потерю контакта и его восстановление, ощущают тревогу и последующее облегчение. Я состою в комитете и являюсь одним из спикеров конференции по естественному обучению для учителей детей младшего возраста, которая проводится каждые полгода под открытым небом в Фангареи (прим.ред. – Новая Зеландия).

Слова Гордона Ньюфелда о том, что детям необходимо иметь возможность играть и что цифровые устройства вытесняют истинную игру, сильно перекликаются с призывами некоторых лидеров движений по возвращению детей в лоно природы и обучению, основанному на игре, выступающих на конференции уже не один год, например, это Ричард Лоув, автор книги «Последний ребёнок в лесу».

В моём детстве было много такого, что скорее навредило моему эмоциональному и психологическому здоровью, чем укрепило его. Однако, моим спасением было время, проведённое в играх с моими братьями и сёстрами, особенно в свободных играх на природе – это помогло сохранить мой разум и дух сильными. Я была сильно привязана к полям и деревьям на нашей ферме в 180 акров, я помню волнение, с которым я в очередной раз бежала к пруду на ближайшем поле, чтобы стать свидетелем превращения головастика в лягушку, а также рождения детёнышей животных. В каждом сезоне была своя прелесть: собирать смородину вдоль канала, ставить в маленькие вазы принесённые домой нарциссы и примулу, навещать старую миссис Дойл, нашу соседку, и приносить воду из её колодца или ревень из ее огорода, чтобы мама испекла пирог с ревенем. Я обожала мои любимые деревья в лесу, запах камней в прохладной реке, мягкость мха, игры в сенном сарае – как много счастливых воспоминаний моего детства связано с игрой.

Дети, как растения, тянутся к свету. Множество приятных воспоминаний, связанных с играми и исследованием природы, в том числе вместе с моими восемью братьями и сестрами, поднимаются во мне, словно лотосы из болота моего по большей части мрачного и тусклого детства. Эти воспоминания –  ценное напоминание о том, что ребёнок рождается с мощными инстинктами самозащиты и исцеления.

Женевьева Симперингэм (Genevieve Simperingham), основательница Института Спокойных Родителей, Новая Зеландия, международный спикер, фасилитатор, сертифицированный консультант, работающий по методу психосинтеза, преподаватель, автор.

перевод Динары Урдашевой и Юлии Твердохлебовой

Теги: важность эмоций, игра, подавление чувств и эмоций, преступники, свободная игра, система тревоги, слезы тщетности, тревога, эмоции,психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

Источник

www.psyshans.ru

МАМЕ НУЖНО ПОПЛАКАТЬ

Маме нужно поплакать




Личный опыт,

Предлагаем вашему вниманию фрагмент из цикла онлайн-лекций Ольги «Встать на крыло. Как создать для детей надёжный тыл».



Дети пробуждают в нас различные чувства, и нам нужно их принимать. Например, принять, что хочется накричать на всех, хлопнуть дверью, уйти и забиться в угол, чтобы никто не трогал. Это не значит, что нужно и впрямь накричать. Что нам нужно, так это позволить себе чувствовать негативные эмоции.

Иначе мы сталкиваемся с проблемами родительской агрессии, основная причина которой в том, что родитель не даёт себе возможности и не позволяет себе чувствовать негативные эмоции по отношению к ребенку. Это, в свою очередь, приводит ко взрыву в самый неподходящий момент.

Итак, эмоция есть внутри нас, но пока мы не прочувствовали и не осознали её, сделать с ней ничего не получится. Она есть внутри и от какого-то лёгкого триггера может взорваться в любом месте, в любой момент и с такой силой, которая нас самих напугает.

Как быть? Для начала полезно подойти к зеркалу и сказать себе: «Оля, так ты, оказывается, злишься на своего ребенка. Так ты, оказывается, можешь испытывать фрустрацию по отношению к нему. Оказывается, тебе хочется спать больше четырёх часов в сутки».

Надо хотя бы себе признаться: да, я испытываю эти эмоции.

Дальше необходимо их выразить. Эмоция стремится к выражению. Если же её не показать, не открыть ей канал, то она все равно где-нибудь выстрелит. Теперь вопрос: как выразить эмоцию и в то же время не навредить?

Нужно позаботиться о том, чтобы ребенок не воспринял это, как угрозу отношениям и не посчитал бы, что мама «разваливается на части». Если ребенок более-менее стабильный, можно спокойно сказать, что маме надо поплакать. Плач — это лучший выход для любой эмоции.

Если тянет поплакать, и вы давно не плакали, ставьте ребенку мультик и говорите: «Я приду через 10 минут, маме нужно поплакать». Этим мы даем себе разрешение быть такими, какими являемся.

А также мы отгораживаем пространство , внутри которого будем выражать свою эмоцию, и показываем ребенку, что не разваливаемся на части, что мы переживём это, что жизнь продолжается и всё под контролем.

Ольга Писарик

Редакция Елены Фурдак

Теги:быть родителем,подавление чувств и эмоций, родительская агрессия,слезы тщетности, эмоции, эмоциональное выгорание , нужен психолог, ищу хорошего психолога, частный психолог, личный психолог, практикующий психолог, психолог со стажем, психолог цена, психолог стоимость, психотерапевт цена, психотерапевт стоимость, мне нужен психолог, психолог отзывы, психотерапевт отзывы, консультация психолога отзывы, совет психолога, ответ психолога, помогите найти хорошего психолога, психолог лечение зависимости, психолог лечение психосоматика, гештальттерапевт

www.psyshans.ru

Котакты психолога

Обо мне

,

ДАЧНЫЕ УРОКИ

Дачные уроки
https://alpha-parenting.ru/author/editor/

Каждое лето мы с дочкой уезжаем на дачу. Это обычный дачный поселок, каких много: лес, озеро, отсутствие инфраструктуры. И каждое лето дача становится местом, где адаптация выходит на новый уровень. Не то, чтобы в городе мало поводов, но я заметила, что в городе источником каких-то ограничений часто становлюсь я.

Когда я занята, скука тут же может быть перекрыта мультиком, в шкафу есть еще много шоколада и велик соблазн для меня избежать ее столкновения с тщетностью и в этих, и во многих других вопросах. И, признаюсь, очень непросто для меня быть агентом тщетности и ангелом утешения одновременно, быть ответом и в том, и в другом.

На даче иначе. Источник тщетности чаще всего не я. Просыпаемся утром с планом бежать купаться — а за окном шумит дождь и небо ровного серого цвета до горизонта. И как же легко присоединиться к этой грусти! Я тоже хотела купаться. И я искренне могу посочувствовать, никуда не спеша. Погрустить вместе, принять ее слезы.

Конфет уже два дня нет, потому что кончились, а в город поедем только через пару дней. В магазин не сбегаешь, его просто нет. Печально, да, я тоже хочу конфет к чаю. И мультик один в день, потому что интернет с трафиком, а я работаю, поэтому трафик мне ой как нужен.

И такие маленькие тщетности, источник которых не я, гораздо легче вызывают слезы. И намного проще мне быть утешением, а дочери адаптироваться…

Елена Зарипова

www.psyshans.ru

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, услуги психолога, консультация психолога, психотерапевт Москва, семейный психолог, психологическая помощь, помощь психолога, практикующий психолог,психологическая консультация


СЛЕЗЫ ТЩЕТНОСТИ

Рекомендую: плачьте над фильмам
Прослезившись над «Паддингтоном-2», можно познать глубину чувств. В нашей семье часто рассказывают одну историю, которая, видимо, ёмко передаёт суть моего детства: когда я был ребёнком, достаточно большим, чтобы на это обратили внимание, но относительно маленьким, чтобы это было всё ещё забавным, я расплакался на кульминации мультика «Покемон: Фильм первый». Все свое детство я был склонен […]

Взаимоотношения с миром
Взрслая психология
Путь к себе


Прослезившись над «Паддингтоном-2», можно познать глубину чувств.

В нашей семье часто рассказывают одну историю, которая, видимо, ёмко передаёт суть моего детства: когда я был ребёнком, достаточно большим, чтобы на это обратили внимание, но относительно маленьким, чтобы это было всё ещё забавным, я расплакался на кульминации мультика «Покемон: Фильм первый».

Все свое детство я был склонен к слезам – я плакал из-за синяков, ошибок, неловких ситуаций. Но именно этот просмотр фильма о покемонах произошёл на праздновании моего десятилетия. И это был первый раз, когда мне дали понять, пусть даже косвенно или подсознательно, что мои слёзы пересекли черту между безобидным поведением маленького мальчика и чем-то более постыдным.

Частично это осознание возникло из-за смехотворности повода для моего плача – ладно, тут я согласен, – и частично из-за того, что я плакал публично, перед друзьями, семьёй и другими зрителями. Но сигнал, который я уловил, был предельно ясен: мальчики не плачут а уж если и плачут в редких случаях, то точно не из-за покемонов.

Все это породило едва уловимое, но важное изменение – не в том, как я плакал, но в том, что я думал о своих слезах. Мне уже стало ясно, что слёзы – это не мужское дело, а с каждым днём рождения я всё больше становился мужчиной. Но почему же я по-прежнему мог так легко заплакать? Почему я не мог это остановить? В чём вообще заключалась проблема?

Как бы там ни было, я выбрал самое простое решение: в течение следующих лет я научился совсем не плакать, даже не поняв, что означали эти слёзы. Казалось, проблема решена, даже если я и подозревал иногда в возрасте около 20 лет, что просто спрятал её под камень в глубине души.

Я вырос таким типичным американским юношей, который мог изобразить уверенность, словно это был карточный фокус, но чьи настоящие эмоции всё более удалялись от него и становились загадочными. Они либо лежали вне пределов досягаемости, либо вырывались наружу бешеными взрывами, вспышками гнева, грусти или фрустрации, которые казались гейзерами, разрывающими мне черепную коробку изнутри.

Только после окончания колледжа и переезда в Нью-Йорк я, сам этого не осознавая, сделал важный шаг к присущей моему детству уязвимости. Я начал ходить в кино один. Поначалу кинотеатр был просто средством сбежать от города, который заставлял меня чувствовать себя копейкой в громадной банке с разменной монетой. Затем я стал писать о фильмах профессионально, что дало мне полное право нарушать это странное табу – не ходить в кино одному. Эта привычка может быть невероятно медитативной и поддерживающей, почти как молитва. Я не помню, какой именно фильм оказался решающим, но в конце концов я вспомнил как плакать.

С тех пор слёзы в кино стали для меня чем-то вроде ритуального акта, возможностью позволить произведению искусства обезоружить мои защиты и напомнить мне, что это, собственно, значит – чувствовать, присутствовать в моменте, быть эмпатичным и уязвимым, спонтанно реагировать.

Способность испытывать и выражать чувства, а не закапывать их в глубокую тёмную нору, многим может показаться по-детски элементарной – и с этим я тоже согласен, – но с мужчинами действительно что-то происходит в подростковом возрасте, что нарушает этот здоровый инстинкт. Если кажется, у женщин это получается лучше, то бесспорно потому, что женщинам во время взросления недвусмысленно дают понять: они отвечают за чувства других, будь то их родители, партнёры или в итоге их будущие дети, чьё выживание зависит от такой эмпатии.

Мужчин обычно не нагружают этой обязанностью. Мы часто получаем противоположное послание: быть мужчиной означает действовать, несмотря на эмоции, не основываясь и не согласуясь с ними. Требование сдерживать чувства, а не выражать их, создаёт угнетённое, саморазрушительное психологическое состояние, лишённое каких-либо отдушин, к чему это приводит в итоге – что ж, вы сами можете себе это представить.

Мне кажется, многим мужчинам пошёл бы на пользу некоторый эмоциональный бодибилдинг, а проливание слёз над фильмами может послужить психологическим эквивалентом качанию пресса или жиму штанги.

Это заставляет вас столкнуться с двумя важными вещами.

Во-первых, вам придётся наблюдать и вовлекаться в чувства мужчин и женщин на экране.

Во-вторых, вы смиритесь с неоспоримым присутствием ваших собственных слёз и видом своих покрасневших глаз в зеркале уборной после сеанса. Оба этих явления – прекрасная тренировка понимания ваших эмоций и приглашения их обратно в вашу жизнь, возможно, впервые с детского возраста.


Я не собираюсь утверждать, что после всхлипываний в самолёте над фильмом «Перед закатом» или за рулём машины после «Лунного света» я сразу же почувствовал себя лучше; в основном я чувствовал себя неподобающе и дискомфортно из-за заложенного носа. Но каждый из этих эпизодов помогал осторожно приподнимать крышку моего эмоционального Я, давая доступ к уязвимости, эмпатии и искренности, которые напрямую влияли на моё взаимодействие с миром. Психотерапия лишней не была, конечно, но походы в кино обходятся гораздо дешевле.

Научившись плакать, я снова узнал, как это – чувствовать глубоко, без смущения и фальшивой сдержанности; когда мой взгляд затуманивается в финале «Паддингтона 2», это значит, что я разрешил себе сочувствовать, а не отгораживаться от этого переживания. В то же время я стал меньше подвержен сбивающим с толку эмоциональным гейзерам, зато во мне больше размеренных, доступных пониманию чувств.

Так что я рекомендую вам приступить к делу и позволить слезам пролиться.. Только не забудьте захватить свои собственные платочки, потому что салфетки в кинотеатрах – как наждачная бумага.

Кевин Линкольн (писатель, живущий в Лос Анджелесе)

Перевод Ирины Маценко

Редакция Златы Волковой

www.psyshans.ru


Теги: слезы тщетности, позволить слезам пролиться

психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация, психолог консультация психолога, психологическая помощь, услуги психолога, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация.

Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru