БЛОГ ПСИХОЛОГА, ПСИХОТЕРАПЕВТА, СЕМЕЙНОГО ПСИХОЛОГА

  • Архив

    «   Ноябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30  

КАК ЛЮДИ ПЕРЕСТАЮТ БЫТЬ СОБОЙ....

Каждый взрослый человек имеет в своей душе  тайную каморку, где хранятся реквизиты драмы собственного детства. Его дети - единственные, кто  беспрепятственно могут войти туда
Алис Миллер

www.psyshans.ru

Консультация психолога, психотерапевт Москва , семейный психолог,
клинический психолог, помощь психолога, гештальт-терапевт, практикующий
психолог - 8 916 542 01 40 - Ирина Ситникова



Управление «не-контактом». Когда отстранение от матери – самый здоровый выбор

УПРАВЛЕНИЕ «НЕ-КОНТАКТОМ». Когда отстранение от матери – самый здоровый выбор

автор: Беттани Уэбстер





Решение не идти на контакт с членом семьи – глубоко личное.

Для некоторых из нас исцеление материнской раны возможно только в контакте с матерью. В этом сценарии исцеление создает новое, более глубокое соединение между матерью и дочерью, – и это бесконечно прекрасно. Я видела, как это происходит, и это поистине вдохновляет.

Но для некоторых из нас невозможно исцелиться, оставаясь в контакте с матерью.


Отстранение от члена семьи всё еще считается табу, особенно если речь идет о матери. Иногда достаточно небольшой дистанции и краткосрочного отстранения. В других случаях отстранение может быть постоянным. Требуется невероятная сила и мужество, чтобы пройти через это.

Что может привести к отстранению?


Есть много причин, по которым люди принимают такое решение. Но корень его – в осознании того, что дисфункциональное поведение вашей матери стоит вам вашего эмоционального и ментального равновесия, и вы уже просто не в состоянии платить эту цену.

Я верю, что такое решение не принимается из легкомыслия или бравады. Чаще всего к этому приходят после долгих лет попыток самыми разными способами сохранить эту связь и перевести ее на более высокий уровень. В определенный моментцена становится слишком высока, и вам нужно принять решение.

Это может быть самое сложное решение в вашей жизни. И в то же время самое освобождающее.


Семья – это сложная система. Когда кто-то перестает играть в ней свою обычную роль, система переживает своего рода разгерметизацию или хаос. Конфликт может привести к трансформации всей системы и переходу на более высокий уровень, если члены семьи открыты и готовы к росту и обучению. Но, к сожалению, иногда готовность расти и попытка привнести изменения наталкиваются на сопротивление семьи.  В таком случае у человека, желающего расти,есть выбор: оставаться в токсичной и дисфункциональной среде или же уйти из нездоровой системы. Выбор прервать контакт чаще всего делается, когда очевидно, что исцеление в семейной системе невозможно.

Дочь часто играет роль посредника, козла отпущения, хранителя секретов или опекуна эмоций.
Если дочь находится на пути к взрослению и хочет выйти за рамки типичной семейной роли (возможно, становясь сильнее, формируя границы, отказываясь терпеть плохое обращение и т.д.), её решение неизбежно приводит к переменам. Степень хаоса в результате этого указывает, насколько в целом дисфункциональна эта семейная система.

Если члены семьи относительно здоровы, стабильны и открыты, семья может прийти к равновесию без особого хаоса. Однако, если члены семьи сами глубоко травмированы и изранены, развитие дочери может восприниматься как серьезная угроза для семейной системы. В таком случае хаос может глубоко дестабилизировать ситуацию, и с ним очень сложно справиться. Здесь очень важна поддержка.


Бессознательная попытка удерживать равновесие и сопротивляться изменениям может привести к нападкам на дочь. Распространённая и опасная реакция состоит в «патологизации» дочери. Тогда причина конфликта видится в какой-то патологии дочери. Формируется следующее послание: “Твоя неспособность продолжать игру в семейной системе в отведенной тебе роли указывает на то, что с тобой что-то не в порядке.” Это основанное на унижении послание – по сути, отказ матери или другого члена семьи от честного осмысления своего собственного поведения и взятия ответственности. Уровень ментальной стабильности дочери, ее сексуальная активность, ее прошлые ошибки, всё в ней может быть открыто поставлено под вопрос, кроме роли матери в конфликте.

Удивительно, как яро люди сопротивляются тому, чтобы посмотреть вглубь себя, и на что они готовы пойти, чтобы оставаться в отрицании, включая даже отвержение своего собственного ребенка. Это на самом деле бессознательная попытка сопротивления переменам путем проецирования всего конфликта или «плохости» на того, кто инициирует трансформацию семейной системы.
В конечном итоге, здесь нет ничего личного. Просто так происходит, когда люди, которые закрывают глаза на своё внутреннее состояние, сталкиваются со своей вытесненной болью благодаря катализирующему событию. Например, таким катализатором может стать женщина, которая перерастает преобладающую в семье динамику, поколениями державшую эту семейную систему в равновесии.

Мы не можем спасти своих матерей. Мы не можем спасти свои семьи. Мы можем спасти только себя.

Вам не нужно понимание вашей матери (или другого члена семьи), чтобы полностью исцелиться.


Осознание, что мать (или семья) просто-напросто не способны или не желают понимать вас,может разбить сердце.
Неважно, как вы объясняете или сколько раз пытаетесь донести свои побуждения, – это все идет в никуда. Вы как будто разговариваете на разных языках. Они могут бессознательно блокировать понимание вас, потому что это ставит под большую угрозу их укоренившиеся убеждения и ценности. Понимание может стать причиной сейсмического сдвига в самом фундаменте, на котором строятся их мировоззрение и идентичность. Это больно осознавать, но это помогает создать особую силу духа. Становится ясно, что вам нужно удовлетвориться собственным пониманием себя. Основным становится ваше собственное мнение о себе. Вы осознаете, что с вами может быть всё в порядке, даже если другие вас не понимают.

После того, как вы уходите из контакта, ваша жизнь может начать улучшаться во всех направлениях. Я наблюдала, как уходят хронические заболевания, невротические страхи и паттерны длиной в целую жизнь. На самом деле, иногда бывает даже сложно принять, насколько приятнее стала ваша жизнь. Каждый новый уровень успешности, близости, радости и свободы напоминает вам, что ваша семья не может разделить это с вами. Именно в такие периоды мы можем испытывать взволнованность и горе. Ничего не нужно делать, кроме как чувствовать горе, которое накатывает, и позволять себе двигаться дальше.

Чувство печали не означает, что вы сделали неправильный выбор. На самом деле, это признак здоровья и исцеления.


Укореняйтесь в мировоззрении, которое дало вам силы уйти из токсического взаимодействия. Иначе вас могут втянуть обратно через чувство вины или стыда. Очень важно получить поддержку и дать себе время и пространство, чтобы проработать все эмоции, которые связаны с этим выбором. Укореняйтесь в том, почему вы сделали такой выбор, и используйте возможность начать совершенно новый этап своей жизни.

Отстранение – это стартовая площадка для обретения силы.

Возможно, вы обнаружите нечто глубоко важное: вы осознаете, что можете выжить, даже когда ваша мать отвергает вас. Мало кто приходит к этому осознанию.Это может вывести вас на новый уровень внутренней свободы и решимости, инициировать квантовый скачок в вашей жизни. Это может подстегнуть приверженность истине и привнести целостность, которая повлияет на все сферы вашей жизни. Это разожжет в вас огонь истины, который был там всегда, но только теперь может пылать в полную силу. Вы почувствуете свой внутренний источник.

Печаль, печаль и еще больше печали приведет вас к… СВОБОДЕ.


Печаль может возникать при каждом переходе на новый, более высокий уровень, на который никогда не вступала ваша мать (семья). Это может быть печаль, разъедающая кости, почти племенная и родовая печаль ухода вперед без них. Но со временем становится проще. Я считаю, что, чем более любяще мы позволяем себе горевать, тем больше в нашей жизни чудес, красоты и радости. Есть нечто глубоко сакральное в горе, что приходит с этим выбором. Оно может открыть нам возможность глубоко соединиться со своей истинностью и воплотить её на глубочайшем уровне. Нужно обрести новый смысл этой потери и использовать его, чтобы усовершенствовать свою жизнь. Это ключ к долговременному исцелению.

Ваша целостность становится твердой опорой на всю оставшуюся жизнь.


“Вам не нужно становиться бедным, чтобы помочь бедным людям, или заболеть, чтобы больные исцелялись. Вы можете влиять только из позиции силы, ясности и центрированности.” Абрахам

Совершенно нормально уходить от токсичных людей, включая токсичных родственников.

Исцеление родовых травм может быть одиноким путем. Но в новом созданном вами пространстве появятся и душевные связи. Необходимость в привязанности – это самая сильная потребность нашей человеческой природы. Оказаться лицом к лицу с отвержением означает столкнуться со своей глубинной болью, человечностью, и заявить о ценности своей жизни. Наш самый сильный страх – остаться в одиночестве. Но одиночество, которого мы страшимся, уже присутствует в ранах нашего рода. Я здесь, чтобы сказать вам, что вы не одиноки, что со временем найдутся душевно близкие вам люди, способные увидеть и оценить вас настоящих.

Отстраненные дочери – духовные воины.

В мире, в котором от женщин ожидают молчаливости, заботы о потребностях других, в котором не признается темная сторона материнства, опыт отчужденности может стать инициацией перехода на новый уровень осознанности,  который мало кому доступен. Пространство очищается для того, чтобы вы могли засиять во всей полноте. Что вы будете делать со светом, сияющим в вас?

Отверженные дочери находят друг друга, создавая новую линию матерей; сочетание аутентичности, подлинности и истинности в каждой поддерживает повышающуюся осознанность во всех. Я наблюдала такое товарищество между женщинами, которые прошли по этому пути. Таких большей, чем многие могут себе представить. Вы не одни!

Вам нужно делать то, что правильно для вас. Доверьтесь себе!


Отстранение не обязательно означает, что вы не любите свою семью. Это не означает, что вы не благодарны за всё прекрасное, что они вам дали. Это просто означает, что вам необходимо пространство, чтоб жить свою собственную жизнь так, как вы хотите. Женщины, которые не видят другого выхода, кроме как отказаться от контакта со своими дисфункциональными матерями, создают разрыв, потому что это единственный способ сильного послания: “Мама, твоя жизнь – это твоя ответственность, а моя жизнь – моя. Я отказываюсь быть жертвой на алтаре твоей боли. Я отказываюсь погибать на твоей войне. Даже если ты не способна понять меня, я должна идти своим путем. Я должна выбрать жизнь.”

Исцеление травмы матери – это процесс инициации в вашу полноправную женственность.


Патриархальная культура способствует дисфункциональным взаимосвязям между матерями и дочерьми. В нашей культуре не существует ритуала для естественного взрослого отделения от матери и инициации в свою собственную жизнь. (Для мужчин такого ритуала тоже нет.) Исцеление материнской травмы – это процесс необходимой инициации, будь вы в контакте с матерью или нет. Я мечтаю о том, что когда-то материнская травма станет редкостью, большинство женщин очистятся от патриархальных посланий вроде «неполноценности», и как матери, так и дочери почувствуют возможность раскрыться и обрести всю полноту своей силы и потенциала, соединяясь в сердце, но оставаясь свободными и отдельными индивидуальностями. Индивидуальность дочери больше не будет казаться матери угрозой, потому что у нее будет достаточно любви и уважения к себе и к дочери.

Исцеляя материнскую травму, мы создаем новый мир для себя, для женщин будущего и для всей земли.



Сайт психолога -www.psyshans.ru





Отцовство и материнство с точки зрения гештальттерапии




Взрослые и дети

Отцовство и материнство в гештальт подходе.

Тему отношения детей и родителей в психологии начал психоанализ. В литературе это началось гораздо раньше — у Эсхила, Шекспира, Гюго, Достоевского-Толстого-Тургенева. Там все больше про отцовство было до 20 века, потом и про материнство стали писать и исследовать.

И вот, если верить психоанализу, то новые отношения детей и родителей начались с двух первых табу: с договоренности, что выросшие дети не будут убивать и съедать ослабевших родителей, будут всю жизнь воспринимать их как родителей.

А родители не будут соблазнять детей и заниматься с ними сексом, про убийство и съедение детей ничего не говорилось. И эти договоренности цивилизация старается сохранять: все убийства и инцесты держатся в тайне или облекаются в приличную форму. Но тем не менее сомнения в том, что эти договоренности будут выполняться заставляют тревожится и детей и родителей и с беспокойством друг к другу приглядываться: не съест ли? Не меня, так мое время? Мои силы? Мои деньги? Не использует ли? Не сексуально, так еще как-то.

В первой половине 20 века основной фигурой исследования родительствования была фигура отца, которая воплощала требования и ожидания социума в обмен на ресурсы выживания. После того как отец дискредитировал себя в мировых войнах, не сохранив свои семьи, основной фигурой для исследования родительствования стала мать, которая лучше могла обеспечить выживание ребенка. И во второй половине 20 века родительствование свелось к материнству, до невозможности идеализированному, но затем приближённому к реальности Винникотом благодаря понятию «достаточно хорошей матери».

Гештальт-терапия рассматривает отношения в перспективе контакта, творческого приспособления и (добавлю от себя) — со-настройки, со-гласования, со-творчества. То есть отцовство и материнство — это складывающиеся я-ты отношения между ребенком с его нуждами и возбуждениями и взрослым с его нуждами и тевозбуждениями. И эти я-ты отношения разворачиваются в определенном культурно-историческом поле и поддерживается биологическими программами.

Мы можем выразить эти отношения через некоторые «я-ты послания». На учебных семинарах по детской и семейной специализациях мы отобрали по 4 таких высказывания, которые описывают основную суть и основные различия отцовства и материнства. Вот эти фразы. Они содержат в себе обнаружение и признание другого, ожидания и собственную ответственность.

Мы выделили такие общие качества родительствования — ответственность за выживание и готовность делиться ресурсами (временем, силами и пр), что задается биологическими законами, и отношения взаимной принадлежности (ты — мой ребенок, я твой родитель, мы имеем права друг на друга), что задается в большей степени социально-культурным полем — на что именно мы можем претендовать и где проходит граница между семейным и личным.



Достаточно хорошая мать реализуется в таких «я-ты посланиях» , которые описывают, как ребенок присутствует в мире каждого родителя.


Хорошо, что ты у меня есть. ( я замечаю тебя, признаю, радуюсь тебе, улыбаюсь, твое присутствие важно для меня, ты вызываешь доброжелательное внимание)
Мне важно, чтобы у тебя все было хорошо (я внимательна к твоему состоянию, беру ответственность за твой комфорт)
Когда ты в чем-то нуждаешься, обратись ко мне и я постараюсь понять тебя и помочь ( я буду внимательна к твоим сигналам и желаниям, я буду доступна для твоих обращений ко мне).
Я буду рядом, даже если ты не чувствуешь меня ( я беру ответственность за свое присутствие в твоей жизни).

Достаточно хороший отец реализуется в таких «я-ты посланиях»:

Хорошо, что ты мой. (я признаю наше родство, готов делить ответственность за
Мне важно, чтобы ты вырос достойным компетентными человеком. (Мне важны твои достижения и компетенции, я беру на себя ответственность за твое будущее).
Если ты будешь делать что-то толковое, я буду поддерживать тебя.
( Я внимателен к твоим достижениям, я отвечаю за социальную оценку твоих усилий.
Иногда я буду рядом, а иногда я буду заниматься своими делами. (Я отвечаю не только за тебя, но и за другие события в мире. Ты — только часть этого мира).

Когда ребенок воспринимает, узнает эти послания, он переживает свою узнанность в своих состояниях данного момента и узнанность в своей интенции к контакту и к росту. Он получает опыт любви и уважения. В его ситуации развития достаточно ресурсов поддержки для риска и встречи с неопределенностью.
Хорошо, что ты есть — дает энергию и силу жить, ребенок узнает себя в своих возбуждениях и контактах, узнает другого в его любви.
Хорошо, что ты мой — дает чувство принадлежности и защищенности, ребенок узнает себя своей ценности.

Этот опыт — прививка от токсического стыда.

Эти послания вместе создают сбалансированную временную систему координат, того, что происходит в данный момент времени, и того, что будет происходить в будущем, задавая вектор роста для ребенка: ты — тот кто ты есть и ты — тот, кем ты будешь.
Так же это задает «пространственное равновесие: ты — сам и ты — в отношениях с другими. Эти «послания» адресованы ребенку и проявляются в непосредственным поведении родителей при взаимодействии с ребенком, в способе присутствия в отношениях, в организации его жизненного пространства. Ребенок может воспринять и интегрировать обе позиции (я есть и я связан с другими, я важен для мира сам по себе и я должен делать что-то нужное) без внутренних противоречий, если родители уважают и принимают различия в своих отношениях и ответственностях.

Разные аспекты отцовства или материнства могут быть не проявлены или не восприняты в контакте и не доступны для переживания и ассимиляции ребенком.

Когда мы делаем эти упражнения на занятиях, люди всегда оказываются сильно затронуты ими, но по-разному. Встреча с материнской позицией вызывает у людей много волнения и тепла, а так же разных эмоций от нежности и радости до обид и грусти.
Отцовская же позиция вызывает много раздражения, возмущения, злости и стыда. Похоже, что отцовская позиция имеет сильную негативную окраску и отвергается семьями, а у материнской — много власти. Многие «узнают» эти послания, хотя никогда не слышали их в словах своих родителей и сами не проговаривали их буквально. Такое упражнение позволяет сделать присутствие и отсутствие более осознанным.

Автор: Наталья Кедрова

Семейный психолог Ирина Ситникова


 
Мы любим тех, кто нас не любит, 
Мы губим тех, кто в нас влюблен, 
Мы ненавидим, но целуем, 
Мы не стремимся, но живем. 
Мы позволяем, не желая, 
Мы проклинаем, но берем, 
Мы говорим... но забываем, 
О том, что любим, вечно лжем. 
Мы безразлично созерцаем, 
На искры глаз не отвечаем, 
Мы грубо чувствами играем, 
И не жалеем ни о чем. 
Мечтаем быть с любимым рядом, 
Но забываем лишь о том, 
Что любим тех, кто нас не любит, 
Но губим тех, кто в нас влюблен.

www.psyshans.ru